Портрет российского кризиса
Наиболее дальновидные специалисты России и зарубежных стран активно заговорили о неизбежности возникновения финансового и экономического кризиса еще в середине 2007 года.

При этом речь шла в основном о кризисе банковской системы США и перерастании его в системный мировой кризис. Эти прогнозы базировались на несостоятельности монетарной теории управления экономическим развитием.

Высшие руководители финансовых служб США в погоне за максимальной прибылью, с их стремлением к глобальному лидерству в мире, с неукоснительной верой во всемогущество доллара, развернули безудержное мультиплицирование (эмиссию) денег и недопустимо высокое привлечение заемных средств, что привело к возникновению виртуальной платежно-банковской системы и ее отрыву от реальных товарно-денежных потоков. В результате чего и произошло массированное перетекание свободного капитала из производственной сферы в спекулятивную, увеличив до небывалых размеров рост паразитического потребления внутри страны за счет ограбления других государств, использующих доллар как средство платежа.

Поскольку международная торговля и финансово-банковские межгосударственные операции осуществляются с использованием доллара, не обеспеченного материально-вещественной ценностью, то кризис, спровоцированный Федеральной резервной системой США, распространился практически на весь мир. Что же касается Российской Федерации, то здесь он принял особо разрушительный характер.

Корни российского кризиса

Анализ последствий развернувшегося мирового кризиса показывает, что финансовые, социальные и экономические потери, которые несет РФ, намного превосходят аналогичные потери США, стран Западной Европы, не говоря уже о Китае, где они столь незначительны, что не могут существенно повлиять на динамическое развитие этой страны.

Правительство В. В.Путина и его экономический блок, прежде всего Министерство финансов, Центральный банк и Минэкономразвития лицемерно предпринимают попытки объяснить колоссальный ущерб, наносимый населению и экономике страны «объективными проявлениями мирового кризиса».

В действительности же бедствие, постигшее Россию, является непосредственным результатом антигосударственных и антинародных «реформ», начатых М. С.Горбачёвым, Б. Н.Ельциным и с особым упорством проводимых В. В.Путиным на посту президента РФ в период с 2000 по 2008 год, имеющих ложной целью «вхождение России в западную цивилизацию и мировую экономику».

Трагические шаги этого вхождения зримы и впечатляющи. Главные из них приведем в виде упрощенной матрицы (см. таблицу).


«Эта категория потребителей с их ностальгией по советскому прошлому является серьезной помехой на пути развития рыночных отношений в современной РФ"
Для здравомыслящих экономистов, да и не только для них, очевидно, что мотивы либеральных политиков о необходимости „реформирования“ носят не просто наивный и лживый, но и злонамеренный характер, и имеют цель — разрушение былого величия России, именуемой ее врагами „империей зла“, и недопущение ее возрождения.
Высшими структурами либеральной власти РФ предпринято множество других, более мелких, шагов, которые ведут страну в том же направлении.

Социально-экономические бедствия, порожденные экономическим кризисом
Перечень бед, принесенных российскому обществу кризисом, нескончаем. Они поразили все сферы жизни страны — ее экономику, финансы, промышленность, строительство, сельское хозяйство, науку и культуру. Но самый тяжкий удар кризисом был нанесен по и без того низкому уровню благосостояния большинства населения России.

Статья 7 Конституции Российской Федерации, принятой ельцинистами в 1993 году, представляющей собой незначительно измененный „Билль о правах“ США, провозглашает: „Российская Федерация — социальное государство… в котором охраняется труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты“.

Нет нужды доказывать, что и до наступления кризиса эти конституционные требования оставались лишь провозглашенными. Убедительным подтверждением тому является сопоставление долей расходов на социальные нужды в РФ и в странах Западной Европы. В Германии, Франции, Италии, Норвегии, Швеции эта доля составляет 24−28% от общей суммы расходов, а в нашей стране она находится на уровне 11−13%, то есть в 2,5 раза ниже. Что же касается абсолютных величин социальных расходов в расчете на душу населения, то они в 10−15 раз ниже, чем в указанных западных странах. Кризис же, застигший Россию, окончательно подрывает даже эту символическую защиту населения со стороны государства.

Самым болезненным проявлением кризиса выступает безработица, поразившая все сектора реальной экономики. Миллионы трудящихся увольняются с предприятий на определенный срок в 1−4 месяца, а то и вовсе без указания срока отстранения от работы. Еще большие контингенты трудового люда переводятся на неполную рабочую неделю (3−4 дня) с соответствующим сокращением заработной платы. Администрация предприятий и организаций под угрозой увольнения вынуждает своих работников подписывать соглашения о работе с оплатой труда наполовину или на одну треть меньше по сравнению с прежней ее величиной.

Бедственное положение людей резко усугубляется странным поведением цен на российском рынке. Кризис, как известно, мировой, и он обусловил значительное снижение цен в западных странах, США и Японии, в России тот же самый кризис привел к обратному явлению. Цены на промышленные товары, на строительные материалы и продовольствие существенно повысились. Ныне в Москве 1 кг мяса стоит дороже, чем в США, на 63 рубля, сливочное масло — на 15 рублей, молоко — на 11 рублей, литр бензина — дороже вдвое. В итоге нищета поражает все более широкие слои населения.

Из регионов поступают сведения о многочисленных случаях отмены из-за недофинансирования авиарейсов, электропоездов, автобусных маршрутов, что не только усложняет жизнь людей, но и вносит дезорганизацию в ритмичность работы многих производств, наносит большой экономический ущерб.

Снижение платежеспособного спроса населения, естественно, ограничивает рост производства и оказание услуг, так что прирост ВВП в 2008 году оценивается в 2% вместо намеченных правительством 7%. В 2009 году началось резкое падение ВВП, в январе его темп составил 8,8%, в феврале — 7,3%. Кризис обнаружил фантастические долги перед зарубежными банками, сделанные российскими корпорациями под гарантии государства, о наличии которых правительство РФ предпочитало умалчивать.

Оценка антикризисных мер, предпринимаемых правительством РФ

На протяжении почти всего 2008 года правительство РФ во главе с В. В.Путиным категорически утверждало, что начавшийся мировой финансово-экономический кризис России не коснется, не помешает динамичному развитию ее экономики. Более того, Россия объявлялась „островом безопасности“ среди других стран мирового сообщества, подверженных бедствиям, наносимым кризисом. Гарантией такой безопасности называлась пресловутая финансовая „подушка безопасности“, над наполнением которой в последние 8 лет неустанно трудились Министерство финансов и Центральный банк РФ. За „плодотворность“ этих трудов министр финансов А. Кудрин даже возведен был в ранг первого вице-премьера правительства.

Мифическая неуязвимость российской экономики была столь прочна, что на съезде партии „Единая Россия“, состоявшемся в конце ноября 2008 года, ее беспартийный лидер В. В.Путин заявил: „Финансовый и экономический кризис нам в известной степени даже немного поможет. Почему? Потому что заставляет нас действовать более рационально, заставляет нас применять новые технологии, заставляет оптимизировать производство, повышать качество персонала, заниматься переподготовкой кадров“.

Оставим в стороне свой риторический вопрос о том, почему нельзя было заниматься решением этих проблем в течение 8 долгих предкризисных лет.

На указанном съезде премьер-министром была сформулирована и такая задача: „Сегодня нам необходимо решать вопрос кредитования отечественных компаний и предприятий практически полностью за счет собственных финансовых ресурсов. Все возможности для этого есть. Национальные сбережения в России находятся на достаточно высоком уровне. Отечественная экономика генерирует большой объем доходов“.

И вновь возникает столь же риторический вопрос: почему именно» сегодня? Ведь все предыдущие 8 лет при избытке денег в казне их не предоставляли в виде кредитов реальной экономике страны, а отсылали зарубежным банкам и ипотечным компаниям США под 3% годовых.

В результате к середине 2008 года внешний долг РФ составил 527 млрд долларов. Теперь долги надо отдавать в условиях, когда Россию захлестнул кризис и прекратился обильный дождь нефтедолларов. Откуда взять эти огромные средства? Естественно, из финансовой «подушки безопасности», в которой было накоплено 740 млрд долларов, из них золотовалютные резервы Центрального банка 597 млрд дол­ларов и в Фондах развития и национального благосостояния (бывший Стабилизационный фонд) 163 млрд долларов. Вот с расходования этих средств, накопленных посредством обнищания большинства населения России и содержания реальной экономики на голодном инвестиционном пайке, правительство РФ начало борьбу с «неожиданно» разразившимся российским кризисом. Первой акцией этой борьбы стало выделение денег крупнейшим банкам страны, которым грозило неотвратимое банкротство. На эти цели из указанных резервов государство направило свыше 5 трлн рублей, что по курсу доллара сентября 2008 года составляло 220 млрд долларов.

Эти огромные вливания должны были пойти на кредитование производства, но до конкретных производственных предприятий не дошли. Банки использовали их для валютных спекуляций. В первые же дни после принятого правительством решения банкирами было переведено за рубеж около 50 млрд долларов. Это вызвало «суровый» упрек со стороны В. В.Путина, который 31 октября 2008 года прилюдно заявил: «Российские деньги должны работать в России. А любой ведомственный, корпоративный экономический эгоизм должен жестоко пресекаться. Должны жестоко пресекаться попытки направить на валютный рынок и вывезти из страны средства, которые мы выделяем на поддержку реального сектора российской экономики». Дай бог, чтобы это было так, однако не исключена ситуация, при которой все завершится банальным итогом, описанным И. А.Крыловым: «…а Васька слушает и ест…».

За этим последовала помощь коммерческим банкам и корпорациям в лице «эффективных собственников» и «талантливых менеджеров». В частности, лидер российских долларовых миллиардеров О. Дерипаска получил от государства 4 млрд долларов. Зачем же самому богатому олигарху этот дар от нищающего государства? Оказывается, для уплаты долгов, размер которых, по оценке экспертов, достигает 30 млрд долларов. Эту оценку сам олигарх не опровергает, следовательно, он разорен.

Как же такое могло случиться? По идеологии либералов, самый богатый человек — это и самый умный. Если наш олигарх такой умный, то почему же он не предвидел кризисной ситуации? Почему разорился? А если он не суперумный, то зачем ему дарить народные деньги? Но ведь Дерипаска не один такой нуждающийся. Аналогичные дары получили от щедрого правительства и другие не менее «эффективные собственники» — Р. Абрамович, В. Потанин, П. Авен, далее по списку.

Российская промышленность, сельское хозяйство, здравоохранение задыхаются без средств, а означенные «эффективные собственники» направляют получаемые деньги на развлекаловку. Дерипаска щедро финансирует спортивный клуб «Динамо», Абрамович не жалеет миллиардов для любимой команды «Челси», Прохоров озабочен проблемами некоего баскетбольного клуба в США, не отстают в этом от них и государственные корпорации. Газпром тратит 100 миллионов евро в год на содержание команды «Зенит» и еще 25 миллионов евро в год на то, что на майках немецких футболистов команды «Шальке-04» изображается буква «G» — логотип Газпрома. Акционерная компания РЖД 30−40 млн долларов в год отчисляет футбольной команде «Локомотив», а пассажиры недоумевают, почему чуть ли не ежемесячно повышается плата за проезд в пригородных электропоездах.

Не оставляет правительство РФ без внимания и нужды иностранных банков. Полной ясности в этом вопросе нет. Депутатам из оппозиционной фракции в Госдуме стало лишь известно, что действующие на территории России «Юникредит» и «Райффайзен-банк» получили по 80 млрд рублей.

Особую заботу правительство проявляет о благоденствии российского чиновничества.

Всем известно, какую остроту приобрела в России жилищная проблема. По официальным статистическим данным, ветхий, не пригодный для жилья фонд в 1998 году составлял 40 млн кв. м, а к 2009 году он увеличился до 100 млн кв. м. Специалисты же считают, что в действительности он составляет не менее 500 млн кв. м. Это означает, что 25 млн граждан России проживают в непригодных домах, квартирах и общежитиях.

Три года назад по инициативе Д. А.Медведева был принят так называемый приоритетный национальный проект «Доступное и комфортное жилье». Из-за мизерного финансирования реализация этого проекта не изменила критического положения в жилищной сфере к лучшему. Если в 1990 году в расчете на душу населения строилось 0,5 кв. м жилья, то к 2008 году этот показатель сократился до 0,3 кв. м. Иначе и быть не могло, даже при более обильном финансировании, поскольку за годы реформ была разрушена индустриальная база строительства. По сравнению с 1990 годом производство цемента сократилось в 2 раза, кирпича — в 2,5 раза, пиломатериалов — в 5 раз, продукции крупного панелестроения — в 6 раз, экскаваторов — в 10 раз, башенных кранов — в 14 раз. В этих условиях доступное и комфортное жилье — это привилегия богатых.

Именно из такого понимания проблемы правительство РФ в составе антикризисных мер выделило 10 млрд долларов на улучшение жилищных условий государственных служащих, но как подчеркивается в соответствующем постановлении, которые «нуждаются в таком улучшении». Последнее уточнение представляется довольно комичным, поскольку трудно найти такого чиновника среднего уровня властной иерархии, не говоря уже о более высоком ее уровне, который не нуждался бы в улучшении собственных жилищных условий.

Доказать такую нуждаемость просто: у большого чиновника особняк на Рублевке просторный, он записан на тетю, а квартирка в Москве маленькая, а то и вовсе он ютится в общежитии. А то, что «эффективные собственники» и «талантливые менеджеры» заселили уже многие центральные улицы Лондона и островов Майорка и Фиджи — это вообще не принимается во внимание.

И еще один дополнительный взгляд на эффективность антикризисных мер, принимаемых правительством.

Одним из самых тяжких ударов, наносимых кризисом по социальной жизни российского общества, является растущая безработица. Уменьшить последствия этой социальной беды, поразившей миллионы трудоспособных граждан страны, правительство пытается выплатой пособий по безработице в размере 850−4900 рублей в месяц каждому потерявшему работу в течение трех месяцев после увольнения. Но это сугубо поверхностный и нерадикальный способ лечения болезни. Не говоря уже о том, что размер пособия примерно вдвое меньше потерянной людьми зарплаты, получаемой до увольнения. Безработица наносит страшный удар по социальному статусу человека, его психологическому и нравственному состоянию, порождает осознание того, что государство вместо заботы о благополучии его и его семьи решило откупиться от него своей нищенской подачкой за лишение его жизненного права на труд.

Следовательно, главная задача власти должна состоять не в «благотворительности», а в создании новых рабочих мест для миллионов граждан трудоспособного возраста, преимущественно в тех отраслях экономики, которые в результате проводимых «реформ» доведены до упадка. Это прежде всего обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, транспортное, дорожное и жилищное строительство.

Предпринимаемые антикризисные меры сопровождаются многообещающими заявлениями о необходимости борьбы с коррупцией. Это действительно важнейшее условие оздоровления всей экономической жизни государства и общества. Однако обращает на себя внимание серьезный изъян в самом понимании сути коррупции. Борьба с этим злом в основном сводится к преследованию лиц, дающих и получающих взятки. При этом упускается из виду, что взяточничество порождается и стимулируется самой либеральной идеологией личного обогащения. Используется насквозь лживое представление о том, что взяточничество проистекает от бедности.
Что, если чиновникам госаппарата предоставить высокую зарплату, то у них не только не будет необходимости, но и интереса получать взятку. Исходя из этой лживой посылки, по инициативе Путина высшему слою чиновничества устанавливается умопомрачительный уровень вознаграждения, который по здравому смыслу даже нельзя назвать заработной (заработанной) платой. Это касается не только частных фирм, но и органов государственной власти.

Приведу лишь один, не самый одиозный, пример. «Зарплата» членов правления Сбербанка России, который ныне возглавляет неприкасаемый Герман Греф, составляет 3 млн 400 тысяч рублей в месяц. Не намного от них отстают и руководители госкорпораций, таких, как Роснанотехнологии, возглавляемая Чубайсом, и другие. Разве не очевидно, что у чиновников нижестоящего звена, у алчных бизнесменов возникает соблазн дать взятку вышестоящему дельцу, чтобы занять аналогичную должность и самому получать «откаты». Не ясно ли, что такая практика привела к чудовищному распространению коррупции и недопустимому социальному расслоению российского общества.

Наконец, еще несколько слов о борьбе с инфляцией. На протяжении последних 10 лет финансово-экономический блок правительства РФ свою главную задачу видел в борьбе с инфляцией. Результатом этой борьбы явились нищенская оплата труда у 90% дееспособного населения и отсутствие инвестиционных и оборотных средств в отраслях реальной экономики, что явилось главным препятствием на пути расширения внутреннего рынка как главного стимула развития производства. Между тем зарубежными и российскими учеными доказано, что инфляция, не превышающая 10−15%, не препятствует экономическому росту. Более того, эффект от снижения инфляции не компенсирует ущерба, наносимого замедлением экономического роста, обусловленного недостатком денег, находящихся в обращении. Уместно напомнить здесь суждение по этому вопросу выдающегося экономиста — автора немецкого экономического чуда Людвига Эрхарда, который утверждал: «Инфляция — не закон развития, а дело рук дураков, управляющих государством». Поэтому государству необходимо сделать однозначный выбор между борьбой с инфляцией и стимулированием экономического развития в пользу последнего.

Из проведенного анализа следует неизбежный вывод о необходимости отказа от либерального подхода в управлении экономикой, который не позволяет прервать дрейф страны к ее разрушению.

Стратегические задачи перехода России к бескризисному развитию

Нет сомнения в том, что мировой финансовый кризис явился следствием неспособности рынка эффективно регулировать современное мировое экономическое и социальное развитие. Потерпела крах программа США по достижению мирового господства посредством глобализации всемирного хозяйства с помощью мифической способности доллара регулировать реальное экономическое развитие в планетарном масштабе. Одновременно с этим потерпела крах и сама либерально-рыночная идеология управления общественным развитием. Именно использование этой порочной идеологии российским руководством в последнее десятилетие ХХ века и первое десятилетие наступившего XXI столетия обусловило социально-экономические разрушения, происходящие в нашей стране.

Российский системный кризис имеет весьма отдаленное отношение к мировому финансовому кризису. Если мировой финансовый кризис вызван избытком виртуального денежного капитала, то российский кризис обусловлен жесточайшим недостатком реальных денежных средств в национальной рублевой валюте. Правительство РФ целенаправленно отказывалось от создания эффективной системы кредитования реальной экономики страны. Результатом такой политики явилось полное разрушение финансовой основы роста и развития экономики. Доля кредита, направляемого на развитие производства в структуре ВВП в 2000—2008 годы была в 5−6 раз ниже ее оптимальной нормы, необходимой для динамичного развития экономики. Отсюда депрессия, поразившая всю социально-экономическую систему страны.

Успешно преодолеть тяжелейшие по-следствия кризиса и вывести страну из депрессии невозможно без кардинального усиления роли государства в управлении экономикой, чего не хочет осознать нынешнее руководство страны. Поэтому и антикризисные меры, предпринимаемые нынешним правительством РФ, носят поверхностный краткосрочный характер и не способны устранить пороки в сложившейся рыночно-спекулятивной системе управления.

Сверхзадача государства состоит в том, чтобы не только, по возможности в короткие сроки, предотвратить колоссальный ущерб, наносимый продолжающимся кризисом населению и экономике страны в целом, но и создать такую систему управления общественным и экономическим развитием, которая гарантировала бы нашу страну от будущих кризисных потрясений.

Такая система может быть создана только при условии возрождения всеобъемлющего государственного планирования и управления социально-экономическим развитием, способного гармонично сочетать общественные и личные интересы. Поэтому необходима безотлагательная разработка стратегической программы развития страны на предстоящий, по меньшей мере пятилетний, период. В соответствии с методологией программно-целевого планирования и управления такая программа должна содержать согласованную иерархию целей и ресурсов, перечень последовательно выполняемых задач с указанием средств, сроков и конкретных исполнителей.

Главной целью программы должно стать обеспечение благосостояния всех членов общества, для чего необходимо решение следующих задач:

— создание условий для воспроизводства населения (решение демографической проблемы);
— обеспечение работой всех трудоспособных граждан с достойной оплатой труда, минимальный размер которой должен быть не ниже норматива, установленного ООН;
— бесплатное образование и здравоохранение;
— решение жилищной проблемы;
— развития аграрно-промышленного комплекса, гарантирующего продовольственную независимость страны;
— активная государственная поддержка развития культуры на базе национальных традиций.
Для гарантированного решения поставленных задач потребуется:
— изменение структуры народного хозяйства в направлении преимущественного развития обрабатывающей промышленности, прежде всего машиностроения, а также отраслей, производящих товары народного потребления;
— развитие фундаментальной и прикладной отраслевой науки;
— создание современных вооруженных сил, оснащенных новейшими видами военной техники;
— восстановление органов централизованного стратегического (долгосрочного), текущего и оперативного планирования с использованием высокоэффективной методологии построения межотраслевых балансов производства и распределения продукции, в первую очередь Госплана и ГКНТ.

В «Программе» правительством РФ о необходимости решения данных задач даже не упоминается. Все перечисленные в ней меры сведены к частным и малозначащим финансовым операциям.

Ярким примером такой практики является оказание денежной помощи растущей армии безработных из расчета 850−4900 рублей на каждого потерявшего работу. При этом ничего не говорится о создании дополнительных рабочих мест, особенно в приоритетных, указанных выше секторах экономики.

Второй пример. «Программой» предусмотрено «оказать адресную помощь при переезде в другую местность 15 тысячам человек». Это решение принято на фоне того трагического факта, что за 2000−2008 годы численность населения на Дальнем Востоке сократилась на 40%, в районах Крайнего Севера — на 60%. В Сибири исчезло 11 тысяч сел и деревень, 290 городов.

Третий пример. Правительство выделяет 17 млрд рублей (0,5 млрд долларов) для погашения кредитов, полученных организациями АПК. Это «благодеяние» предпринимается в условиях, когда РФ затрачивает 36 млрд долларов на закупку продовольствия за рубежом, в большинстве своем очень низкого качества.
Подобных примеров в «Программе» множество, и они свидетельствуют о беспомощности мер, принимаемых по преодолению кризиса.

Детальная разработка мероприятий, обеспечивающих защиту экономики страны от кризисных потрясений, должна быть произведена применительно к каждой из вышеперечисленных задач по достижению главной цели социально-экономического развития, сформулированной выше.

Здесь же мы остановимся на возможном решении лишь одной из задач общей стратегической программы, а именно, на развитии аграрно-промышленного комплекса и спасении гибнущего села.

Выше указывалось, что на закупку продовольствия страна расходует 36 млрд долларов (1,2 триллиона рублей). Очевидно, что сразу полностью отказаться от импорта продовольствия страна не может. Но постепенно от такой искусственно созданной ситуации необходимо избавляться.

Необходимо постепенно, но безотлагательно, начиная буквально с первых месяцев 2010 года отказаться от финансирования зарубежных «благодетелей-экспортеров» и обогащения российских хапуг-импортеров низкокачественного продовольствия. За предстоящие 5 лет это позволит направлять на развитие АПК эти огромные, уплывающие за рубеж народные средства. За их счет в стране можно построить 15 тыс. км сельских дорог; 150 тыс. жилых домов; 60 тыс. школ,
библиотек, здравпунктов; приобрести 600 тыс. тракторов и 100 тыс. комбаинов.

Уже первая такая созидательная акция явится серьезным шагом на пути к оздоровлению экономической и социальной жизни на селе.
Это не те жалкие 17 млрд рублей, которые правительство намерено выделить на субсидирование процентных ставок по кредитам, полученным предприятиями АПК.
Кроме этих средств должно осуществляться более основательное ежегодное финансирование АПК из консолидированного бюджета страны в размере не менее 1 триллиона рублей.

Итак, для возрождения АПК и спасения гибнущего села в предстоящие 5 лет необходимо ассигновать, с учетом собственых и заемных средств предприятий и организаций, не менее 2 триллионов рублей, что составит около 20% расходной части бюджета страны. Полнокровное финансирование этой сферы экономической и социальной жизни России — это не «черная дыра», как утверждают либералы, а высокоэффективное вложение капитала. Если в США мотором развития экономики считается автомобилестроение, то в России таким мотором, несомненно, может и должен стать АПК.

Это мое убеждение базируется на том факте, что особенностью сельскохозяйственного производства является быстрый оборот вкладываемых средств. Так, затраты, произведенные на возделывание зерновых, уже через 4 месяца после посева окупаются урожаем зерна, цены на которое в современном мире очень высоки и продолжают возрастать. Такая же картина наблюдается в развитии мясного птицеводства на промышленной основе, где цыплята-бройлеры при минимальных затратах труда и средств производятся за 90 дней и представляют собой высокоэффективный товар, пользующийся неизменным спросом на внутреннем рынке, который ныне покрывается пресловутыми «ножками Буша».

Особо следует отметить, что возрождение АПК, сопровождаемое техническим перевооружением сельского хозяйства, развитием пищевой промышленности, дорожного, производственного, жилищного и культурно-бытового строительства, создает емкий рынок, а следовательно, и стимул развития отечественного машиностроения и стройиндустрии, ныне пребывающих в агонии.

Изложенный здесь эскизный проект антикризисного развития лишь одного сектора экономики вполне может послужить аналогом для подобной разработки по решению всех задач, обеспечивающих достижение главной цели — повышение благосостояния народа на основе бескризисного развития экономики.
Но это уже масштабная задача органов государственного планирования, необходимость восстановления которых очевидна.

Эффективность централизованного государственного планирования подтверждается уникальным опытом его использования в СССР. Уместно вспомнить, как во времена великой депрессии, поразившей США и западные страны в 1929—1933 годах, советская экономика не только не пострадала от кризиса капиталистической системы, но и ускорила темпы индустриализации страны. По гениальному замыслу И. В.Сталина и под его руководством была организована широкомасштабная закупка у западных стран, пораженных кризисом, обесценившейся новой техники, целых заводов, технологических линий, лабораторного оборудования и приглашение на работу в нашу промышленность высококлассных специалистов. Это обеспечило высочайшие темпы индустриализации страны и послужило созданию современной материально-технической базы для перевооружения Красной Армии, без чего победа в Великой Отечественной войне была бы крайне затруднена.

В заключение принципиальный вопрос правительству РФ: почему оно упорно навязывает государству и обществу частнособственническую идеологию, тогда как статья 13 Конституции РФ утверждает: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»?

Михаил Лемешев

Источник: sovross

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1136