Все новости

    "Москва крышует стукачей". Откровения бывшего инспектора ДПС

    Происшествие в Синегорске, участниками которого стали сотрудники ГИБДД и жители села, привели корреспондента Citysakh.ru к бывшему инспектору ДПС. Полицейский в двухчасовой беседе с журналистом, рассказал о том, почему система рушится, как было во времена милиции и что изменилось с приходом нового начальства из Ставрополя. Анонимный рассказ бывшего инспектора о «закулисной» жизни сахалинских полицейских записал корреспондент Citysakh.ru.

    «Я пришел работать в полицию в 1993 году, сразу после армии. Не ради льгот, пенсии и чего-то еще, мне просто хотелось справедливости. Может в силу юности, я не знаю, но мне тогда казалось, что справедливость должна начинаться именно с милиции. В то время у моего отца был друг на высокой должности, но я добивался всего сам, без поблажек, отец дал мне ясно понять, что я всего должен добиться сам, и это правильно.

    В то время с нас не требовали выявлений, как сейчас: „Пьяных ловите, встречку, тонировку“. Тогда наше присутствие на дороге было таким, каким оно должно быть, то есть мы создавали безопасность движения без указок сверху. Никто никуда не прятался, и цель „забить статистику“, не ставили. Да и в городе тогда тихо было, после 10 вечера на улицах никого, ездили пожарные, скорая, милиция, ну, и редкий камикадзе-таксист.

    Мы все делали сами, машины чинили, чтобы пешком не ходить. Это сейчас, чтобы на работу поехать ничего делать не надо, а тогда я у отца половину гаража вынес, чтобы жигули поехали. УАЗик делал ночью. Весь в воде, зима, холод дикий, но сделал.

    Да что машины, мы сами даже трупы вывозили. Помню, как в первый рабочий день нам по рации сообщили, что на объездной в Дальнее произошло ДТП. Столкнулся ЗИЛ-133 и УАЗик „головастик“. Мужчина в „головастике“ просто, как мешок с костями, ужас, но пришлось грузить.

    Это сейчас есть перчатки специальные, оборудование, а у нас тогда в машине лежали сварочные руковички и все. Загрузили отвезли труп в морг, сами занесли, сами уложили. Это было до обеда, а после обеда нашли пропавшего таксиста в Долинске, на речке. Мы приехали, вся машина таксиста в мазуте (пытались поджечь) и полуобожжённый труп. Так что — первый мой день в милиции был такой, с „почином“.

    Коллектив был дружный. Если другой экипаж просил помощи (говорил кодовое слово и адрес, — ред), то все летели помогать. Это твоя задача — помочь коллеге. А сейчас происходит „что-то с чем-то“, но не в самих ребятах дело, вы же понимаете, что рыба с головы гниет.

    Вспомните 90-е, кому вы звонили с криком о помощи? На 02, а сейчас жизнь стала лучше, везде знакомые, в каждой структуре, мол я вот сейчас Василию Петровичу позвоню и вас всех тут сделают.

    У меня был случай, поймал нарушителя на трассе, а он выпендривается „да вы, да вот я“. Потом прошло два месяца и у него угнали машину. Он воду набирал на Больничной, в его тачку прыгнули и уехали, кому он позвонил в первую очередь? Знакомым свои? Нет, в милицию. В итоге мы машину его нашли почти сразу, а когда он меня увидел, то первое, что сказал — что забирает свои слова обратно»

    Приход ставропольцев

    В году, кажется, 2006 освободилась должность начальника ГАИ. Он куда-то переводился и место начальника занял Ершов, со Ставрополья, что в принципе, ни для кого не секрет. И он начал подтягивать всю свою команду ставропольцев, которая росла как снежный ком.

    Доходило до того, что мы выходим на работу, а машины нет. Оказывается, что вновь пришедшие с утра уже стоят на трассе «по сплошняку работают», говоря простым языком «дань собирают».

    Заставляли экипажи сдавать по 500 рублей, на тот случай если… не буду говорить какой, но это было.

    Сейчас начальство обязывают, чтобы у каждого инспектора за день было 10−15 нарушений, но такого в законодательстве просто нет!

    Был случай, по нашему экипажу проводилась негласная проверка. И вот, на улице зима, мороз дикий, напарник в машине сидит — составляет административный материал, а я на дороге — нарушения фиксирую. Так потом мне задали вопрос, почему у меня нет записанных выявлений за день. Тогда я написал объяснение, что руководство заставляет фиксировать по 15 нарушений с инспектора. Меня вызвали и спросили, зачем я так написал, но это прессинг со стороны начальства, подстава. Я сказал, что все буду обжаловать, они и «сдулись».

    Случай был, в районе Дачного работал экипаж, поймали нарушителя, у которого были знакомые среди сотрудников ГИБДД. Начались звонки, но по телефону договориться не удалось и эти «знакомые» приехали на место, где и произошел конфликт между инспекторами и «знакомыми из ГИБДД», причем не словесный, а с применением физической силы. Позже, пострадавшие инспектора написали рапорта, но так как среди «приезжих знакомых» были ставрапольцы — дело замяли без какой-либо огласки.

    Всё остается «за забором»

    Все «душится на месте» и случай в Синегорске совсем не удивителен, что ничего «дальше забора» не пошло.

    Почему про Синегорск молчат? Про случай в Дачном, как свои своих же отпинали? Потому что все «душится» на территории, не дают выхода информации за забор, чтобы скандала не было, выговоров, чтобы погоны не полетели.

    Был случай, как кому-то из ППС на рынке нерусские «лещей» дали. Не прошло и часа — вся база стояла в горотделе. «Подняли на уши» весь горотдел и весь ОМОН. Всех быстро упаковали, и, в итоге, обидчика сдали. Сейчас такого не будет, нет коллектива, каждый сам за себя, за свое кресло.

    Кроме того, что все остается «за забором» есть еще информация, что у ставропольцев есть свои приближенные — их называют «стукачи», эти ребята выполняют особые поручения. Система у начальства проста: кнут и пряник, сначала их (стукачей) «нагибают», а после дают возможность исправиться, и вот начальство выходит благородными.

    Почему не идут работать в ГИБДД

    Раньше система была отлажена, у каждого была своя машина, ключ от которой сдавался командиру роты. Потом пришли «эти» и началась «чехорда». И ходят инспектора, с этими сумками, в которых пачки протоколов, как почтальоны.

    Прошел слух, что сейчас в ГИБДД некомплект человек в двадцать, туда никто не пойдет, нет коллектива, люди не могут общаться, слово лишне сказать. Ты не можешь быть уверен «стуканут» на тебя начальству или нет. Все «пряники» получают только приближенные к ставропольцам, у них нет выговоров, «плюс» чуть ли не каждый год дают новое звание.

    Ни для кого не секрет, что родственник одного из вышестоящих, который служит около 4 лет, уже стал капитаном, он, конечно, парень не плохой, но у нас ребята в одном и том же звании по 15 лет ходят, им звезд на погоны не добавляют, видимо кончились все звезды на родственниках и стукачах.

    Плюс тонна макулатуры, раньше все спокойно оформляли и все было законно, а сейчас сотрудник напутает, запятую не там поставит в этой кипе бумаг, и нарушитель может уйти от ответственности.

    Во времена милиции инспекторы ГАИ считались лицом службы! В 1994 году был создан спецвзвод, для оказание практической помощи районам в обеспечении безопасности дорожного движения и профилактика правонарушений. Спецвзвод выезжал в отдаленные села и города на несколько дней, а то и недель.

    Случай в Ногликах был между спортсменами и бандитами, тогда спецвзвод вместе с ОМОНом «дернули». А сейчас спецвзвод превратили в обычный взвод батальона в городе.

    Раньше было на Охотской трассе один экипаж, на Корсаковской минимум два, на Анивской минимум два, Долинская - два экипажа. Мы перемещались, не было одной точки. Сейчас же все довели до того, что едешь по трассе и ни одного экипажа.

    «Не нарушай и не давай»

    ГАИшники взяточники — это моя больная тема. Мое мнение такое: первое — не нарушай, второй — не давай. Бывает садится такой «фраерок» в машину к своей девушке и начинает «я ему пятихатку дал, и он меня отпустил». Хотя до этого, чуть ли не умолял «понять и простить».

    Почему говорят, что только инспектора берут? Я в садик ребенка устраивал 17 лет назад, так там у меня попросили 15 тысяч на пылесосы. Причем настаивали, чтобы деньгами. Почему про магазины не говорят? Что там везде обсчитывают и обвешивают. Для народа -это нормально, а вот инспектора все плохие, все взяточники. Но никто не знает, сколько инспекторов на службе погибло, а их семьи остались без помощи.

    Москва «крышует» — инспектор «лютует»

    Есть парочка историй с начальником одного из подразделений ДПС. Когда он еще не занимал высокий пост, а был простым инспектором. Его поймали в Ново-Александровке, он сопровождал фуру с браконьерской икрой, причем сопровождал на служебном автомобиле. Тогда писали в федеральных СМИ, что ему светит срок 4 года, (По статье 285 Уголовного кодекса РФ «Злоупотребление должностными полномочиями» максимальная санкция составляет до четырех лет лишения свободы) но, как оказалось, «светило» ему кресло начальника.


    Прошлой или позапрошлой зимой инспектора остановили начальника в алкогольном опьянении, тоже как-то дело замяли. Знаю, что по служебной карточке заправлял личный автомобиль. Почему не могут привлечь тоже не понимаю, это же элементарно. Время заправки есть, автомобиля в книге выезда нет. Берешь эту карточку, берешь у Роснефти видеосъемку, на каждой заправке стоят камеры — это знают все, но дальше забора не уходит.

    Как стало известно журналисту Citysakh.ru из других СМИ один из начальников заставил своего подчиненного сдать кровь для медэкспертизы вместо нетрезвого автоинспектора, попавшего в ДТП. Об этом сообщалось на сайте регионального СУ СКР.

    По слухам их, ставропольцев-начальников, прикрывает Москва, может быть поэтому все проходит тихо, без огласки, а эти товарищи только вверх по карьерной лестнице и движутся семимильными шагами.

    Справедливости ради, конечно, стоит сказать, что среди ставропольцев есть хорошие парни, которые работают и простыми инспекторами, и занимают руководящие должности, как в ГИБДД так и в других отделениях. Их огромный «плюс» в том, что они друг за друга горой, этому стоит поучиться.

    Опустили систему ниже плинтуса

    Систему ГИБДД опустили ниже плинтуса, и начал ее опускать, на мой взгляд, Нургалиев — Министр МВД. Когда он сказал: «Если вы считаете, что сотрудник полиции не прав — дайте ему сдачи». Никто не имеет права вмешиваться в действия сотрудника, кроме непосредственного руководства. Он (руководитель) должен, в первую очередь, обезопасить своего сотрудника. Оказать юридическую, физическую помощь.

    Лично мое мнение, что следственном комитете, что в прокуратуре должны работать люди, которые не менее 5 лет оттоптали землю, прочувствовали всё на своей шкуре. Не в кабинете, в туфельках и с золотыми часами, а вот именно должны прочувствовать землю. Неважно что это будет — ППС, охрана вневедомственная, участковый, опер. И только потом, можно давать оценку действий сотрудника полиции.

    *Мнение интервьюируемого субъективно и может не совпадать с мнением редакции

    ИА «Citysakh.ru»

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

    Просмотров: 165894

    Если материал вам понравился,
    расскажите о нем друзьям. Спасибо!

    Читайте также

    Недвижимость

    Авто