Кому и почему не понравился Исаев?
На российские телеэкраны вышел долгожданный сериал «Исаев» Сергея Урсуляка — создателя сверхуспешной по российским меркам «Ликвидации». Телевизионный фильм рассказывает о первых заданиях Всеволода Владимирова, который уже стал Максимом Максимовичем Исаевым, но еще не превратился в штандартенфюрера СС Макса Отто фон Штирлица.

Тематически 16-серийный телефильм делится на две равные части: литературным источником для первой (только что завершившейся) послужил роман Юлиана Семенова «Бриллианты для диктатуры пролетариата», сценарий второй (ее показ начнется в понедельник, 19 октября) был написан по мотивам другого романа — «Пароль не нужен», а также рассказа «Нежность».

О том, что новому творению компании «Централ Партнершип» предстоит «горячая» встреча, было ясно задолго до выхода фильма. И дело тут даже не в культовом статусе главного персонажа, и не в том, что роман «Бриллианты для диктатуры пролетариата» уже был экранизирован в 1975 году. Все дело в той рекламной стратегии, которую выбрал канал «Россия» для продвижения нового продукта.

Уже первый трейлер фильма настраивал зрителя на то, что новый сериал — не просто очередная экранизация романов Юлиана Семенова. Черно-белые кадры в сопровождении известных музыкальных тем Микаэля Таривердиева из фильма Татьяны Лиозновой вызывали у зрителя стойкую ассоциацию с классикой, слоган намекал на преемственность, а огромная красная надпись «От создателей «Ликвидации» и кадры со знакомыми лицами обещали как минимум захватывающее зрелище. Вот в массовом сознании и закрепился рекламный посыл: «Приквел к «Семнадцати мгновениям» с актерами из «Ликвидации».

Не Штирлиц

Нет ничего удивительного в том, что выход сериала стал одной из самых обсуждаемых тем в блогах. Отзывы были разные. Среди блогеров нашлись люди, которые писали что-то вроде «понравилось» или «мы вот подсели на «Исаева». Однако в массе своей реакция оказалась негативной. Аргументов у противников сериала нашлась целая тьма. Условно все возражения можно разделить на четыре группы.

Во-первых, сериал обвинили в том, что его актерский состав «переехал» в новую работу прямиком из «Ликвидации». Мол, образы актеров в массовом сознании совсем не соответствуют героям «Исаева». Действительно, почти в каждом кадре сериала появляются лица из послевоенной Одессы — от возлюбленной Гоцмана Норы в роли шифровальщицы посольства Оленевской до лихого шофера Васьки Соболя в роли сотрудника ЧК и дяди Ешты в роли сторожа Гохрана.

Особые нарекания блогеров вызвал выбор Михаила Пореченкова на роль графа Воронцова — зрители никак не хотели признавать в бывшем «агенте национальной безопасности Лехе Николаеве» белого офицера и аристократа. Пореченкова неизбежно сравнивали с Александром Кайдановским, исполнившим ту же роль в фильме 75-го года, причем, конечно, сравнение было не в пользу Пореченкова.

Во-вторых, многих смутили идеологические вопросы, затрагиваемые в фильме. Исторический фон сериала — Советская власть в окружении врагов, как внешних, так и внутренних. В стране голод, разруха и беспредел, которые принесла сделанная «пьяным мужичьем» (по словам одного из героев сериала) революция. А главный положительный герой Владимиров эту самую революцию защищает. Уж не пытаются ли создатели фильма реабилитировать кое-кого или кое-чего похуже?

Например, блогер arlekin именно так интерпретировал сюжет «Исаева»:

Но главное — в другом. Русская нео-патриотическая догматика к истории 20 века подходит с поистине марксистско-ленинской диалектикой: с одной стороны, новорусский православный патриотизм объявляет большевизм «безбожным», с другой, СССР — правопреемником российской империи, а нынешнюю РФ — правопреемником СССР. Что позволяет не слишком убедительно исторически, но на обывательском уровне приемлемо разрешить противоречие, перед которым неизбежно оказался бы русский патриот, если бы ему от природы была дана способность самостоятельно размышлять: если большевики погубили Россию, то как следует относиться к СССР, к его социальным институтам и, что сейчас особенно актуально, к ЧК и ее наследникам по прямой?

В-третьих, у придирчивых блогеров вызвал нарекания сюжет — кому-то не понравилась «акунизация» Семенова, кому-то напротив сюжет показался слишком сложным, некоторые вообще его не увидели, сравнив обилие сюжетных линий в сериале со «шведским столом». Справедливости ради стоит сказать, что поводы для беспокойства были: всем памятна история с последними сериями «Ликвидации». Обилие безумных сюжетных поворотов (разве что оккультизма и инопланетян не хватало) в последних двух сериях многим испортило впечатление от просмотра этого телефильма. Ведь часть обаяния детектива как жанра и заключается в потенциальной возможности для читателя угадать, что «убийцей был садовник». А появление батальона недобитых пособников нацистов в послевоенной Одессе предугадать было ну очень сложно. Поэтому критики «Исаева» были особенно придирчивы во всем, что касалось правдоподобия, исторических деталей и вообще «примет времени».

Наконец, последняя группа аргументов противников нового сериала сводится к тезису «Классика неприкосновенна». Тут блогеры успели обвинить создателей в желании нажиться на славе оригинального фильма про Штирлица, снятого Татьяной Лиозновой, в попрании авторских прав и вообще в неуважительном отношении к культурному наследию.

Да, он Исаев

Во всех этих аргументах есть доля истины, однако все равно хочется им возразить. Во-первых, одни и те же лица кочуют из сериала в сериал на Западе так же, как и у нас. И за многими актерами там тоже закрепляется определенное амплуа. Но что же теперь, не смотреть «Доктора Хауса» из-за того, что Хью Лори довелось играть в «Дживсе и Вустере»? Или отвернуться от блестящей работы Хелен Миррен в «Елизавете» только потому, что до этого она больше десятка лет играла детектива в «Главном подозреваемом»?

Что же касается несовпадения внешних данных актера с ожиданиями или представлениями публики, то подобные упреки в адрес режиссера всерьез воспринимать трудно. Например, известный блогер drugoi, сравнивая графа Воронцова в исполнении Кайдановского из старой версии «Бриллиантов для пролетариата» с новым Воронцовым, приводит пару вот таких фотографий. Однако судить по физиономии об аристократическом происхождении того или иного человека — дело неблагодарное. Например, император Александр III неплохо сочетал «народное» лицо с аристократическим происхождением. Да и граф Лев Николаевич Толстой не отличался благородством черт, о чем в молодости очень печалился.

Между тем, даже безупречному красавцу Даниилу Страхову, исполнителю главной роли сериала «Исаев», тоже досталось от зрителей. Не найдя изъяна во внешности и манерах, ему припомнили роль в псевдоисторическом мыле «Бедная Настя». Похвал удостоилась, кажется, лишь Ксения Рапопорт.

Что касается идеологии, то прежде чем обвинять авторов фильма в ангажированности, блогерам стоило бы пролистать романы Семенова, чтобы понять, что авторы постарались свести революционный пафос к минимуму.

Урсуляк явно дает понять, что снимал не исторический боевик, не социально-психологическую драму, а именно детектив в политическом антураже 1920-х годов. Именно поэтому возражения относительно сюжета также кажутся странными. Выбрав в качестве первоосновы романы Юлиана Семенова, сценаристы сняли с себя ответственность за сюжетные ходы.

Конечно, историческая достоверность в «Исаеве» в деталях, возможно, и не соблюдена. Однако это, так сказать, издержки производства — перед нами телесериал с относительно небольшим по мировым меркам бюджетом, а не костюмная историческая драма или блокбастер. Достоверности там ровно столько, сколько нужно, чтобы она работала на атмосферу и не отвлекала от сюжета.

Наконец, что касается покушения на классику. Сами создатели, в частности Сергей Урсуляк, настаивали, что их сериал нельзя сравнивать с «Семнадцатью мгновениями весны». Сравнивать все равно будут, однако надо очень постараться, чтобы не заметить перекличек «Исаева» с «Мгновениями».

Явных, например, когда главный герой перед отъездом из Москвы выкладывает на скатерти фигурку ежика из спичек, и неочевидных — Страхов очень убедительно копирует манеры Вячеслава Тихонова, его Исаев, прикурив сигарету, даже спичку гасит тем самым «тихоновским» жестом. Да и приглашение на роль Пожамчи Константина Желдина, сыгравшего в «Семнадцати мгновениях» исполнительного, но недалекого гестаповца Холтоффа, выглядит не случайным.

А кроме того, по сюжету главному герою «Исаева» чуть за 20. Штирлицу в «Семнадцати мгновениях» — почти 45, и говорить о совпадении или несовпадении образов просто не приходится. Если уж на то пошло, Индиана Джонс в исполнении Харрисона Форда и юный Инди в телесериале о юности археолога — тоже совершенно разные персонажи.

В общем, в очередной раз хочется подивиться российскому зрителю. Как это, интересно, в стране, где отсутствует кабельное телевидение, а федеральные каналы можно пересчитать по пальцам, где средний уровень качества телевизионной продукции выигрывает, наверное, только у уругвайского, выросло столько искушенных, избалованных телезрителей?

К счастью, те, кто не обладает столь выраженным чувством прекрасного, могут получить от «Исаева» удовольствие. Это действительно качественный сериал с добротной режиссурой и хорошими актерами.






Источник: lenta
Все новости раздела | Уникальных читателей: 1304