Лизе Ким требуется помощь земляков

Елизавете Ким требуется помощь неравнодушных земляков. Ей необходимо 2,5 миллиона рублей на лечение тяжелого онкологического заболевания. Ранее семья Лизы уже объявляла о сборе средств и тогда, благодаря помощи небезразличных людей, девушка была прооперирована в Корее.

Также прилагаем письмо. Орфография и пунктуация автора письма сохранена:

«Обращается к Вам с надеждой за помощью коренная жительница Сахалинской области Ким Елизавета Викторовна 09.08.1982 г. р., проживающая пгт. Тымовское, мама двоих детей, сотрудница ОКУ „Тымовский ПО“.
Никогда и никого не о чём не просила, работала, а в последнее время на двух работах, зарабатывая на достойную жизнь своим детям и радовалась жизни. Но судьба распорядилась иначе и в дом пришла беда., а беда эта под названием, которого мы все боимся „Рак“. Но шла она, как выяснилось долго и упорно. Но почему-то, как оказалось, нашему здравоохранению не под силу было диагностировать его за долгие годы моих хождений по больницам.
Начиная с 2011 года я ходила в нашу Тымовскую больницу с одними и теми же жалобами с умеренной болью в правой околоушной области, стреляющими болями и т. д. Визиты мои были довольно частыми, о чём свидетельствуют записи в моих больничных картах. И постоянно меня лечили от невралгии и болезней похожих на неё. Даже по моим просьбам направление давали на консультацию в ОКП г. Южно-Сахалинск. Но и там невролог лечил диагноз, поставленный в Тымовском. Я жила, принимая обезбаливающие лекарства, ну невралгия, так невралгия, в наше время ритм жизни бешеный, возможно всё.
В 2014 году мои боли усилились и мне пришлось сменить работу на более спокойную, так как моя прежняя была сложной и целыми днями приходилось сидеть за компьютером. Сменив работу я немного, как мне казалось, почувствовала облегчение… и собственно говоря перестала ходить по врачам, всё равно лечение, которое они назначали мало помогало, да и смотрели на меня косо, что такая молодая и ходит тут с болями… Но хочу заметить, что больничные я не брала, и с болями продолжала работать, если боли возникали, я принимала таблетки и на неделю — другую боль отступала.
Но к концу 2016 года мои боли стали невыносимыми, и мне пришлось слёзно выпрашивать направление в ОКП г. Южно-Сахалинска, а также пройти МРТ шеи, но врачи посчитали, что мне надо пройти МРТ не шеи, а головы, которая у меня никогда не болела. Опять же врачам видней, поплакав, я направилась в г. Южно-Сахалинск к неврологу на консультацию и с надеждой, что всё-таки выявят причину моих невыносимых болей. Пройдя МРТ головы, я попала на прием к неврологу в ОКП, мне были прописаны антидипресанты, со словами попьёте и всё пройдёт, это всё от нервов. В Тымовском попасть к неврологу было невозможно, так как талонов просто не было, а без талонов у нас не принимают. После принятия антидеприсантов состояние было ужасное, я почувствовала, что правая половина моего лица потеряла мимику и мышцы работают не в полном объёме. Всё это длилось ещё два месяца. Когда боли мои стали не снимающимися даже уколами, я в отчаянии платно поехала в КДЦ г. Южна-Сахалинска, где по моим симптомам и жалобам наконец-то послали меня на узи, где и выявили начало моей беды. В городской больнице только на основании узи без каких — либо дополнительных обследований, мне поставили аденому околоушной слюнной железы и назначили операцию на 19 апреля. Меня не покидала мысль почему кроме узи ничего не сделали, а вдруг это онкология. И я попросила в нашей больнице направление в онкологию для консультации… В онкологии оперативно провели обследование и заключение повергло в шок. Именно в онкологии прозвучал этот страшный приговор- рак под вопросом. А страшнее всего было от того, что это очень редкая опухоль и здесь просто не смогут провести операцию по удалению данной опухоли, так как она разрасталась в небо, челюсть, горло и сжимала яремную вену. В онкологии предложили взять открытую биопсию и в случае злокачественности провести лучевую или химию терапию. Семьёй были сделаны запросы в клиники Москвы, Новосибирска, Владивостока и Кореи. По телефону в Московских клиниках говорили, что надо ехать, смотреть, брать биопсию и только потом будет ответ помогут или нет. С Новосибирска пришёл ответ, что они не смогут нам помочь. А с Владивостока пришёл ответ, чтобы мы скинули все документы, когда мы уже были в Корее.
Отправив все документы, и МРТ и КТ нашей онкологии в Корею, нам пришёл ответ, что профессор специализирующийся на дынных опухолях готов нас принять и мы не задумываясь собрали имеющиеся средства и поехали. Времени ждать просто у нас не было. Спать, есть и просто жить я уже не могла и счёт шёл на дни. Спасибо моим коллегам, друзьям и всем Сахалинцам за оказанную посильную помощь.
16 мая 2017 г. мне была проведена сложнейшая операция, которая длилась почти 10 часов. При этом был удалён узел тройничного нерва, так как опухоль за столько лет просто вросла в него и оставлять даже маленькие кусочки раковой опухоли на нём смерти подобно. Была разрезана глотательная мышца на шее, потому как опухоль проросла и туда, её удалили и пришили мышцу обратно. Тройничный нерв мне нарастили с моего собственного нерва, взятого с плеча, также был удалён близлежащий лимфоузел. Последствия операции на лицо, неделю я вообще не могла глотать, сейчас я учусь кушать заново. Правая сторона моя пока бездвижна, но профессор сказал нужна реабилитация и всё должно восстановиться, но 100% никто не даст. Нам повезло, что опухоль не вросла в артерию у свода черепа, она просто обхватывала её.
И самое страшное, мой диагноз — это старая, созревшая опухоль, что является доказательством того, что она развивалась с момента моего обращения в мед. учреждения. А также диагностированы мелкие метастазы в лёгких. Но по каким- то причинам за столько лет люди в белых халатах, которым мы доверяем и от которых ждём помощи не смогли её диагностировать, что привело к таким печальным событиям в нашей семье.
В настоящее время, по официальным документам клиники, нашей семьёй оплачено лечение, диагностика и операция на сумму более 1 млн.600 тысяч и это без учёта проживания, перелёта и питания. Этот этап мы пережили, будем потихоньку отдавать этот займ добрым людям, откликнувшихся на нашу беду. Всё упирается в то, что лечение проходило не в России и нет заключения Минздрава, что я нуждалась в операции за границей. Но не было время у меня на все эти разбирательства, выбивание квот и ожиданий. Кто дал нам ответ, что помогут туда мы и поехали. Жизнь одна, а счёт уже шел на дни.
22 июня 2017 г. мне предстоит лечение в той же клинике, а именно прохождение радиационной терапии 32 сеанса и химия терапии, а также обследование и контроль организма на данное лечение (сумма официально подтвержденная клиникой 2.416.270 руб. документ прилагается). Таких денег конечно в нашей семье нет, но очень хочется выздороветь и вернуться домой здоровым и полноценным человеком, воспитывать детей, которые тоже очень ждут меня дома, работать и радоваться жизни. Конечно мы обратились и в органы власти. С надеждой ждём ответа, но пока ответ не получен и нам приходиться использовать все возможные источники и надеяться, что всё-таки нас услышат и хоть немного окажут помощь».

Напомним, в середине июня в ходе «прямой линии» к Владимиру Путину обратилась онкобольная девушка из города Апатиты. Дарья Старикова рассказала президенту о том, как врачи долгое время не могли правильно диагностировать рак и лечили её от другого заболевания. В связи с чем драгоценное время на лечение было упущено. Тогда Путин пообещал лично помочь девушке. И уже 19 июня Дарью спецрейсом доставили в Москву. Сейчас она проходит лечение за счёт госсредств в НИИ онкологии имени Герцена.

К большому сожалению, наша героиня оказалась в аналогичной ситуации. Елизавета очень хотела связаться с главой государства, поведать свою историю и, возможно, даже получить финансовую поддержку, но такой возможности не представилось.

Впереди у Лизы долгое лечение. Девушке есть, ради кого жить и за что бороться: дома её ждет любящая семья.

Редакция портала Citysakh.ru обращается ко всем неравнодушным сахалинцам, просит откликнуться и помочь. В одной из социальных сетей коллеги и друзья девушки создали тематическую группу «Мы помогаем Лизе». Там можно ознакомиться со всеми документами и счетами.

Сбербанк 4276 5000 1872 3393;

Сбербанк 5484 5000 1007 6365;

Обе карты привязаны к номеру телефона 8−914−745−39−97 (Елизавета Викторовна Ким)

Также Ваши переводы можно делать на карту старшего сына Лизы:

Сбербанк 4276 5000 1479 0917

Карта привязана к номеру телефона 8−914−748−99−35 (Артём Сергеевич Бардаков)

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3292

Автор: Анастасия Милованова

"ИА citysakh.ru"

Фотоотчет