Природные богатства Дальнего Востока вылетят в трубу.
Блеск природы и нищета населения, истребляющего ту природу круглый год — изо дня в день с тупым браконьерским упорством

Для тигра, леопарда, лосося и прочих местных богатств страшнее браконьера «зверя» нет. Так все думали до тех пор, пока не узнали, что впритык к заповеднику «Кедровая падь» и прямо по заказнику «Леопардовый» проляжет магистральный газопровод «Сахалин — Хабаровск — Владивосток». Первый стык его трубы торжественно «сварил» несколько месяцев назад премьер-министр Владимир Путин, пишет «Комсомольская правда». Как себе представить будущий газопровод?

Траншея метровой глубины, туда укладывается труба -1,2 метра в диаметре. По ней идет природный газ. Давление внутри такой сокрушительной силы (98 атмосфер), что в проект «забиты» плановые аварии (одна в пять лет) с залповым выбросом в миллионы тонн газа. Если эти залпы совпадут с ежегодными, как в Калифорнии, «фирменными» хасанскими палами и лесными пожарами, мир вздрогнет. И кто тогда, кроме узких специалистов, вспомнит, что там, где рванула и пошла напалмом труба, жил когда-то редкой красоты зверь — дальневосточный леопард. Он обитал только здесь. И больше нигде на земле.

А вот — весы. На одной чаше — газификация Дальнего Востока, экспорт сырья в Азиатско-Тихоокеанский регион. На другой — ничтожная по численности леопардовая популяция, всего-то 30 (три десятка!) пятнистых сероглазых зверей, цепляющихся клыками и когтями за свой последний таежный бастион на юго-западе Приморья. Взвесив одно и другое, Министерство природных ресурсов России согласовало проект прохождения трубы по Земле леопарда.

Представители «Газпрома2 в Приморье и местные власти провели перед телекамерами образцово-показательную сварку первого стыка газовой магистрали. Процесс пошел! И тут вдруг, встревожившись за природу после общественных слушаний по проекту, «возникли» ученые — зоологи, биологи. Иже с ними экологи. И приморский фермер Константин Сивак, попавший со своими частными сельхозугодьями, как тот леопард, прямо под локомотив, то есть под стратегию развития региона.

ОВОС на авось

Когда прокладывают стратегический объект, одно фермерское хозяйство, допустим, не считается. А что считается? Приморские ученые нашли ответ в многостраничном труде, составленном по заказу газовиков. Фолиант носит название ОВОС — «Оценка воздействия на окружающую среду». Размер возможного ущерба приморской природе от прокладки газопровода рассчитало некое ЗАО «НПО Диэм». Хочешь — смейся, хочешь — плачь, но негативные последствия будущего вторжения газовиков «Диэм» измерил угрозами не тигру и леопарду, будто их и нет уже на юге Приморья, а… ежикам и лосям, хотя последние на Хасанщине отродясь не водились. Прибавили к ежам полевых мышей и нехасанскую ягоду — голубику с брусникой. И, написав в заключении, что «воздействие проекта на окружающую среду классифицируется как незначительное», закрыли тему ущерба. Ученые от прочитанного впали в ступор.

— Такой подход ниже всякой критики, — заявил директор Биолого-почвенного института ДВО РАН академик Юрий Журавлев. — Он не передает списка реальных угроз и путей их решения. — Мы очень много работали по трубе, все материалы передали в Москву. Но они были утеряны и, очевидно, поэтому не попали в ОВОС, — обескуражил коллег замдиректора Тихоокеанского института географии Анатолий Качур. — Прохождение газопровода по территории заказника на протяжении 17 километров приведет к неминуемой гибели последней и единственной в мире популяции дальневосточного леопарда еще на стадии строительства. Реализация проекта в представленном виде- преступная коммерческая афера, — не стал сглаживать углы и. о. директора заповедника «Кедровая падь» Сергей Хохряков.

— Трасса магистрального газопровода «Сахалин — Хабаровск — Владивосток» только в Хасанском районе пересекает 18 рек, где идет нерест лососевых рыб. Прокладка труб самым неблагоприятным — траншейным — способом нанесет нерестовым популяциям невосполнимый ущерб. Считаю такой вариант для рек южного Приморья деструктивным. Категорически против него возражаю, — поддержал ученых и экологов замначальника «Приморрыбвода» Илья Вихляев. — Газопроводу — не авось, а взвешенный ОВОС. Тогда мы его согласуем. Иначе -война.

Путин, конечно, трубу варил. Но он и с тигром целовался! — слова надежды на помощь правительства, слетевшие в пылу полемики с губ приморского гибробиолога, непримиримой Татьяны Вшивковой, стали лозунгом протестующих. И защитников природы услышали. Парламентером от газовиков назначили одного из кураторов скандального ОВОСа, эколога Валерия Бриниха. После бурного общения в Биолого-почвенном институте ДВО РАН, где проект ущерба природе в ежиках и лосях ученые распотрошили, как рыбу горбушу, куратор Бриних вышел не просто живым, но внутренне обновленным. И практически примкнул к тем, кто протестует против прокладки газопровода на авось. Он написал письмо руководителю Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору Николаю Кутьину. И тот, хочется верить, прочел, что ООО «ГазпромИнвестВосток» (дочерняя компания ОАО «Газпром» с дислокацией во Владивостоке) даже на фоне протестов продолжает гнуть свою линию.

«Инвестор строительства газопровода, — сообщил Бриних, — намерен представить в Ваше ведомство на государственную экологическую экспертизу материалы ОВОС без проведения работ по экологическому обоснованию безопасности строительства на землях Хасанского и Вяземского (Хабаровский край) природных парков». То есть инвестор, что называется, на голубом глазу (или газу?) действует по плану «Авось» — в обход ученых с их рыбой и леопардами. Экономичный подход. Особенно на фоне недавней прокладки газопровода на Сахалине. Счетная палата России насчитала тогда ущерб природе от реализации проекта «Сахалин-2» — пять миллиардов долларов! Иностранные корпорации-инвесторы уступили тогда мегапроект «Газпрому». А само понятие ОВОС скептики назвали «орудием перераспределения активов». Потратившись на покупку Сахалина, «Газпром» решил сэкономить на Приморье? Пройтись трубой по краснокнижным леопардовым и тигриным головам, перекопать родильные дома горбуши и симы — нерестовые речки. А неминуемый ущерб — вплоть до исчезновения уникальнейшей леопардовой популяции — возместить по цене перепуганных ежиков?

Барс или бакс?

«Дочка» «Газпрома» в Приморье — ООО «ГазпромИнвестВосток» — интервью не дает. Всех, кого интересует природоохранная позиция инвестора, посылают на сайт. Там экологическая политика российского газового гиганта обозначена позитивными глаголами «гарантировать», «обеспечивать», «повышать», «осуществлять», «улучшать», «учитывать», «организовывать», «внедрять». И «сотрудничать».

— Как сотрудничать, когда мы им говорим, что после рытья траншеи по дну реки рыбы не будет, а они твердят, что будет, но через пять лет? — сердится сотрудник Института биологии моря кандидат наук Дмитрий Вышкварцев. — Можно проложить трубу щадящим способом — внаклон, без переноса русла и изменения дна. Но наши предложения не слышат, потому что они вдвое дороже. Сотрудничать? Газовики, убежден Вышкварцев, играют в одни ворота. К примеру, решили привлечь к строительству приморскую природоохранную специнспекцию «Тигр». Зачем? Для обеспечения безопасности… персонала. Тайга как-никак. Страшно. А ну как из чащи выскочит зверь. Защитники природы вышли с встречным предложением: выбить у инвестора средства для отдельной лесной резервации и тем самым использовать «Газпром» для защиты от него же, «Газпрома», амурского тигра и дальневосточного леопарда. Кипит и булькает бульон из жалоб и рацпредложений.

Мой собеседник — представитель «Газпрома» в Приморье, называет это «эфирным шумом» и при слове «природа» морщится, как от зубной боли. Ему надо провести по Приморью газопровод. Остальное — лирика. Представитель гордится тем, что вместо ларька «Разливное пиво» на берегу одной из живописных бухт Хасанского района скоро появится завод, где начнут разливать сжиженный газ. Он гордится черной трубой с белой надписью «На Владивосток!» И — планами развития территории. Говорит, пройдет немного времени, и к сахалинской трубе добавится еще одна, якутская.

И газ потечет пуще прежнего: «Вот, смотрите, по схеме…». А кто-то, как автор красивых и грустных до слез документальных фильмов о приморской тайге, журналист-эколог Василий Солкин, гордится тем, что знает леопардов по «лицам» и именам -; вот старина Леопольд, вот Сталкер-красавец… И по индивидуальному меховому узору — расположение пятен у каждого зверя неповторимо, как у человека отпечатки пальцев. Василий гордится каждым новеньким детенышем леопарда, появившимся на свет вопреки наступлению цивилизации и ее главного «фактора», вооруженного ружьем, пилой, а теперь и газовой трубой. Дальневосточный леопард, не убивший, в отличие от своих южных собратьев, ни одного человека, непостижимым науке образом приспособился к снегам, пожарам, новой автотрассе, съевшей своим асфальтом и без того мизерный ареал обитания. Сжился с безбожными хасанскими браконьерами и даже танковым полигоном, лязгающим и бабахающим под боком у заповедника. Переживет ли героический зверь нынешнюю «газовую атаку»? Авось?

P. S. Когда этот материал был подготовлен к печати, нам стало известно, что «Газпром» обязал своих специалистов переработать скандальный ОВОС — с учетом критики из Владивостока. На днях обновленный документ поступил в распоряжение приморских ученых и экологов и созданной ими Согласительной комиссии. Как сообщил «КП» ее председатель Андрей Фереферов, вести речь о соответствии проекта магистрального газопровода «Сахалин — Хабаровск — Владивосток» природоохранному законодательству можно только тогда, когда исправленный ОВОС будет одобрен комиссией.

Источник: fedpress

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1038