«Look at me – I am Andy Warhol» Pop-art party в Хамелеоне - Виола Langsuyar Еськина

Когда стало известно о вечеринке в стиле поп-арт, не было вопроса «идти или не идти?». Конечно — идти! Итак, вечер, 1 августа, цель — бар «Хамелеон». Мы на месте. Сразу бы хотелось отметить оформление зала — на пять с плюсом. Огромные плакаты — работы Энди Уорхола, композиции из пластика, пленки и проводов, серебряные стены в стиле «Фабрики» — одиозной студии мастера. Беру на баре коктейль вызывающего синего цвета (соответствовать поп-арту, так соответствовать во всем), и ухожу в самый темный уголок. Мерцание проектора, хорошая музыка от DJ — я уже там, в Нью-Йорке 60ых, а не в Южно-Сахалинске 2000ых.

Из своеобразной нирваны, меня вернул вопрос друга сидевшего рядом: «Объясни мне, смысл поп-арта?» Смысл? С чего же начать? С истории Энди Уорхола? Хотя вряд ли можно сказать, что это он придумал поп-арт, но, несомненно, то, что именно творчество Уорхола полностью отображает весь спектр идей и символов поп-арта. Да и историю такого обширного явления в искусстве проще рассмотреть на примере одной очень неординарной личности. Как и многие люди, достигшие признания и заслужившие место в истории Энди Уорхол вырос в семье бедных эмигрантов из Польши. Болезненный и странный Энди ненавидел школу, а свободное время просвещал тому, что делал коллажи из журналов.

Каждый вечер Энди священнодействовал над своим рабочим столом, смешивал краски, разводил клей, орудовал ножницами. В этом было его спасение: из убогого и пыльного индустриального Питтсбурга, он сбегал в мир глянца, где живут короли и голливудские звезды. После окончания ненавистной школы Энди Уорхол поступил на факультет дизайна Калифорнийского технического университета. Там в основном училась золотая молодежь, но у Уорхола было одно весомое преимущество перед ними — талант. Но единственное место, где его талант был бы оценен по достоинству, это Нью-Йорк.

На каникулах Энди уже приезжал в Мекку артистической жизни и модных галерей и провел своеобразную разведку боем: друзья познакомили его с сотрудниками нескольких модных журналов, он показал свои наброски и сумел их заинтересовать. Через некоторое время Уорхол снял дешевую студию, и начал обходить редакции и рекламные агентства со своим портфолио. И вскоре его заметили, Энди Уорхол начал получать первые заказы. У застенчивого юноши обнаружилось ценное качество: он лучше других улавливал веяния времени и преобразовывал их в рекламные образы. Работа в рекламе требовала искусства общения: надо было уговаривать заказчиков, ходить на модные вечеринки.

Тут-то и открылось еще одно удивительное свойство Энди: он притягивал к себе людей как магнит. Вряд ли его внешний вид мог расположить к задушевным беседам: нервные, всегда поджатые губы, седой парик (Энди рано облысел, и у него имелась целая коллекция разнообразных париков и накладок), непроницаемые черные очки и дорогие костюмы, которые он специально заляпывал краской, чтобы создать образ рассеянного гения. Этот образ — оторванного от жизни художника, который интересуется только творчеством, и поэтому у него нет ни сил, ни желания следить за своим гардеробом, — помог ему еще в колледже, и Энди скрупулезно воссоздал его, рассчитывая на тот же эффект.

Кроме того, Уорхол был создан для ночной жизни. Так и многие творческие люди, он страдал бессонницей — ночью либо работал, либо пропадал в ночных клубах. Очень скоро Энди стал самым высокооплачиваемым рекламщиком Нью-Йорка, выполняя заказы для всех модных журналов Однако, слава в рекламном бизнесе не устраивала Энди Уорхола — ему было тесно в этих рамках, он хотел мировой известности. Тут Энди и обратил внимание на набирающий в то время обороты стиль поп-арт. Но он не знал с чего ему начать, как сотворить что-то действительно гениальное.

Идею, которая принесла ему долгожданную славу, он купил у своей приятельницы за 50 $. «Что ты больше всего любишь? — спросила та Уорхола и сама ответила: — Деньги. Вот и нарисуй доллар. Смысл в том, чтобы взять что-нибудь простое и всем известное — тот же доллар или консервную банку с супом». А дальше — мы знаем, что произошло. Только слепой не видел картину Энди Уорхола с банкой томатного супа «Кэмпбелл».

Энди понял, что мир и общество намного проще, чем кажется — люди готовы объявить банку дешевого супа музейным сокровищем, а незатейливую идею ценой 50 $ - гениальным художественным прорывом. Слава Энди Уорхола расла каждый день и он открыл огромную студию, назвав ее «Фабрикой». Очень скоро «Фабрика» стала символом нового искусства, местом обитания богемной молодежи. В ее комнатах, выкрашенных в серебряный цвет, постоянно крутились молодые артисты, начинающие художники, мечтающие стать звездами. Уорхол большую часть времени рисовал в одном из закутков, но регулярно выходил к публике. Постоянная тусовка была ему необходима как воздух: в ней он черпал новые идеи, зачастую беззастенчиво присваивая задумки своих приближенных.

Он находил время для каждого: улыбался, что-то советовал, делал подарки, покупал выпивку и наркотики. Но к людям Энди относился как к мусору, ему не было дело до их чувств или мыслей, если только с одной целью: сделать из этого новый арт-объект. Он снял множество фильмов, сюжет которых состоял в одном: перед включенной камерой обитатели «Фабрики» выворачивались наизнанку, обнажая души. Когда несколько его прежних фаворитов покончили с собой, он воспринимал это с подчеркнутым цинизмом. К 1968 году Уорхол был уже признанным мастером поп-арта.

Его выставки с успехом проходили по всему миру, в Америке не было художника популярнее — за одну из его картин на аукционе заплатили 60 тысяч долларов. Это был рекорд: никто из его современников столько не получал. Так действительно в чем суть поп-арта? Что это новое видение искусства или полная его деградация? На этот вопрос нет ответа, и не утихают споры критиков по этому поводу.

Поп-арт как сюрреализм несколькими десятилетиями раньше предложил новое видение обществу, его новую философию. Любой предмет может стать предметом искусства — начиная от банки с томатным супом, заканчивая образом Мерлин Монро. Но при этом он не имеет ничего существенного, просто бред. Гениальный бред. Культура масс, или культура для масс. Созидание или разрушение. Все это грани одного явления, называемого поп-артом. Глоток ядовитой синей жидкости, музыка, мелькание кадров фильма — и я снова в «Фабрике», в Нью-Йорке 60ых.

Фотоотчет здесь!

Виола Langsuyar Еськина

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2825