Когда строения бывают несвободны...
А случается подобное тогда, когда недвижимость попадает под судебное либо иное силовое обременение. И тогда — ни продать, ни обменять, ни подарить строение нельзя. Тяжбы же могут длиться годами. Но как дом (дворец, гостиница, офис, завод), попадают в стальные рамки обременения? Можно наплодить долги, вступить в открытую конфронтацию со вчерашними компаньонами и т. д. и т. п. А можно и тихой сапой, пользуясь устоявшимся партнерским доверием, усыпить бдительность. И попытаться увести вчера еще общее добро в свою обособленную гавань. Ведь рейдерство — это не обязательно громкий силовой наезд, с кулаками и криками, шумом и гамом. Бывает, и в полной тишине большие дела проворачиваются. Главное, получить полный доступ к первичным учредительным документам. И уж тогда можно такое кино закрутить…

Причем последний вариант считается гораздо предпочтительнее силовых наездов. Разумеется, когда есть за что «ломать копья». Но подобные фокусы, похоже, уже достали и законотворцев. В Госдуму поступили антирейдерские поправки. Проект нового федерального закона звучит так «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части совершенствования порядка учета прав собственности при разрешении корпоративных конфликтов». Группа депутатов-единороссов предложила защитить владельцев ценных бумаг от рейдерских атак. Авторы документа предлагают внести такие поправки в законы «Об акционерных обществах» и «О рынке ценных бумаг», чтобы раз и навсегда укрепить гарантии прав собственности владельцев таких пакетов.

А недавно СМИ сообщили, что Госдума в первом чтении приняла поправки в законодательство, устанавливающие уголовную ответственность за манипулирование на рынке ценных бумаг. После того, как поправки в Уголовный и Уголовно-Процессуальный кодексы вступят в силу, уличенным в недобросовестной игре злоумышленникам будет грозить от двух до семи лет лишения свободы, а также денежные штрафы. Распространяться эти меры будут на преступления, причинившие крупный (1 млн рублей) или особо крупный (2,5 млн рублей) ущерб.

Но пока суд да дело, рассмотрим конкретную историю из этого, как нам представляется, ряда.

ЖИЛА-БЫЛА КОМПАНИЯ

Примерно с конца 80-х прошлого века на Сахалине образовалось предприятие «Пиленга Годо», занимавшееся глубокой переработкой рыбы и рыбоводством. Его руководитель, Евгений Краснояров, в первой половине 90-х становится губернатором области. А успешную фирму возглавил Валентин Бурков, (в прошлом — первый секретарь Корсаковского горкома Компартии, гендиректор КБОР, «Сахрыбы»).

«Пиленга Годо» в тот период занялась рыбацким промыслом. В компании работали и три рыбоводных завода, мощное строительное управление с передовой импортной техникой на вооружении. Купили также большой автономный морской траулер, для краба — средний траулер. Через Росконтракт (бывший Главснаб), суда приобретали с отсрочкой платежей (говоря современным языком, в лизинг), на верфях Николаева, ставшего частью незалежной Украины. Всю электронно-техническую начинку сразу меняли на передовые западные образцы.

Тогда же один из менеджеров компании предложил развивать дополнительное направление коммерции: мол, мы все не вечные. Рыбный промысел — дело мужское. А за единственным исключением, почти у всей руководящей верхушки фирмы - выросли дочери. Хорошо бы, значит, их тоже вовлечь в большое дело, сделав партнерами. Передав заметную часть капитала под создание недвижимости для банков, офисов, гостиниц, жилья и т. п.

РОЖДЕНИЕ «ДОЧЕК»


Идею учредители поддержали, начав арендовать под строительство землю, обзаводиться недвижимостью. Вот один из примеров. После кризисного 1998-го, когда некоторые московские кредитные учреждения банально лопнули, купили в соседнем Долинске небольшой одноименный банк. Наполнили его активами, перевели в областной центр, в заранее подготовленное здание. Занялись строительством, в т. ч. своего многоэтажного жилого дома.

Приобретали недвижимость и на стороне, переводя объекты в специально созданную для этого фирму «Истра». В итоге в областном центре в собственности у акционеров оказались офисные здания (по ул. Пограничной, 1 и по пр. Мира, в котором квартируется ныне банк), первый этаж (ул. Ленина, 283а), жилой дом с офисом — ул. Ленина, 283б, новая гостиница «Пасифик Плаза» по пр. Мира, 172… И другое движимое и недвижимое имущество. Специалисты говорят, никак не меньше, чем на полтора миллиарда рублей.

ЛОВКОСТЬ РУК И НИКАКОГО МОШЕННИЧЕСТВА?

Когда общее число активов недвижимости превысило 1,5 млрд рублей, возникли первые разногласия. Точнее, В. Бурков предложил учредителям (суммарно владеющим 65 проц. акций), продать активы. Нашелся и покупатель на эту ключевую долю. Правда, большинство сказало тогдашнему патрону, что уж если продавать, то полным 100 процентным пакетом, чтобы никому не оказаться в накладе. Валентину Михайловичу ничего не оставалось, как присоединяться к здравой идее — в противном случае остающаяся доля в 35 проц. могла просто обесцениться.

К этому времени некто Е. Скомаровская курировала в холдинге недвижимость, хранила учредительскую и проч. документацию. По словам другого гендиректора, П. Дементьева, (на тот момент — и ее непосредственного начальника), когда он в 2007 вернулся из отпуска, то в сейфе, к которому и она имела доступ, не обнаружил ключевых документов.

Их якобы похитили. Но через некоторое время … вернули. Уже в совершенно ином исполнении. Потому что четыре учредителя банально оказались «за бортом». И большинство из них утверждает, что никому свои акции не продавали. Тем не менее, теперь их место занимал один В. Бурков (у него оказался пакет в 90 проц.) Оставшиеся 10 проц. акций таким же удивительным образом оказались у ЗАО «Агентство деловых связей» (по версии компетентных органов, это была плата за оформление уже липовых бумаг).

Как бы там ни было, но переговорить с Н. В.Ивановой, главой этого агентства, нам не удалось — адрес и телефоны оказались недоступны. («Сожалею, но данная компания снята со справочной», — отвечала оператор службы 118 - бывшей 09). Ранее у акционеров, напомним, были деловые отношения с упомянутым агентством, которое, в частности, готовило регистрационные и прочие бумаги, первичные экземпляры которых, как водится, затем и хранило у себя.

Зато в разговоре с одни из авторов этих заметок, только один бывший соучредитель - Е. Скомаровская заявила, что пострадавшей себя не считает. Еще бы — ведь Евгения Валентиновна … дочь В. Буркова. Но от дальнейших ответов на вопросы журналиста решительно отказалась (как раньше и отец). А пересеклись мы в холле той самой оспариваемой недвижимости- гостинице, которой она сейчас и рулит. Гостинице, принадлежность которой (равно как и целого ряда других объектов), новым акционерам, напомним, сейчас под большим вопросом. Ибо следственные органы продолжают распутывать уголовное дело «о мошенничестве по сговору с группой лиц».

Теперь произошедшее большинство участником склонны называть не иначе, как откровенное рейдерство. Оказывается, бывает и такое: во вполне успешном холдинге покой его учредителям разве что снится. Зато есть надежда, что к моменту окончания следствия Федеральное Собрание РФ окончательно примет пакет законов, о которых мы рассказали вначале этих заметок. Законов, пресекающих на корню рейдерские действия. В т. ч. — и манипуляции на рынке ценных бумаг.

Повторим, Госдума уже приняла в первом чтении такие поправки в законодательство, которые устанавливают уголовную ответственность за фокусы на рынке ценных бумаг. Когда поправки в Уголовный и Уголовно-Процессуальный кодексы обретут силу закона, фокусникам придется серьезно отвечать. Ведь уголовный кодекс, согласно поправкам, дополняется новыми статьями. В их числе — нарушение правил учета прав на ценные бумаги, воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг…

Подобного рода манипулирования будет предусматривать и конкретные сроки наказания. Глава Федеральной службы по финансовым рынкам Владимир Миловидов характеризовал эти меры как жесткие, но необходимые.

В рассказанной же нами истории решающее слово — за следствием и судом.



Источник:
region65.com
Все новости раздела | Уникальных читателей: 1760