Все новости

    "Если вас убьют, мы обязательно приедем". Домашнее насилие - российская действительность

    Нашумевшая история сестер Хачатурян стала неким стартом для блогеров — запустить в интернете флешмоб в поддержку кампании по принятию федерального закона о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него.

    У правозащитников и активистов была надежда, что этот закон будут рассматривать на осенней сессии в государственной думе, но, как пишет блогер Александра Митрошина, «что-то идет не так, и по словам депутата Оксаны Пушкиной, рассмотрения опять пытаются избежать».

    Напомним, что на сегодняшний день в России закон против домашнего насилия не рассматривался.

    Долгое время домашнее насилие, избиение и унижения со стороны родственников, супругов, партнеров оставались невидимой проблемой. А в январе 2017 года произошел скандал — вступил в силу закон о декриминализации побоев, (шлепки, затрещины и другие мелкие побои в ходе семейных конфликтов будут считаться административным правонарушением, а не преступлением, в случае если соответствующее обращение поступит в полицию от пострадавшего).

    Следом, за принятием закона общество потрясли истории:

    • Сестер Хачатурян. Обвиняются в убийстве своего отца из-за продолжительного домашнего насилия и принуждения к сексуальным действиям;
    • Маргариты Грачевой. Муж отрубил ей кисти рук и воткнул топор в бедро;
    • Яны Савчук. Нашумевшая история из города Орел. Сотрудница полиции сказала Яне фразу: «если вас убьют, мы обязательно приедем, труп опишем. Не переживайте», через полчаса бывший сожитель убил Савчук;
    • Дарьи Рубцовой.От постоянных побоев девушка стала инвалидом. 6 июля 2019 года Дарья скончалась;
    • Елены Вербы.На почве ревности муж нанес Елене 48 ножевых ранений. Мама убитой заявляет: дочь сообщала в полицию об угрозах и нападении, но делу не дали ход;
    • Марем Алиевой. Муж вернул жену домой в Ингушетию из Беларуси, куда она успела добраться, спасаясь от побоев. Спустя два месяца после очередной ссоры она вновь исчезла, и до сих пор о ней нет никаких известий. Было возбуждено дело об убийстве, так как во дворе дома нашли сожженные волосы и белье, но подозреваемых в убийстве до сих пор «не нашли»;
    • Валерии Володиной. Была избита мужем так, что попала в больницу.

    Это всего лишь несколько имен, чьи истории появились в СМИ. Но до сих пор тысячи женщин, детей, пожилых людей и даже мужчин подвергаются домашнему насилию каждый день. Только по данным Росстата от домашнего насилия пострадала каждая пятая женщина в нашей стране.

    Как правило, заявления в полицию ни к чему не приводят и жертвам приходиться прибегать к самообороне, которая часто заканчивается летальным исходом для агрессора.

    Правозащитница Алена Попова опубликовала петицию за принятие закона против домашнего насилия, на сегодняшний день её подписали уже более 785 тысяч человек.

    Осенняя сессия в государственной думе уже идет полным ходом, но станут ли рассматривать закон в этом году- неизвестно.

    Судя по комментариям на страницах в социальных сетях у правозащитников, за рассмотрение закона выступают не все. Огромное количество людей не понимают, как можно стать жертвой домашнего насилия. Есть те, кто считает, что закон -«это борьба с исконно русскими традициями» и отъем законного права наказывать детей физически.

    Много тех, кто обвиняет жертв: «куда ваши глаза смотрели, зачем надо было за такого замуж выходить»", якобы агрессора легко можно распознать.

    «Насилие в насильнике. И поэтому, если насильник решил это насилие проявить, то заранее проидентифицировать это невозможно. Тех, кого „сразу видно“ женщины опасаются. А вот самых опасных не разглядишь. Муж Риты Грачевой, которого все соседи называли прекрасным парнем. Он и бабушкам сумки носил, и людям помогал, и цветы дарил, а потом жене руки отрубил. Или отец Хачатурян, которого все называют прекрасным, верующим человеком, который ходил везде крестился, а потом „вылезло“ в анамнезе несколько лет насилия над собственными дочерями»,

    — объясняет создатель петиции Алена Попова, которая также рассказывает, что в случае рассмотрения закон могут «урезать» — убрать сексуальное насилие, якобы не может быть такого между мужем и женой. Психологическое и экономическое насилие также могут исключить, и оставить только побои.

    Домашнее насилие — это невероятная жестокость и психологическое давление со стороны любимого человека. Каждая вторая женщина в попытках уйти от такого мужчины, но к сожалению, есть огромное количество обстоятельств, по причине которых сделать это не так просто.

    На момент встречи с агрессором, мне было 22 года. Первый год совместной жизни был безоблачным и не предвещал беды. Невероятное количество совместных снимков, которые тут же опубликовывались в социальных сетях, цветы и бесконечные признания. В какой-то момент все пропало. Именно тогда, мне «посчастливилось узнать» все «прелести» домашнего насилия на почве, конечно же, ревности.

    Отелло (назовем его так, другое имя ему не подходит в принципе) пытал меня каждый день. Доходило до абсурда: если я шла в магазин за хлебом и перед этим причесывалась, то я автоматом шла не за хлебом, а к любовнику. Сначала все было на словах, угрозы «сломать шею и вывернуть руки» — одни из самых мягких.

    Идти мне было некуда, квартира была его, а мой родной дом находился за пару тысяч километров. Все попытки устроится на работу и оплачивать жилье самостоятельно — проваливались.

    Это сейчас, спустя почти 10 лет вышеназванные «отговорки» кажется надуманным бредом, а когда тебе чуть больше 20 — все видеться в серо-бурых красках.

    Перед Новым годом удалось подработать на упаковке подарков. Как правило, особый наплыв клиентов за 4 дня до нового года. И вот, последний день 31 декабря, запоздавшие родители несутся с огромными коробками, все это необходимо быстро запаковать в красивую бумагу с елками. В это время мне приходит сообщение, что я очень нехорошая, работаю неизвестно где, пока Отелло пытается украсить елку и накрыть хоть какой-нибудь стол к празднику.

    Попытки объяснить, что наше финансовое положение оставляет желать лучшего — провалились. Буквально через несколько минут приходит сообщение с фотографией моего ноутбука, и подпись, что если я не появлюсь дома в течение часа технику разобьют. По истечению 60 минут это и произошло, что подтвердилось еще одной фотографией уже с осколками дорогой техники. Экономическое насилие, которое хотят убрать из закона.

    Дальше хуже: все попытки уйти от Отелло сопровождались угрозами выложить в сеть фотографии и видеозаписи. Швыряние кружек с кипятком в стену рядом со мной и, конечно же, угрозами убить, задушить, зарезать и далее по полету фантазии Отелло.

    Психологическое насилие, которое также планируется из закона вычеркнуть.

    Все, что останется в законе, если его станут рассматривать — это побои. Как человек, который это пережил скажу, что это так же страшно, как психологического или экономического насилия. От этих двух видов «пыток» человек не в состоянии спокойно спать, есть и даже говорить. Если агрессор знает все ваши слабые места, (а он знает, ведь он с вами живет бок о бок и уже успел изучить вас до кончиков еще не выдранных волос) — он будет по ним бить. Бить больно, не оставляя синяков. Бить, пока у вас не станут седеть волосы, не начнет дергаться глаз и пальцы рук. Пока вы не начнете захлебываться в слезах отчаяния. А дальше уже пойдут побои, ведь вас загнали в угол. В угол, в котором будут пинать до потери сознания.

    Так и произошло. В тот день я возвращалась от стоматолога. Зайдя в дом, увидела ужасную картину: все мои вещи раскиданы, косметика на полу, а Отелло на кухне со сжатыми кулаками. Не думаю, что стоит описывать его дальнейшие действия по отношению ко мне. Эта история не для слабонервных, да и вспоминать её нет особого желания.

    Сексуальное насилие планируют «вырезать» из закона, ведь его не может быть между мужем и женой.

    Не помню, как мне удалось выскочить из квартиры, собирая головой все косяки и стены, но все-таки я оказалась во дворе. Без телефона, без денег, но с разбитой головой. В полиции мое заявление приняли, но воз и ныне там, ведь мама у Отелло- юрист высшей квалификации.

    Побои — единственное, что могут оставить в законе против домашнего насилия. Если, конечно, первые удары ногами не приведут к летальному исходу.

    От агрессора сбежать удалось — улетев обратно на Сахалин. Но сколько женщин в нашей необъятной стране, которым некуда бежать? Которые каждый день терпят унижения и побои? Побои, которые еще нужно доказать, одновременно выслушивая от сотрудников полиции: «Если вас убьют, мы обязательно приедем, труп опишем. Не переживайте».


    *мнение автора субъективно и может не совпадать с мнением редакции

    Автор: Анна Баенкевич

    ИА «Citysakh.ru»

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

    Просмотров: 6642

    Если материал вам понравился,
    расскажите о нем друзьям. Спасибо!

    Читайте также

    Недвижимость

    Авто