Все новости

    Над кукушкиным гнездом или три часа шоковой терапии

    Вы когда-нибудь бывали в доме для душевно больных? Если да, то вы никогда больше не станете называть это место дурдомом, ведь проблемы ментального характера, увы, в наше время, лишь набирают обороты.

    Попытку воссоздать дом для душевно больных предпринял Чехов-центр на этих выходных премьерой спектакля «Над кукушкиным гнездом» по роману Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки» в постановке Александра Баранникова.

    На сцене перед нами палата с прозрачными стенами, а над ней — кабинет, так похожий на пульт управления межгалактическим кораблем — всё подчиненно неусыпному контролю мастера манипуляций — старшей медсестры Милдред Рэтчет. Тут абсолютно всё в её власти. Особенно — судьбы её подопечных.

    Из мебели — лишь каталки-столы и стулья, так похожие на те, что стоят за школьными партами и лишний раз напоминают нам об ограничениях и правилах, царящих в этих стенах. Никакой свободы, только повиновение — вот о чем нам сообщают с самых первых минут спектакля.

    Больше всего в это спектакле поражает пластическая выразительность в работе артистов, за что хочется сказать большое спасибо хореографу труппы Маргарите Красных. Разрозненный рой пациентов движется по палате в броуновском движении. И каждый настолько погружен в себя, что кажется, что тут лишь его физическое тело. Движения каждого пациента индивидуальны и по ним можно судить о характере каждого.

    Особенно ярок и пластичен Мартини. Образ героя в исполнении Романа Мамонтова кажется одним из наиболее завершенных и цельных. Его движения прекрасно отражают нестабильность и подвижность психики. Работа артиста с голосом завершила самобытный образ его персонажа.

    До маниакальности позитивный и оптимистичный, легкий на подъем и даже взрывной — таким показал нам Чесвика Леонид Всеволодский. А вот Хардинг, в исполнении Игоря Мишина, напротив, очень стабильный и, на первый взгляд, не ясно, что он делает в стенах этого заведения.

    Интересным решением режиссера было выбрать одну артистку на роль сестры Рэтчет, матери Билли Биббита и жены Хардинга — реальности не существует, существует только больница — как будто кричит нам это решение. Наталья Красилова, в очередной раз отлично справилась с образом сильной и властной женщины. Правда, сложилось ощущение, что роль для неё немного узковата и тесновата, роста в этом образе не так и много. Для чего режиссер решил её образ со срывом на истерию мне, правда, не совсем понятно, ведь сила и истерика не обязательно идут рука об руку.

    Зато, если уж говорить о ролях на вырост — так это о Макмерфи. Нисколько не принижаю талант Виктора Крахмалева, он отлично справился с ролью, но на мой взгляд, там есть куда добавить глубины и колорита. Но на этапе премьеры это вопрос не к Виктору. Тут вопрос к режиссеру и его работе с артистами.

    Режиссерской глубины и проработки мне в этом спектакле увы не хватило, но я буду надеяться, что отправившись в свободное плавание, спектакль со временем наберет нужную глубину.

    Особенно расстроила финальная сцена Бромдена и Макмерфи. Ведь это самый драматичный момент всего спектакля. И ход с простыней интересный. Но получилась эта сцена насколько проходящей, что меня она совершенно не тронула. Немного странно, что кульминации и развязке не уделили должного внимания.

    В попытке погрузить зрителя в мир душевнобольных за счет звуковых и световых эффектов, растерялась глубина и проработанность образов персонажей. Зато ощущение общей психопатии и истерии от происходящего передать удалось. Вопрос в том, для чего? Ментальность ведь столь тонкая материя и такого грубого подхода не выносит. Для меня глубина и тонкость всегда ценней показушной мишуры.


    ИА «Citysakh.ru»

    Автор: Ася Подгурская

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

    Просмотров: 5128

    Если материал вам понравился,
    расскажите о нем друзьям. Спасибо!

    Комментарии для сайта Cackle

    Читайте также

    Недвижимость

    Авто