Все новости

    "Я хочу быть обычным ребенком". К чему приводит школьная травля

    За небольшую журналистскую практику порядком устаешь от историй с печальным концом. Особенно, если эти истории связаны с детьми. Каждый день в социальных сетях наблюдаешь новости: у ребенка обнаружили страшный диагноз, на операцию требуется неподъемная для родителей сумма. Детей увозят в Корею, Японию, Израиль, с миру по рублю собирая деньги на операцию, которая подарит ребенку здоровую жизнь.

    С каждой такой новостью вера в то, что в России уровень медицины может быть сравним с зарубежной, постепенно тает… Надежды на оздоровление российских детей на территории РФ так и остались бы простыми надеждами если бы не история девочки Кати. Спортсменка, красавица, жаль, что не комсомолка, для полноты знаменитой цитаты.

    Недавно Кате исполнилось 15 лет, ребенок, точнее уже подросток, совсем не выглядит больным. Симпатичная девчушка в голубом пуховике встретила меня улыбкой. Очаровательное создание, даже мысли не было о том, что этот человечек недавно, буквально два года назад, ходил по московской больнице с жутким диагнозом Иценко Кушинга.

    «Помню мы летели тогда с соревнований, из Краснодара. В самолете почувствовала, что у меня отказывают ноги, они как будто стали ватными, я не могла ими пошевелить… На тот момент я сидела на диете…»

    Кате было 13 лет, когда она решила считать калории. Почему пышущий здоровьем ребенок решил похудеть? Потому, что всему виной детская жестокость, так распространенная школах. Девочку просто задразнили.

    «Я взяла себя в руки и села на диету, высчитывала калории, и очень быстро похудела. Мне так нравилось, как я стала выглядеть! Одноклассники просто опускали газа в пол!»

    Для справки: растущему ребенку необходимо не менее 1200 калорий в сутки, Катерина потребляла в два раза меньше. Организм сыграл злую шутку: раз ему не давали новую пищу, он подсасывал силы из старых запасов. Девочка быстро похудела, но за стройностью тела пришла болезнь.

    «Летом мы прилетели с соревнований. Всё это время с ногами было что-то не то, но я не обращала на это внимания. В сентябре неудачно упала на спину, пластом. Сказали, что трещина в копчике и положили в травму, но когда взяли анализы, то сразу перевели в педиатрию. При этой болезни очень маленькое количество калия и кальция в организме, мне прописали капельницы, но начался сахарный диабет.

    Потом началось что-то жуткое. Лицо и тело начали быстро отекать, а руки и ноги оставались тонкими, как веточки. Мне было очень страшно, я не понимала, что со мной происходит. Друзья хотели меня навестить, а как? Я так ужасно выглядела… Изменилась до неузнаваемости за считанные дни. Выпадали волосы… появились залысины. То есть как… понимаете, волосы растут быстро, очень быстро, но выпадают! Появились усики, плюс еще эти опухлости… лицо как блин…»

    Наверняка все мамы подростков знают, что переубедить ребенка в чем-либо практически невозможно. Если подросток решил сесть на диету и похудеть, его не переубедить. Насильно ложку в рот не запихнешь, да и разговоры мало чем бывают полезны, Мама Кати, Светлана Борисовна, так и не смогла убедить дочь в бесполезности диет.

    «Конечно я была против. Мы неоднократно вели разговоры по поводу последствий, все приводило к тому, что мы ссорились.

    В августе дочь прилетела с очередных соревнований и пошли жалобы на боли в спине, ногах, начались сильные отеки ног. Мы обратились в больницу… далее госпитализация. Через неделю началась отёчность тела… ребёнок был необъятных размеров… Вес увеличился. Нас обследовали врачи, но без результатов. Два с половиной месяца мы были под капельницами. В ноябре администрация больницы связалась с Москвой. Там, в Москве, нам сделали операцию и к концу декабря дочь была дома…»

    Через несколько месяцев всевозможных анализов, врачи ставят Кате диагноз Иценко Кушинга, но под вопросом. Диагноз не подтвержден и требует подтверждения уже московских врачей.

    «Как сказали в Москве, с Сахалина я только третий человек с такой болезнью. В этой больнице было человек пять с таким же диагнозом, и тут я поняла, что мне еще повезло, если так можно сказать… Я не знаю, что за гормон такой, но от него почему-то растет что-то одно. Представьте, вот идет ребенок, а у него нос огромный, и он уже не станет меньше. Мне было жалко детей… Маленький хрупкий ребенок с большой головой. Девочка с огромным животом, у нее нет щек, но огромный живот, и ходит как будто нет осанки, все из-за болезни.»

    Первую операцию Кате отложили из-за низкого уровня калия в крови. Капельницы не помогали, только дорогие таблетки. Когда удалось повысить показатели крови до нужных значений, девочке провели оперативное вмешательство. Но сразу за первым потребовалось второе.

    «Тогда мне сказали, либо я еду домой и новый год справляю дома, либо я остаюсь в больнице и до конца провожу лечение. Мы с бабушкой решили остаться. В итоге нас выпустили за два дня до нового года. Мне провели еще одну операцию, где-то через неделю, она прошла успешно. Поставили трубку с носа, чтобы та жидкость с мозга выходила. Я проходила с ней дня три, мне её убрали, взяли анализы и все - я поехала домой.

    Ощущение такое… будто я не такой человек, как раньше, я понимала, что вылечилась, но опухоль-то не проходила так быстро, как мне того хотелось! Я здорова, но я в таком теле, это очень странно. Отеки проходили полгода, волосы отросли только через два. Сейчас я пью гормональные таблетки, и видимо буду их пить до конца жизни. Таблетки нужны для регулирования сахара в крови, если я прекращу их пить, сахар упадет… а дальше я даже думать не хочу, мне снова становится страшно.»

    Такие мысли преследовали девочку на протяжении первых курсов лечения. К тревогам, которые мучают обычно всех подростков по мере взросления, добавились еще и мысли о нездоровье, переживания об адаптации в школьном коллективе. Из-за изменений во внешности школьную программу Кате пришлось осваивать на домашнем обучении.

    «В школу мне не хотелось, когда на голове залысины, как можно идти в школу? Мама сделала мне какую-то прическу, как-то заплели хвост, повязали повязку… в общем пытались хоть как-то скрыть эту лысины, но ничего не вышло. В школе меня засмеяли… Мама пошла к директору, и я осталась на домашнем обучении до конца года, а в новом учебном году я перевелась в другой класс. Там дети меня жалели, не смеялись надо мной.»

    Жестокость маленьких детей не знает границ, буквально несколько недель назад в социальной сети появилось видео, где звезды Российского шоу-бизнеса поддерживали восьмиклассника из Барнаула, над которым издевались в школе. История достигла своего резонанса. К сожалению, Катина история привела к серьезному заболеванию.

    «В начальных классах у меня была подружка, как это обычно бывает мы поругались, из-за мальчика. Дело в том, что он нам нравился, и мне и ей… а в итоге он сказал, что нравлюсь ему я».

    Именно по причине неразделенной любви началась детская травля, Катю замучили постоянные издевки по поводу её фигуры.

    Светлана обращалась к родителям девочки, но в той семье сказали, что дети должны сами разбираться. Дети разобрались, но теперь Кате приходится пить гормональные таблетки, и видимо уже навсегда.

    ****

    Заместитель главного врача детской областной больницы Александр Васильевич Капелюх:

    Впервые жалобы стали отмечаться 16 августа 2016 года. Обращались к педиатру, с малозначительными жалобами, которые были изначально расценены, как другое заболевание. На самом деле все развёртывание клинической картины произошло здесь, в областной детской больнице, в период с сентября по ноябрь 2016 года.

    Наблюдалось поражение очень многих органов и их функций. Причина заболевания оставалась непонятной из-за размытой клинической картины. Мы рассматривали все возможные версии — от болезни надпочечников, сосудистых заболеваний до эндокринологических патологий.

    После десяти дней наблюдения в нашей больнице направили Екатерину на МРТ головного мозга. Эта процедура не помогла пролить свет на ситуацию, состояние девочки понемногу ухудшалось. Она начала меняться, стали появляться животик и щечки. Это типичное изменение при заболевании Иценко Кушинга, и на первых этапах это было малозаметно. Но уже появились предположения о природе болезни. После дополнительных исследований гипофиза на мангитно-резонансном томографе с контрастом и выявили патологическую локализацию.

    Оказалось, что в голове есть опухоль, из-за которой надпочечники в усиленном режиме выдают очень высокие дозы гормонов.

    При осложнениях и отсутствии должного лечения, вероятность летального исхода очень высока. Лечение подобных заболеваний проводится только в научных центрах, ведущих клиниках страны. Поэтому, как только стало понятно, с каким заболеванием мы имеем дело, сразу обратились в федеральный медицинский центр.

    Для островной медицины это интересный клинический случай. В плане диагностики, отработки тактики лечения. Сложность заболевания проявляется в том, что надпочечники работают в усиленном режиме. Они влияют на тонус сосудов, артериальное давление, на электролитный обмен (в данном случае нарушен обмен калия, кальция и хлора). Это влияет на работу каждого органа, провоцирует появление диабета, отеки. Поэтому здесь на первых этапах было сложно определить диагноз. Мы увидели ребенка уже в дебюте, кода стал вес нарастать, один за другим появлялись другие нехарактерные, противоречащие друг другу симптомы. Они менялись буквально каждый день. Предварительные диагнозы отменялись по три раза в неделю. Иногда некоторые из симптомов нарастали, меняя полностью картину. И только при углублённом наблюдении и изучении был поставлен точный диагноз, сразу же последовало обращение в центральную клинику и госпитализация.

    Существует отработанная схема, консультации отправки за пределы области. При подозрении на ту, или иную патологию лечащий врач или учреждение отправляет выписку, которую консультирует доктор (той или иной центральной клиники) изучают её, и дают гипотетически три — четыре ответа:

    • в помощи не нуждаются;
    • требуется дообследованные и повторная консультация;
    • забирают на госпитализацию к себе.

    В зависимости от ответа продолжается работа. В данном случае госпитализация была назначена согласно всем нашим протоколам. Мы получили заключение о том, что девочке показано оперативное вмешательство. С этими документами отдел высокотехнологической медицинской помощи минздрава начинает работу по обеспечению средствами для перелета. Внутри учреждения собирается комиссия для определения транспортабельности ребенка, требуется ли сопровождение, какая помощь требуется при перевозке, требуется ли медсестра. Покупаются билеты за счет минздрава.

    Когда предположительный диагноз подтвержден, когда ребенка госпитализировали в кратчайшие сроки — это всегда работа большой команды. Сейчас Екатерина находится на очередном обследовании в детской поликлинике, у нее все хорошо. Волосы отросли, стабилизировался вес. Хотя по-прежнему остается необходимость в приеме лекарственных препаратов.

    ****

    «Больше никаких диет», — говорит Катя. Единственное, о чем просит ребенок, это не жалеть её, ведь она такая же, как и все дети, хоть и пережила страшную болезнь.

    «Я не хочу, чтобы меня жалели, я хочу быть обычным ребенком. Да, я немного отличаюсь от других ребят, у меня есть вот такая история. Но впереди у меня много планов, и я знаю, что загадать в новогоднюю ночь».

    Автор: Аня Баенкевич

    ИА «Citysakh.ru»

    Нашли ошибку в тексте?
    Выделите её и нажмите Ctrl + Enter

    Просмотров: 3446

    Если материал вам понравился,
    расскажите о нем друзьям. Спасибо!

    Читайте также

    Недвижимость

    Авто