Новогодний бекмамбастер или Новое национальное кино?
Такие многобюджетные проекты, как «Волкодав» и «Обитаемый остров», в лучшем случае собирали половину зрителей картин «от Бекмамбетова». Некоторые предполагали, что успех «Дозоров» и второй «Иронии» строился на рекламной поддержке «Первого канала». Но, представляется, что дело не только в этом. Просто Тимур Бекмамбетов — режиссер, отлично разбирающийся в пиаре. Причем уровень его талантов — международный, что он доказал успехом фильма «Особо опасен». Когда западные компании предложили нашему режиссеру проект в США, то речь поначалу не шла об Анджелине Джоли и большом бюджете. Бекмамбетов сумел убедить американских продюсеров, и в итоге «Особо опасен» стал самым дорогим из проектов, с которыми выходцы из других стран дебютировали в Голливуде. Фильм в итоге собрал достаточно для того, чтобы объявить его успешным и достойным сиквела. Наш режиссер теперь занят более чем в шести проектах одновременно. Приятно, что при таком раскладе он не забывает и о России. Этот новый год был отмечен выходом первого фильма об отечественном супергерое «Черная молния», в котором Бекмамбетов выступает в качестве продюсера.

Средства на фильм «Черная молния» выделила кинокомпания «Юниверсал». Если картину субсидируют американцы, то как это отразится на ее идеологической стороне? По эксклюзивной информации, полученной от съемочной группы, западная сторона не вмешивалась в сценарий. Собственно, это было одним из условий сотрудничества с «Юниверсал». Американцы даже разрешали снимать в таком духе, что во всех бедах России виновата она, Америка. Единственное, что их интересует — прибыль. Что же вышло в итоге? По недавней традиции, некоторые фильмы, создатели которых рассчитывают на общественный резонанс, показывают депутатам Госдумы. После такого сеанса «Черная молния» заслужила лестные отзывы от представителей различных партий. В прессу попали слова Олега Морозова, Владимира Жириновского и Ирины Драпеко, в которых фильм представлен как «новое национальное кино». Выходит так, что миллиарды рублей, которые выделяются бюджетом на развитие российского кинематографа, не смогли создать то, что удалось сделать Бекмамбетову на американские деньги.

В «Черной молнии» сорежиссерами стали два давних коллеги Бекмамбетова, с которыми он работал вместе еще над созданием рекламных роликов банка «Империал». Первый, клипмейкер Александр Войтинский, ранее отвечал за музыку. Второй, Дмитрий Киселев, — за монтаж и экшн-сцены в «Дозорах» и «Особо опасен». Командой была разработана стратегия рекламной кампании будущего фильма. В конце декабря совместно с «Газпромом» в 34 городах России была проведена серия благотворительных новогодних праздников для детей, нуждающихся в социальной поддержке. В программе этих празднеств 12,5 тысяч детей посмотрели картину «Черная молния». За две недели до премьеры была выпущена книга, написанная по сценарию и содержащая развернутое описание всех сцен. Еще одним рекламным двигателем фильма стал победитель последнего «Евровидения» Александр Рыбак, исполнивший песню про супергероя. Он даже умудрился это сделать на концерте, посвященном получению Бараком Обамой Нобелевской премии мира.

По иронии судьбы, продактплэйсмент в наших картинах — это показатель высокого уровня данного проекта, раз с ним не гнушаются связываться рекламодатели. Картины Бекмамбетова всегда были перенасыщены рекламой различных брендов. Для многих зрителей, особенно для тех, кто ходит в кино раз в году, это не является проблемой. Привыкшие к круглогодичному телевидению, где реклама — непременный атрибут, они, скорее, напрягутся из-за ее отсутствия. Вот и в «Черной молнии» с продактплэйсментом все в полном порядке. Самым главным рекламируемым товаром является автомобиль «Волга» ГАЗ-21. «У Путина такая же», — говорит отец главному герою, студенту Диме Майкову, когда дарит ему на день рожденья раритетный автомобиль. На самом деле у Путина две «Волги 21» — 1960 и 1965 года выпусков. В этом плане «Черная молния» лишь подтвердила тезис о том, что массовым кино в России может стать фильм не просто снятый хорошо, но еще и затрагивающий тему власти и потенциально ей интересный. В книге история о создании летающего автомобиля в шестидесятые, словно выполняя это условие, дополнена некоторыми деталями. Речь идет о соперничестве в советское время особых ведомств, «которые теперь называются спецслужбами». После того, как некий инопланетный минерал показал необычные свойства, его отобрали у космонавтов и засекретили. Времена прошли, а секретность осталась. Таким образом, если учесть, что название детали, заставляющей автомобиль летать, звучит как «нанокатализатор», выходит, что Путин владеет передовой машиной, созданной в советские времена. Что это: идолизация ли любимых коллекционных предметов премьер-министра или восхищение идеалами ушедшей эпохи? Попробуем разобраться.

«Черная молния» преподносится как кино про супергероев. Так как традиция, связанная с данной тематикой в отечественном кинематографе отсутствует, то ее пришлось заимствовать из западных образчиков. В дело пошли сюжетные ходы «Человека-паука», «Бэтмена» и даже новоявленного «Хэнкока». Но созданное из цитат, заимствованных из американских блокбастеров, на российской почве кино обрело специфический местный колорит. Наш первый супергерой студент Дима Майков не претерпевает никаких качественных органических изменений, подобно Человеку-Пауку. Он ближе к Бэтмену, который обладает доступом к передовым технологиям, которые использует в борьбе со злом. Во время фильма с Майковым происходит метаморфоза — он приобретает новый взгляд на мир, переменив его с условно либеральной позиции в сторону коллективистских идеалов. Летающий автомобиль, по большому счету, является лишь инструментом в его руках, готовый действовать как того захочет хозяин. Рассмотрим подробно ключевой эпизод, в котором герой теряет отца, но обретает новое мировоззрение.

Сюжетный ход с убийством отца напрямую заимствован из первой части «Человека-Паука». В американском фильме юноша (начинающий Человек-паук) выигрывает деньги в схватке на ринге, но вместо обещанной суммы в три тысячи — получает лишь сто долларов. Устроитель шоу объясняет это пунктом в контракте. Юноша уходит, не в силах настоять на своем. В тот момент, когда он ждет лифта в коридоре, от устроителя шоу выскакивает грабитель с отнятыми у него деньгами. Человек-паук уступает преступнику лифт, понимая, что таким образом помогает похитителю скрыться. Молодой человек доволен, что смог таким образом отомстить нечестному на руку обидчику. Однако грабитель, спасаясь, по пути захватывает автомобиль и убивает водителя — дядю Человека-паука. Таким образом, в сюжете демонстрируется связь между нарушением закона неприкосновенности частной собственности и последующей потерей близкого человека. Фильм преподает зрителю, особенно малолетнему, основы протестантского духа и неписаные правила, на которых стоит западная цивилизация. По этим установкам, никакая несправедливость, если она опирается на пункты контракта, не может подвергать частный капитал какой-либо угрозе. А если кто нарушит это табу, как юный Человек-паук, то может потерять родного человека, олицетворяющего связь с обществом. Миссия супергероя превращается в надзор за этической стороной бизнеса. Злодей становится таковым, если в погоне за обогащением угрожает жизни других людей.

В фильме «Черная молния» отечественный супергерой предотвращает дальнейшее обогащение отрицательного персонажа-миллионера, из-за чего могут погибнуть миллионы человек. Но делает это Дима Майков не из-за следования неписаным правилам общества, а руководствуясь личным примером отца. В основе поведения российского супергероя лежит пример личного героизма, пусть и проявленный в бытовых условиях. Отец Димы (Сергей Гармаш) олицетворяет собой собирательный образ сознательного гражданина, сформировавшегося в советское время, с соответствующими идеалистическими взглядами на мир. Он много лет работает водителем трамвая, что само по себе является показателем альтруизма, учитывая невысокую зарплату и тяжелый график. Профессия отца сыну нравится, — с ней связаны моменты ухаживания за будущей женой. Он не меняет свою специальность на что-либо более высокооплачиваемое. Когда на глазах сына и отца у прохожей выхватывают сумку, то Майков-старший отбирает у преступника добычу и заставляет того извиниться.

Сын не поддерживает отца в его порыве помочь окружающим. Идеал Димы Майкова — миллионер Купцов (Виктор Вержбицкий, он же Завулон из «Дозоров»), который делится секретами своего успеха со студентами экономического факультета МГУ. Согласно установкам олигарха, заботиться необходимо прежде всего о себе, а проблемы окружающих должны касаться только их самих. Следуя этим утрированным либеральным принципам, Дима Майков поначалу преуспевает. Но, в итоге, из-за невнимания к проблемам окружающих людей он теряет отца. Смерть близкого человека укрепляет его, как и Человека-паука, в вере в определенные морально-этические правила. Но в российском варианте духовного становления супергероя в основе стоят не либеральные, а коллективистские принципы. Источником отечественного образца поведения становится советское прошлое, идеалами которого живет отец Димы. За годы существования новой России так и не смогла прижиться модель поведения молодого героя, опирающегося на духовные ценности западного общества. Попытки синтезировать воплощение новой идеологии в виде положительного персонажа производились до этого несколько раз, все тем же Бекмамбетовым. Антон и Егор Городецкие не заглядывали в будущее, метаясь в «Дозорах» между двумя силами, в попытке исправить содеянное. И пока Женя Лукашин из продолжения «Иронии судьбы» задавался вопросом «Иметь или не иметь?», в том числе и в отношении создания семьи, студент Дима Майков начал действовать. Молодой водитель «Черной молнии» — новый герой отечественного постсоветского кино. Номер летающей «Волги» выглядит как 19−91, что отсылает к отправной дате для нашего государства. Новые экономисты, к которым принадлежит Дима, по установкам картины, должны следовать идеалам советского прошлого, а не принципам либерального запада. Таким образом, фильм «Черная молния» с полным правом может именоваться Новым национальным кино, со всеми соответствующими атрибутами, в том числе и поддержкой законодательной власти.

Еще одним заслуживающим внимания моментом в картине стала тема космоса. Именно там был найден минерал, послуживший основой для создания нанокатализатора — двигателя летающей машины. Космос, как воплощение идеалов синтеза русской духовности и советской утопии, наконец-то появился в нашем кино в положительном свете! Очистившись от злобных нападок последнего времени, он вернулся к нам в привычном облачении. Все это после того как Алексеи Учитель («Космос как предчувствие») и Герман-младший («Бумажный солдат») придали космическим далям отблеск тоталитарности, а Алексей Федорченко («Первые на луне») низвел утопические идеалы до стеба. Наши режиссеры нулевых в своих попытках переосмыслить значение философии Федорова и Циолковского были близки Западу. Полвека назад битва в идеологическом пространстве между СССР и США была близка по накалу той, что мы видим в финале «Черной молнии», где в космосе сходятся олигарх и супергерой. Когда США в свое время включились в космическую программу, то для них было большой проблемой — как объяснить в понятной форме своим рациональным гражданам утопические идеалы русского космизма? Для разрешения этого парадокса этого был создан фильм Стэнли Кубрика «Космическая одиссея 2001». В «Черной молнии» тема космоса скрепляет прошлое и настоящее, предлагая свое прочтение неудачи советского проекта.

Название «нанокатализатор» словно родилось в последние годы. Но именно этим словом названа главная деталь летающего автомобиля, чем подчеркиваются достижения науки советского периода, являющиеся по сюжету передовыми с точки зрения XXI века. Образец «Волги» был создан в шестидесятые тремя учеными-энтузиастами, с утопическими целями. Посредством этого транспорта, словами постаревшей героини, вся страна должна была полететь. Однако испытания закончились неудачей, как выясняется годами позже, из-за неподеленных любовных отношений внутри троицы. Один из ученых, в исполнении Юозаса Будрайтиса, не вынес того, что коллега предпочла другого мужчину. Он уходит из проекта и срывает испытания летательного аппарата. Литовское происхождение актера словно подчеркивает деструктивную роль отдельных республик в процессе разрушения советского государства. Если бы не проявления человеческой ревности, то возможен был успех научного проекта, с проецированием положительного результата на все советское общество.

Однако собственно художественное воплощение идеи оставляет желать много лучшего. Съемки картины длились сорок четыре дня, что, видимо, отрицательно сказалось на качестве ленты. Проекту не хватает визуальной изюминки Бекмамбетова, который, находясь за океаном, не мог непосредственно влиять на процесс. При просмотре не скажешь, что «Черную молнию» снимал тот же оператор (Сергей Трофимов) что и оба «Дозора» со второй «Иронией». Хотя, местами, художественный уровень меняется в лучшую сторону, но неприятный осадок от неоднородности остается. По крайней мере, трейлеры картины выглядят на две головы выше, чем сам фильм. Чувствуется, что режиссер Александр Войтинский хорошо чувствует музыку — она удалась ему лучше всего. В двух сценах за кадром даже слышна тема из «Темного рыцаря», невольно заставляя воспринимать супергеройское кино на слух.

Приятным моментом в «Черной молнии» стал выбор молодых актеров на главные роли. Становится тяжело только от одной мысли, что отдуваться на экране опять бы пришлось Константину Хабенскому. Тем не менее, большая группа актеров сохранила за собой право появиться в очередном бекмамбастере. Остается пожелать режиссерской группе не испытывать далее терпение зрителя, ежегодно наблюдающих на большом экране одних и тех же актеров, и производить более обширную ротацию лиц. Ну и успехов в борьбе с синими человечками за нашего зрителя!

Источник: newsland.ru

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1021