Все новости

    Врач скорой помощи о медицине: Рак будут лечить, когда все симптомы «на лицо»

    Совсем недавно мне посчастливилось посмотреть фильм «Аритмия», рассказывающий о нелегкой жизни Олега, работника скорой помощи. Фильм о врачах, о начальстве и о том, как делая мир лучше не забыть про себя и свою семью. Спустя несколько дней напротив меня сидел почти такой же Олег, только не герой из фильма, а реальный врач скорой помощи.

    Медицина- то место, где жизнь проходит не зря

    Почему я пошел на медицинский? Да просто потому, что с учетом всеобщей деградации у нас в стране особо не найти себе место, где ты бы мог приносить пользу. Кричать «свободная касса» или что-то впаривать — у меня желания никогда не было. Медицина — одно из немногих мест, где можно хоть как-то свою жизнь потратить не зря.

    Но, все-таки не стоит забывать о том, что и кушать хочется и крышу над головой, поэтому мониторить место, где можно более-менее устроиться и на Дальнем Востоке я начал курсе на втором.

    Только Сахалин давал адекватные подъемные и возможность получить служебное жилье. В Приморской крае, Амурской области, к сожалению, такого нет. Что они максимум предлагают так это поехать на ФАП (фельдшерско-акушерский пункт) с подъемными в 30 тысяч рублей и зарплатой в 15 тысяч. А жить дадут в какой-нибудь халупе, откуда все уже давно уехали. И будешь жить там, где в деревне две бабки на три дома. Сахалин в этом плане вырвался вперед, подъемные 400 тысяч, служебное жилье неместным, но опять-таки, как повезет, т. е. в принципе эту лавочку уже прикрывают. Все просто — много специалистов на Сахалин приехали, получили служебное жилье и благополучно свалили.

    Один там, где должно быть двое

    На выезде, по-хорошему, должно работать 2 человека, чтобы успеть записать все, собрать анамнез и организовать транспортировку пациента до больницы. Но с учетом загруженности больниц и нехваткой кадров (в бригаде часто работает только один фельдшер), получается, что 1 человек должен узнать, что с пациентом, чем он болеет, на что есть аллергия и, при этом решить, куда его отвезти, организовать транспортную эвакуацию. В общем, не знаешь, за что хвататься.

    Когда работаешь вдвоем, то ты можешь и отработать вызов качественно, не накосячить с диагнозом, с лечением и тем самым увеличить шансы на то, что пациент выздоровеет как можно быстрее. Но тут получается, к сожалению, что на населении экономят.

    Довезти то можно практически любого человека до лечебного заведения, а то, что с ним дальше будет — это уже открытый вопрос. Напомню, что работаешь один, ты можешь недостаточную помощь оказать, можешь не сориентироваться, что-то не досмотреть, привезти не в ту больницу, там будут на тебя кричать матом. В итоге ты мотаешься, и пациент мотается. Мы то свое время отрабатываем, мы живы здоровы, пока что, а для пациента это вызывает определенные проблемы. Людей в теории набрать можно, но большой процент ставок закрывается, кто на больничном, кто на декрете, кто в отпуске… штат в принципе большой, но в итоге никого нет.

    Какая-то Люба, новый айфон и 30 минут на вызов

    Теория со временем забывается, плюс — часто выходят нововведения и нужно обучаться новым манипуляциям, узнавать о здравоохранении, чтобы пациенту что-то подсказать, как ему быть, даже если это не твоя работа.

    На курсы повышения квалификации отправляют, но «тихой сапой» переходят на дистанционное обучение, где нужно какие-то баллы получать, а никто ничего не знает, как это делается.

    Проще говоря — нововведения делают, оптимизируют, но в принципе, а что хорошего? Какая польза?

    Раньше раз в 5 лет нужно было идти на переобучение, но сейчас это проходит исключительно для галочки. Тебе повторяют то, что давным-давно не актуально.

    Наши стандарты оказания медицинской помощи тоже отдельный случай, весьма тяжелый. Некоторые из них уже обновили, но в большинство давно устарело.

    Люди, которые создавали эти стандарты, скорее всего получили техническое задание какой-нибудь «Любе», которую позвали «по блату» и про медицину она знает только то, что Айболит — это хороший доктор, он всех лечит. И вот, эта «Люба», взяла откуда-то информацию, накидала туда, налепила, закрепила, кто-нибудь тоже добавил, проверили и всё. Сделали! Взять еще приступ бронхиальной астмы и астматический статус. Астматический статус более тяжелое состояние, по сравнению с бронхиальной астмой, но при бронхиальной астме у нас ЭКГ есть, а при астматическом статусе у нас ЭКГ нет. Почему? Потому что «Люба» заполняла. «Любе» вообще по барабану, ей хочется домой, хочется лечь и покопаться в новом айфоне.

    Нужно было что-то создать — создали. Мы задаем вопросы начальству, мол, смотрите, что у нас творится, а в ответ слышишь то, что ты малолетний дурак, ничего не понимаешь, и, вообще, рот не открывай. Там сидят умные люди, они все знают. А ты работай по этим вот стандартам. И это не только в скорой помощи, такая стандартизация везде.

    Для молодежи это может быть не так критично, а возьмите какую-нибудь старушку, которой на вызове приходится полчаса объяснять, что такое аллергия. А время вызова идет, и ты уже должен быть в другом месте, а как ты будешь в другом месте, когда ты тут?

    На место профессионалов приходят жертвы ЕГЭ

    Квалификация кадров оставляет желать лучшего, не то, чтобы дураки, но опять-таки, в колледже особо студентами не занимаются. Те кадры, которые были еще в СССР, действительно образованные, действительно профессионалы, они естественным путем уходят, а на их место приходят жертвы ЕГЭ.

    И преподаватель уже не заинтересован, чтобы выпустить грамотных специалистов, потому что ему главное часы свои отработать. И он также загружен, как и мы, он также не может работать на то, чтобы повысить свою квалификацию, обучиться чему-то новому. Получается так, что одно за другое цепляется и в сумме выходит, что ничего не выходит.

    Чувство выполненного долга или медвежья услуга

    В больницу обратиться с какой-то хворью, чтобы тебе быстро помогли — не всегда эффективно. Не каждый может пройти все эти круги ада: простоять в регистратуре, дождаться одного специалиста, второго, потом услышать, что талончика нет и помощь тебе оказать не могут. Выходит, что выгодно — это вызвать скорую, они подскажут, что, куда и как дальше быть.

    И за счет того, что скорая помощь это все-таки оказание помощи быстрое, хоть и не всегда качественное, и не всегда полноценно грамотное, но люди пользуется скорой. Часто вызывают по таким проблемам, как спина болит уже 2 недели, или у нас тонометр показывает вот, а мы ему не верим, проверьте пожалуйста.

    И не всегда это бабушки, молодые люди тоже вызывают и часто даже вызывают не сами себе. Напьется такое чадо, у него вдруг проснутся родительские чувства, он вдруг вспомнит, что где-то там лежит его отец, который уже не ходит и нужно оказать ему помощь. Часто вызывают, что лежит мужчина или тетя перебрала, лежит и спит себе под кустиком. Но обязательно нужно скорую вызвать, при этом, я не спорю, может любому человеку плохо стать, но ты сначала подойти, спроси, нужна ли ему вообще помощь. Разбуди, уточни, как самочувствие, надо не надо, сразу большое количество вопросов отпадет.

    Потому что, когда тебе поступает уже 4−5 вызов, а ты находишься в другом конце города, приезжаешь, а тут лежит мужик, рядом мальчик, в закатанных штанишках, с чувством выполненного долга. Он же скорую вызвал и сделал хорошее дело. Ты при нем уже подходишь к «больному» гражданину, спрашиваешь, как себя чувствуете, Вам медицинская помощь нужна или нет. И вот ты при вызывающем так побеседуешь, и он думает, что так в принципе и работает скорая помощь, приехали, задали пару вопросов и уехали. А у нас, между прочим, это рабочее время, и ГСМ, и страховая, за этот вызов не заплатит ни копейки, так как у нас же все держится на деньгах, это будет считаться как вызов, но за этот вызов денег не заплатят.

    Рак будут лечить, когда все симптомы «на лицо»

    Большой момент — это онкобольные. У нас их очень много и ими занимаются крайне неохотно.

    Опять-таки, про то, чтобы на ранних этапах диагностировать такие заболевания -речи даже не может быть. На первых этапах заболевания ты еще можешь сам ничего не чувствовать, или у тебя будут слабо выраженные симптомы, ну где-то там побаливает, где-то давит, где-то подкашливает. И, соответственно, ты придешь в поликлинику, скажешь, что голова болит или кружится, тобой же особо заниматься никто не будет! Положа руку на сердце, тобой займутся тогда, когда уже вот- на лицо все симптомы.

    Таким больными, скорую часто вызывают для обезболивания, а выписать наркотический аналгетик — это большая проблема. Нужно пройти курс обследования, чтобы заполучить злосчастный тамадол, тантанил и тому подобное.

    Паллиативное лечение — это способ облегчить страдание тяжело больных, онкобольных в частности. Есть паллиативное отделение, где пациента диагностируют, подбирают обезболивающее и облегчают его страдание уже на терминальных стадиях. И мест в этом отделении примерно коек 12 на область. Кто не попал — встает в очередь в паллиатив, а когда они в очереди, кто ими будет заниматься? Никто, родственники и скорая помощь.

    А в то же время у нас в городе не откроют новое паллиативное отделение, а построят торговый центр

    Платная медицина за большие деньги

    Если посмотреть на то, что было раньше в нашей стране, при злых комуняках, которые кушали детей, и то, что у нас стало сейчас. Вот знаете, все, что осталось с советских времен — бесплатная медицина.

    Многие хотят платную, но откуда вы деньги возьмете? На платную медицину?

    И может быть надо задуматься, что система устройства общества, которая была раньше, она была более справедливой? И не было таких больших проблем, которые есть сейчас. Да, у нас есть новый айфон, но при этом в Ногликах человек будет задыхаться и плеваться своими легкими. Да, у нас аквапарк построили (который все никак открыть не могут), но в то же время 12 коек в паллиативе.

    Да, у нас у каждого есть по ЛендКрузеру, но в случае, если ты заболеешь и не сможешь работать, то ты никому не нужен. И в этом большая проблема.

    Знаете, я в бога не верю и поэтому мой труп сожрут черви, и в рай я не попаду, поэтому мне хочется, чтобы результаты моего труда имели место быть в нашем мире.

    Это своеобразный извращенный здравый смысл и в принципе хотелось, чтобы у каждого в своей работе было понимание, что ты делаешь что-то важное и это останется еще после тебя.

    Даже если про это никто не будет вспоминать, результаты останутся. Останется вот этот ребенок, после отслойки плаценты, останется этот мужчина с оторванной ногой, после ДТП, но живой, останется женщина с отеком легких, которой оказывали помощь с инфарктом, и восстановится человек с инсультом, которого ты грамотно доставил туда, куда нужно, как можно быстрее оказал помощь. И ребенок, у которого болел животик, ты определил, что это аппендицит. Он вырастет и может быть станет хорошим человеком, это в наше время большая редкость.


    Интервью записал корреспондент ИА «Citysakh.ru»

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

    Просмотров: 60370

    Если материал вам понравился,
    расскажите о нем друзьям. Спасибо!

    Комментарии для сайта Cackle

    Читайте также

    Недвижимость

    Авто