Старая экономика в тупике, а новая не выходит
Уходящий 2009 можно по праву назвать годом несбывшихся ожиданий. В этом есть и плюсы и минусы: спад в экономике и промышленности оказался глубже, а вот инфляция и безработица — меньше. Несмотря на прогнозы роста экономики в 2010 году, все проблемы и риски сохраняются. Кризис заканчивается слишком быстро и ничему не научил, говорят экономисты.

Страшное начало

Год быка Россия встречала с завышенными ожиданиями: отечественная экономика сократится всего на 0,2%, промышленное производство — на 5,5%, инвестиции — на 1,4% - полагало правительство, несмотря на уже бушующий кризис. Однако уже в феврале Минэкономразвития вынуждено было в срочном порядке ухудшить прогноз, и ситуация на внешних и внутренних рынках говорила о том, что это не последний пересмотр оценок. Из-за падения цен на нефть и оттока капитала правительство продолжило проводить плавную девальвацию рубля, начатую еще осенью 2008 года. В конце зимы курс евро взлетел до максимальной отметки в 46,8 рубля за 1 евро, курс доллара — до 36,4 рубля за $1. Нефть в это время стоила около $40 за 1 баррель. Котировки акций на бирже также находились на дне: индекс РТС пробил отметку в 500 пунктов.

Центробанк ослаблял рубль до конца февраля.

Это стоило более $70 млрд международных резервов, если же считать с августа 2008 года, когда рубль начал сдавать свои позиции, то и все $200 млрд.

Поэтапная девальвация позволила гражданам частично сохранить свои рублевые сбережения, переведя их в доллары и евро, а банкам хорошо заработать на курсе валют. Но промышленности обесценивание рубля на 40% не помогло.

Темпы падения промпроизводства впечатляли: в январе-марте — минус 14,3% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года, в апреле-июне — минус 15,4%. Главными причинами такого провала стали падающий спрос на внутренних и внешних рынках и, как следствие, сокращение инвестиций в основной капитал (в первом квартале на 15,6%, во втором на 21%). Сильнее всех просели металлургия, строительство и машиностроение.

Положение усугублялось закрытостью внешних рынков кредитования при очень дорогих займах у отечественных банков. Так, если в начале года объем кредитов, выданных предприятиям, составлял 12,509 трлн рублей, то за десять месяцев он увеличился всего до 12,656 трлн рублей. И это при том, что в начале лета премьер-министр Владимир Путин посоветовал руководителям банков с госучастием — Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку, Россельхозбанку, ВЭБу — не планировать летние отпуска до тех пор, пока они не выдадут реальному сектору 400−500 млрд рублей кредитов.

Банки боялись кредитовать из-за высоких рисков и возможного банкротства предприятий. Кроме того,

эксперты и чиновники предрекали вторую волну кризиса из-за неплатежей по выданным кредитам.

Международные рейтинговые агентства пугали самыми мрачными прогнозами. Просрочка по кредитам в российских банках к концу года превысит $110 млрд, что составит 20% общего кредитного портфеля, подсчитали в Moody’s. В Fitch и Standard & Poor’s были настроенные еще пессимистичнее и прогнозировали просрочку до 40%.

От отчаяния к надежде

Однако к осени стало ясно, что худшего удалось избежать. По итогам года, по словам первого зампреда Центробанка Алексея Улюкаева, доля необслуживаемых кредитов «фактически не превысит 7%". «Удалось стабилизировать платежный баланс и платежный курс, не допустить цепных банкротств», — добавляет ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Дмитрий Белоусов.

Российская промышленность также с лета стала постепенно оживать: в июне она поднялась 0,5% к маю, в июле — на 4,7%, в августе спад составил 3%, в сентябре — рост 5,1%, в октябре — 0,8%, в ноябре — 2%. Это позволило властям говорить о том, что дно кризиса пройдено.

Тем не менее

по последней оценке Минэкономразвития, по итогам года спад промышленности окажется на уровне 11,4%. «Помощь оказывалась неэффективным предприятиям, а ведь мультипликаторы роста давно известны: это инфраструктура, транспорт и коммунальное хозяйство»,

— объясняет причину неэффективности антикризисных мер правительства директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Спасение отечественного автопрома уже стало притчей во языцех: субсидии «АвтоВАЗу» составили порядка $4 млрд, а эффекта никакого.

«Правительство действовало адекватно, потому что поддерживало производство, которое упало сильнее, чем спрос. Но поддерживали крупный бизнес, тех, кто дошел до Кремля», — уточняет главный экономист «Центра развития» ГУ-ВШЭ Валерий Миронов. Спасая неэффективные предприятия, власти все же решили острую проблему: не допустили социального взрыва. Ситуация в Пикалево не перекинулась на всю Россию. «Властям удалось стабилизировать социально-экономическую обстановку. И поддержка «АвтоВАЗа» важна, иначе могло обойтись дороже: обанкротить компанию легко, а как потом решить проблемы рабочих? С точки зрения экономической эффективности спасение такой компании, конечно, плохо, но ведь ее крах мог привести к дисбалансам между регионами. Проблемы решать надо, но не одним махом и учитывая социальные аспекты», — говорит главный экономист ФК «Уралсиб» Владимир Тихомиров. Власти США также поддерживали своих автогигантов — General Motors и Chrysler, напоминает эксперт.

Во многом за счет этих мер поддержки рост безработицы в России удалось остановить. Изначально правительство предполагало, что число официальных безработных, которым полагается пособие, не превысит к концу года 1,6 млн человек. Затем Минздравсоцразвития повысило прогноз до 2,2 млн и наконец до 2,8 млн. Сейчас в Минздравсоцразвития ожидают, что по итогам года в России будет около 2,1 млн официально зарегистрированных безработных. Своего пика уровень безработицы достиг в феврале — 9,5% от экономически активного населения, но начиная с марта число безработных снижалось на 2,5−3% в месяц по отношению к предыдущему.

Безработица и снижение доходов населения позволили замедлить инфляцию. Так, накануне 2009 года в правительстве ожидали, что инфляция не опустится ниже 13%, а на 21 декабря этот показатель в годовом выражении составил 9%. Впрочем, достижение это сомнительное.

«Состояние дел с уровнем инфляции нас не должно сильно радовать по одной простой причине: если бы мы достигли снижения инфляции в обычном состоянии, тогда это был бы плюс и это можно было бы поставить в зачет правительству, но реальное снижение уровня инфляции связано с рецессией», — признал еще в октябре президент Дмитрий Медведев.

Могло быть хуже

Несмотря на начавшееся оживление, в 2009 году российская экономика рухнет на 8,7%, и это только предварительные цифры. Некоторые экономисты не исключают того, что ВВП в 2009 году сократится на 9%. При этом по итогам года, согласно прогнозам Всемирного банка, ВВП США сократится на 3%, ВВП Еврозоны на 4,5%, ВВП Японии на 6,8%. Если же сравнивать с развивающимися рынками стран БРИК, то отечественная экономика выйдет явным аутсайдером. Так, по итогам года ВВП Китая вырастет на 8,4%, ВВП Индии, согласно прогнозам правительства страны, на 6,5%, ВВП Бразилии сократится всего на 0,26%.

Однако экономисты находят поводы для оптимизма. «Могло быть и хуже. Ведь

все ждали, что будет катастрофа, говорили о крахе мировой финансовой системы, даже о политическом развале в энергетических странах на фоне падения цен на нефть до $15 за баррель. Казалось, мир катится к неизбежному концу. Реальность оказалась другой.

Большая заслуга принадлежит энергичным действиям центробанков, в том числе и российского. Ведь впервые в новейшей истории банковская система страны не пошла полным крахом», — говорит главный экономист ИК «Ренессанс капитал» Алексей Моисеев. «Снижение ВВП — это та пена, которая образовалась в последние два года до кризиса и была спровоцирована дешевыми кредитами из-за рубежа. Кризис устранил дисбаланс, выявил структурные недостатки, заставил власти и компании проводить более осторожную и реформистскую политику», — перечисляет Тихомиров.

В следующем году ВВП страны вырастет на 3,1%, оптимистично рапортует Минэкономразвития. Более того, есть потенциал и для большего подъема — «отскок на 5% и дальнейший рост по 5−6%". При этом доллар будет стоить 28,3 рубля, а цены вырастут всего на 6,5−7,5%.

Ожидания властей совпадают с большей частью прогнозов экономистов. Так, в ЦМАКП считают, что в 2010 году рост ВВП составит 2,4−2,7%, что в значительной степени связано с ростом промышленности — на 2,5−2,8%. В «Ренессанс Капитале» ожидают роста ВВП на 4,2%. В «Уралсибе» самый оптимистичный настрой: ВВП вырастет на 5,5%, доллар будет стоить 28,1 рубля, а индекс РТС по итогам года достигнет 1950 пунктов. Правда оптимисты признают, что подъем в 2010 году будет обусловлен провалом в 2009. «Подъем российской экономики на две трети будет за счет эффекта базы. И лишь одна треть — за счет медленного, поступательного, но уверенного восстановления мировой экономики», — говорит Тихомиров.

Кризис заканчивается слишком быстро

Впрочем есть и пессимисты. «Мы ожидаем падения ВВП на 1,5%. В Минэкономразвития считают, что импорт вырастет на 15%, а мы ожидаем увеличения на 25%. А это вычет из ВВП, мы не надеемся на импортозамещение», — говорит Миронов. «Экономика сократится на 2−4%. Предпосылки для ухудшения ситуации никуда не делись, потому что не только в российской, но и в мировой экономике надулись пузыри на сырьевых и фондовых рынках. Это кризис спекулятивной модели экономики, и ситуация повторяется. Не поможет даже эффект базы», — считает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев.

Год быка не многому научил, поскольку в 2010 год Россия переходит, исполненная уверенности в том, что кризис уже позади, а бороться необходимо с его последствиями.

Несмотря на прогнозы роста экономики, все проблемы уходящего года переходят в 2010, констатируют экономисты.

«Настораживает структура экономического роста, ведь он имеет ярко выраженный сырьевой характер, связан с притоком в страну доходов от экспорта и притоком спекулятивного капитала», — говорит Белоусов. При этом сохраняются все докризисные риски: «Это и зависимость от сырья и цен на сырье, наша слабость финансовой системы из-за высокой инфляции, неконкурентоспособность и отсталость российской экономики, нестабильность валютного образования, поскольку курс зависит и от политики властей», — перечисляет Тихомиров.

Таким образом, будущий рост будет проходить по традиционному для России сценарию. Будут расти цены на нефть, будет и рост доходов, и подъем экономики, а значит, можно забыть про необходимость той самой модернизации, о которой в своей статье «Россия, вперед!» писал Медведев. По словам Белоусова,

опросы предприятий показывают, что они экономят на инновациях и инвестициях: «Непонятно, на каких новых продуктах и каких рынках компании будут выходить из кризиса».

«Кризис заканчивается слишком быстро, поскольку все проблемы сохраняются. Старая экономика завела в тупик, а новая никак не вытанцовывается», — резюмирует Белоусов.

Новые риски

Помимо привычных проблем в 2010 году появятся и новые. Спасение национальных экономик по всему миру, по сути, стало воплощением слов главы ФРС США Бена Бернанке, уверенного в том, что иногда, в условиях кризиса, «разбрасываение денег с вертолета» — это необходимость. Финансовые власти и регуляторы буквально заливали экономики деньгами: в МФВ подсчитали, что страны G20 потратили на борьбу с кризисом $10 трлн. Массированные вливания производились за счет увеличения дефицитов бюджета. Так, по словам Кудрина, общий объем долга стран Евросоюза и США в сумме составляет 100% к ВВП, а с учетом Италии и Японии он существенно выше. Кроме того, деньги становились дешевыми: базовые учетные ставки были снижены до рекордных уровней: в Америке до 0−0,25%, в Великобритании до 0,5%, в Европе до 1%.

Пока еще главы стран пытаются решить, когда же начать воплощать exit strategy. Если слишком рано, то экономика, которая только-только начала приходить в себя в последние месяцы, снова начнет падать. Если же затянуть, то появятся очередные «мыльные пузыри» на рынке активов. Далеко не вся ликвидность, предоставленная банкам, была направлена по назначению — на кредитование бизнеса, а ушла на фондовые и валютные рынки, спровоцировав тем самым рост. В частности, российский рынок акций с начала года вырос на 131%, а со дна в феврале — на 194%, что стало самым лучшим результатом среди мировых рынков.

Развивающиеся рынки потеряют часть капитала, как только в США и ЕС начнут реализовывать так называемую стратегию выхода и поднимать учетные ставки.

Ольга Танас

Источник: gazeta

Все новости раздела | Уникальных читателей: 901