Торговцы поплатятся за необузданные наценки

Закон, который урегулировал бы торговлю на территории РФ, разрабатывался пять лет ни шатко ни валко, поскольку слишком уж разнятся интересы поставщиков, продавцов и покупателей, и найти между ними компромисс никак не удавалось. До тех пор, пока Владимир Путин неожиданно не посетил «Перекресток», где его возмутили торговые наценки. Премьер поручил министрам совместно с представителями деловых кругов срочно произвести на свет «не мертворожденное дитя, а реальный регулятор в сфере розничной торговли и взаимоотношений в цепочке производитель, переработчик и продавец».

Так появился Закон о торговле (точнее, «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ»). Он рождался в муках у рабочей группы под руководством первого вице-премьера Виктора Зубкова, в которую входили представители двух «противоборствующих сторон» — производителей (главным образом аграриев) и торговых сетей, между интересами которых надо было найти приемлемый компромисс. «Законопроект получился», — так охарактеризовал итог работы Зубков. Кто добился большего успеха — ритейлеры или производители, сказать сложно. В целом, те и другие в меру довольны компромиссом, но производители все-таки больше: ведь они, пожалуй, впервые получили определенную правовую защиту от торговцев. Производители, в частности, удовлетворены тем, что введен запрет взимания с них «платы за вход» в торговые сети; предусмотрена обязанность магазинов резервировать 20% «полочного пространства» для продуктов питания, произведенных на территории данного региона. Интересам производителей отвечает и ограничение отсрочки платежей по поставкам продовольственных товаров.

Специально оговорены некоторые другие нюансы, которые могут влиять на конечную цену товаров. Так, торгующие компании не вправе продавать товары по цене ниже, чем установлено в договоре, без согласия поставщика. Исключения составляют случаи, когда такие товары продаются под товарным знаком сети (private label) или когда истекло более 80% срока годности товара. Запрещается также включать рекламные, маркетинговые и другие услуги в договоры поставки. Торговым сетям разрешено включать в цену поставки премии, выплачиваемые покупателю в связи с приобретением им определенного количества продовольственных товаров.

В процессе подготовки Закона о торговле возникало много споров и неоднозначных идей. Например, предлагалось снизить порог «предельного доминирования» торговых сетей на рынках с нынешних 35% до 10% или даже 5% рыночного оборота. Взбудоражило общественность и предложение запретить крупным магазинам работать по ночам — это, по мнению авторов идеи, должно было помочь мелким торговым точкам конкурировать с крупными. Наконец, «Единая Россия» хотела ввести государственное регулирование торговых наценок.

К счастью, все эти экстремальные идеи не прошли. Однако в законе появились вещи не менее интересные. Они касаются, прежде всего, возможностей государства влиять на торговую деятельность. Основным инструментом такого влияния будет служить Федеральная антимонопольная служба, получающая по сути неограниченную свободу действий. Если раньше существовал упомянутый «порог доминирования» на рынке, преступать который производителям и продавцам было запрещено, то теперь его отменили. И радоваться по этому поводу участникам рынка не приходится. «Предполагалось ввести порог в 10% или 5%, но в конечном итоге было решено, что не нужно устанавливать никакие пороги доминирования, а ввести прямой запрет на дискриминационные действия для всех тех, кто подходит под определение „торговая сеть“. Это фактически означает, что порог доминирования равен нулю», — пояснил ситуацию глава ФАС Игорь Артемьев на заседании президиума правительства. «Дискриминационные действия» будут караться штрафом от 500 тыс. до 1 млн рублей, а руководители компаний — злостных нарушителей конкуренции — привлекаться к уголовной ответственности. И что характерно: список «дискриминационных действий», содержащийся в законе, в дальнейшем планируется расширять — с таким предложением уже выступила ФАС и нашла поддержку у правительства. По словам Артемьева, его ведомство будет иметь право выдавать предписание компаниям о прекращении действий, которые покажутся службе дискриминационными, причем, даже если они прямо не указаны в законе. После этого компания в течение месяца сможет обжаловать решение ФАС, а окончательный вердикт о законности действий компаний вынесет суд. В итоге, по мнению Артемьева, «за 3−5 лет у нас сложится перечень недобросовестных практик, закрепленных решениями судов».

Но весь этот механизм означает, что ФАС может возбудить дело против любой компании, независимо от ее доли на рынке, по любому подозрению в недобросовестной конкуренции. Так что от нежданных судебных тяжб с антимонопольной службой не застрахован никто из участников рынка.

Следует отметить, что Закон о торговле отнюдь не застраховал участников рынка и от государственного регулирования цен: в тексте содержится недвусмысленный намек на то, что такое регулирование может иметь место. Так, в статье 8 говорится, что хозяйствующий субъект «самостоятельно устанавливает цены на товары», но тут же уточняется: «если федеральным законом предусмотрено государственное регулирование цен и торговых надбавок на отдельные виды товаров», то цены на такие товары устанавливаются правительством. При описании договора поставки отмечается, что цена, по которой производители поставляют товар в торговые сети, устанавливается по соглашению сторон, однако если неким законом предусматривается госрегулирование цен (торговых надбавок) на отдельные виды товаров, цены на них устанавливаются сетями в порядке, определенном правительством. Такие пассажи в законе будут висеть над торговыми сетями дамокловым мечом, напоминая, что чрезмерные «накрутки» могут побудить правительство вернуться к вопросу о регулировании цен.

Источник: «Утро»

Все новости раздела | Уникальных читателей: 876