В Россию возвращается застой

Мировая экономика стабилизировалась, но говорить о начале ее выздоровления преждевременно. Скорее, наступают «застойные» времена, период длительной адаптации структуры экономики к новым вызовам. К такому выводу пришли эксперты, собравшиеся накануне в агентстве РИА «Новости», чтобы в очередной раз обсудить насущные экономические проблемы в рамках клуба «Экспертиза кризиса».

«Дна мы все достигли, и теперь будем медленно по нему ползти, сколько — покажет время, — прогнозирует научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. — В основе кризиса лежат структурнее факторы, которые пока не преодолены. Отсюда следует, что быстрого восстановления не будет». По словам председателя совета директоров МДМ-Банка Олега Вьюгина, стремительное падение ВВП в мире и России было остановлено экстраординарными мерами, предпринятыми правительствами ведущих стран. Однако перезапуск механизма долговой экономики так и не произошел, а альтернативы кредитной системе по-прежнему не имеется. «Происходит замещение частного долга на государственный», — добавляет главный экономист компании «Тройка Диалог» Евгений Гавриленков, при этом говорить о сокращении общего объема долговых обязательств не приходится. Основной интригой ближайших лет станет вопрос о том, каким образом экономика будет преодолевать последствия беспрецедентной антикризисной борьбы, нарушающей традиционные законы рынка, полагает ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ Владимир Мау.

Правда, России на данный счет особо волноваться не стоит. Парадокс заключается в том, что у нас стабилизация наступила не столько благодаря растрате резервного фонда, сколько на естественной рыночной основе, без участия правительства. Разумеется, в первую очередь поблагодарить за это следует благоприятную внешнюю конъюнктуру. Кроме того, в отличие от европейских государств, для России ежегодное увеличение бюджета на 30%-40% в последние годы было нормой, напоминает Евгений Гавриленков. И с данной точки зрения положение отечественной экономики выглядит более устойчивым — но это обманчивая устойчивость государства, все больше зависящего от сырьевых рынков.

Между тем сама по себе ситуация в стране далеко не так радужна. Даже о достижении дна кризиса в России пока можно говорить с изрядной долей сомнения. «Последние два месяца мы фиксируем рост промышленного производства (очищенный от сезонности), но этого недостаточно, чтобы говорить о том, что дно пройдено, поскольку одновременно фиксируется сокращение внутреннего спроса, — предупреждает руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. — Рост потребительского спроса замедлился, хотя он еще положительный, а инвестиционный спрос продолжает падать. Можно будет говорить уверенно, что мы прошли дно кризиса, когда одновременно будет расти и производство, и доходы, и потребительский спрос, и инвестиционный, и кредиты».

Не внушает оптимизма и состояние банковской системы. В этой сфере, по мнению Гурвича, развитие идет по сценарию японского кризиса 90-х годов, когда проблемы не выявлялись быстро и не решались оперативно, а «замазывались», уходили внутрь и фактически принимали хронический характер.

Что касается усилий российского правительства по спасению экономики, их можно признать успешными на первоначальном этапе. В результате масштабных денежных вливаний удалось предотвратить панику и не допустить глубокого банковского кризиса. Но «успешность» не всегда означает «эффективность». Цена вопроса оказалась чрезмерно высока. «Двести миллиардов долларов за медленную девальвацию — дороговато», — подчеркивает Ясин. Реакция властей на проблемы финансового сектора была очень быстрой, возможно даже поспешной, полагает главный экономист банка «Траст» Евгений Надоршин. «Потом выяснилось, что часть мер не работает, а часть — просто не нужна», — констатирует он. Аналитик считает, что отсутствие скоординированных действий со стороны властных структур сбило с толку рынок и отсрочило стабилизацию экономики, которая могла наступить раньше.

А уж последующие антикризисные меры и вовсе вызывают недоумение. Предпочитая сглаживать социальные последствия кризиса, власти давили на компании требованиями не сокращать персонал, что противоречит повышению конкурентоспособности предприятий. И практически все экономисты дружно сомневаются в реальной необходимости спасать государственными деньгами неэффективные производства. «Поддержка системообразующих банкротов откладывает решение проблемы, но не решает ее», — говорит Владимир Мау. Если уж помогать таким компаниям, то только при условии наличия у них четкой программы по выходу из кризиса.

Кризис в России — это не просто спад ВВП, а показатель несостоятельности прежней модели экономики. И самый большой риск для страны на данный момент заключается в консервации этой старой модели, полагает главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик. Вместо точечной «подкормки» отдельных компаний государству необходимо сделать все возможное для привлечения прямых инвестиций и вернуться к взвешенной макроэкономической политике, добиваться снижения инфляции и процентных ставок, резюмирует Олег Вьюгин.

Источник: utro.ru

Все новости раздела | Уникальных читателей: 949