О стратегическом значении Курильских островов
Уже тот факт, что остров Сахалин и Курильские острова неоднократно переходили, где полностью, а где частично под юрисдикцию то России, то Японии, то снова России (СССР), свидетельствует о стратегической значимости этих территорий.

«В начале эры Мэйдзи, около 1867 г., в Японии… было немало людей, которые старались упрочить национальные права путем экспансии в сторону Курильского архипелага и Сахалина с тем, чтобы усилить оборону севера и колонизировать (подчеркнуто мной. — В. З.) эти земли. В последующее время между Россией и Японией была достигнута договоренность относительно разграничения территории. Несмотря на это Япония хотела обладать Сахалином, как в интересах национальной обороны, так и экономики… В результате русско-японской войны Япония получила от России Южной Сахалин.» Эта цитата — часть обширных «собственноручных показаний» военнопленного японского полного генерала, главнокомандующего Квантунской группировкой войск, разгромленной светскими войсками в конце Второй мировой войны, Ямады Отодзо, датированных 8−9 апреля 1946 г. [1].

Откровенные рассуждения бывшего властелина Маньчжурии об этих и

других причинах «агрессивной политики Японии на Дальнем Востоке», как и само нахождение в результате агрессии японских войск на обширных территориях Китая, Кореи, стран Юго-Восточной Азии, бассейна Тихого океана, убедительно говорят о том, что в вопросах территориальной экспансии официальный Токио никогда не обращал внимания на такие «пустяки», как международное право, исконность принадлежности и приоритетность в освоении захватываемых земель.

Чем тогда объяснить начатые в 1960-х годах и активизированные с конца 1980-х годов попытки Японии обосновать именно с точки зрения международного права претензии на так называемые «северные территории», под которыми понимаются обычно четыре острова Южнокурильской гряды.

Надо сказать, что в японском политическом истеблишменте понятие «северные территории» трактуется по-разному. Вот как, например, обозначались подходы к решению проблемы «северных территорий» в «Промежуточном отчете по исследованию внешней политики и комплексного обеспечения национальной безопасности» (Токио, май 1988 г., с. 13), подготовленном по заказу японского кабинета министров: «Япония должна продолжать требования о возврате всех северных территорий… Заключить японо-советский мирный договор после возвращения четырех северных островов. Япония должна также пытаться заключить японо-советский мирный договор, включая возвращение всех Курильских островов.

Объявить пункт с) 2-й статьи мирного договора с Японией (Сан-Францискского, 1951 года. — В. З.), в котором утверждается, что Япония отказывается от Курил, недействительным».

В официальном правительственном документе «Белая книга по обороне Японии» «северные территории» с 1955 г. обозначаются еще более фривольно. Японские границы обозначаются в «Белых книгах» в районе Курильских островов севернее острова Итуруп, а «спорные территории» простираются до середины острова Сахалин и до полуострова Камчатка. Правда, в одной из таких разработок японского военного ведомства, опубликованном, в частности, в Интернете 13 января 2002 г., авторы «великодушно» оставляют за Россией один из островов Курильской гряды, расположенный непосредственно у южной оконечности полуострова Камчатка, видимо, Шумшу, на котором в ходе освобождения Курил советскими войсками шли самые ожесточенные бои. Показательно, что карта-схема с «фривольным» обозначением границ опубликована в разделе «Миссия японских сил самообороны"[2].

Что это, как не «картографическая агрессия»? Именно такая картографическая агрессия, предпринятая японскими военными в 1930-х годах, привела к крупному вооруженному конфликту у восточных границ Монгольской Народной Республики в районе реки Халхин-Гол. Кроме того, агрессию на карте осуществляют не только японские военные — тем же самым грешит и японское министерство иностранных дел, в течение ряда лет публикуя в своих «Голубых книгах» карты с аналогичным изображением «северных территорий».

Главная опасность картографических фальсификаций, практикуемых Токио в вопросе о Курилах, заключается в том, что они воспитывают у населения Японии реваншистские настроения по отношению к России. На обложке и почти половине из 66 страниц «Общественно-политического атласа Японии для начальной школы» и на 25 страницах из 150 «Нового географического атласа мира для старших классов японской средней школы», например, южные части исконно российских острова Сахалин и островов Курильской гряды изображены (судя по соответствующей расцветке) как спорные, а на ряде карт — как японские территории [3]. И на картах солидного издания — «Большого атласа Японии», идущего приложением № 1 к энциклопедическому словарю [4], под номерами 1, 3, 6, 8, 10, 11, то есть с первых листов атласа, — читателю также предлагается образчик картографической агрессии против России.

Все это не так безобидно, как может показаться. Квинтэссенцией «взрослых» упражнений в шулерстве с отнюдь не игральными картами, а теми, на которых обозначены международно признанные границы суверенных государств, стало принятие в июне — июле 2009 года обеими палатами японского парламента законодательного положения, определяющее принадлежность Южнокурильской гряды Японии. Японский парламент законодательно подтвердил «правомерность» такой картографической агрессии, заявив о принадлежности российских территорий Японии, и дал карт-бланш силам японского реванша на более решительные действия против России.

В 1956 г. в истории отношений между двумя странами произошло, как известно, знаменательное событие — была подписана Декларация о восстановлении советско-японских дипломатических отношений. По сути, Декларация сыграла и продолжает играть роль мирного договора, позволяет строить отношения между Москвой и Токио в полном объеме. Для СССР не существовало в то время (как нет и сейчас для России) проблемы территориального размежевания со своей дальневосточной соседкой. Граница между нашими странами оформлена целым рядом международно-правовых документов.

Обязательство, взятое советским руководством в 1956 г., передать Японии после подписания мирного договора два южнокурильских острова было не актом, направленным на реализацию требований международного права, а очередным шагом доброй воли, ошибочным, на мой взгляд, как и в 1855, 1875 и 1905 гг., но все же рассчитанным на встречное движение японской стороны. Эти расчеты не оправдались.

В 1956 г. мяч снова оказался на стороне Японии, которая, однако, не захотела позитивно оценить жест доброй воли Москвы и пошла по пути быстрого возрождения регулярных вооруженных сил, в 1960 г. подписала новый договор с США о военном союзе, предусматривавший сохранение на ее территории американских военных баз, что не могло в условиях «холодной войны” не признаваться Советским Союзом враждебным по отношению к нему актом, и вышеупомянутое обязательство было Москвой дезавуировано.

Именно Япония остановила процесс подготовки мирного договора, поставив условием его подписания передачу островов, права на которые ею были утрачены в результате политики экспансии в первой половине ХХ в.

Вот уже около 50 лет переговоры по мирному договору между двумя странами и сопутствующему ему взаимно признаваемому обозначению разграничительных линий находятся по этой причине в тупике.

Россия и сейчас делает все возможное для создания благоприятной атмосферы, способствующей окончательной нормализации российско-японских отношений. Поступательно развиваются торгово-экономические связи. За последнее двадцатилетие существенно сокращена численность российских вооруженных сил как в целом на Дальнем Востоке, так и на Курильских островах, снижены активность и масштабы их военной деятельности. А Япония за 20 лет догнала по объему военного бюджета такие ядерные державы, как Англия и Франция, значительно модернизировала свои вооруженные силы; её соседей продолжают шокировать количество и масштабы проводимых Японией самостоятельно и совместно с американцами, а порой и вооруженными силами других стран военных учений и маневров. На граничащем с Южными Курилами и Сахалином о-ве Хоккайдо размещена добрая половина вооруженных сил Японии, в том числе крупнейшая Северная армия, единственная бронетанковая дивизия. Здесь сосредоточено 60% всего танкового парка японских «сил самообороны».

Приходится лишь удивляться тому, с какой легкостью некоторые российские «исследователи» идут, не останавливаясь перед подлогом исторических фактов, на доказательства «обоснованности» японских претензий на исконно российские земли, вводя в заблуждение и российскую, и японскую общественность.

Не вдаваясь в доказательства исконной принадлежности Сахалина и Курил России, подтверждаемой фактами первооткрытия, первоосвоения и первоприсоединения этих территорий Российской империей в соответствии с действовавшими в те времена международно-правовыми нормами, и в историю смены принадлежности островов России или Японии, скажу лишь, что исторический спор был окончательно разрешен и международно принят в результате Второй мировой войны.

Именно Япония начинала серию широкомасштабных агрессивных экспансионистских вооруженных акций, вылившихся затем вместе с такими же действиями Германии и ее сателлитов в то, что и стало мировой войной. И Япония, так же как и Германия, опять же в полном соответствии с международно-правовыми нормами, была за это наказана. Не вина Советского Союза, что Япония 26 июля 1945 года отказалась пойти на капитуляцию в соответствии с требованиями Потсдамской декларации, что предопределило вступление в войну с ней СССР со всеми вытекавшими для Японии последствиями.

Тяжелый опыт Великой Отечественной войны, когда Южный Сахалин и Курильские острова были превращены Японией в барьер, мешавший выходу советского торгового и военного флота к восточным берегам Камчатки и Чукотки и в открытый океан, а также морским поставкам всего необходимого для СССР в годы войны в Приморье, существенно затрудняло мобилизацию советской экономики и обеспечение Вооруженных Сил Советского Союза в борьбе с гитлеровской агрессией. Уже само по себе это доказывает их стратегическую значимость для того государства, которое ими обладает.

Даже никогда не питавший симпатий к Советскому Союзу У. Черчилль, подчеркивая именно эту стратегическую значимость Сахалина и Курил, в дни Ялтинской конференции, касаясь территориального вопроса, заявил, что будет «приветствовать появление русских кораблей в Тихом океане» и высказался за то, чтобы «потери, понесенные Россией во время русско-японской войны, были восполнены» [5].

Сегодня утрата Россией этих территорий вновь нанесла бы ей непоправимый, стратегически значимый ущерб в экономическом и военном плане.

Вячеслав ЗИМОНИН

Источник: fondsk

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1208