Южносахалинка умерла на улице спустя час после ухода из больницы

Меня зовут Настя, мне 21 год, и три дня назад я стала сиротой — умерла моя мама. Я хочу рассказать историю о безразличии южносахалинцев и халатности местных врачей.

Как всё началось
Мама почувствовала себя плохо с утра 18 июля, тогда она вместе с отчимом вышла на почту. Она не успела пройти и несколько десятков метров, как у неё закружилась голова и началась одышка. Родители вызвали «скорую», которая доставила их в городскую больницу им. Анкудинова, там у мамы взяли все необходимые анализы и поставили капельницу. Они пробыли в медучреждении несколько часов и отчим ушёл домой. Маму оставили в больнице до окончания всех процедур. Через какой-то промежуток времени родители созвонились, мама сказала, что всё хорошо, и что о ней можно не волноваться. Вскоре процедуры закончились и её отпустили домой. Видимо она почувствовала себя лучше, потому что сообщать о том, что собирается идти домой она не стала — вероятно, рассчитывала, что дойдет сама. В седьмом часу вечера она вышла из городской больницы им. Анкудинова, но её маршрут был недолгим.

Самое страшное
Мама дошла до улицы Горького и между домами № 14 «а» и № 16 упала. Просто упала без сознания. Её, лежащую прямо на проезжей части, увидела одна из сотрудниц продуктового магазина, расположенного рядом. Женщина подошла к маме, попыталась поднять её с дороги, но не вышло. Тогда очевидец попросила проходящих мимо мужчин помочь ей, просьбу они выполнили — перенесли маму на лужайку и облокотили спиной к дереву. Пульс был слаб, но тем менее он прощупывался — у неё был шанс выжить. Сотрудницу торговой точки сменила её коллега: пока одна вызвала «скорую», другая пыталась привезти маму в чувства.

— «Она была без движения. Я дала ей пощечину, и она практически сразу на неё отреагировала — вздохнула с хрипом. Мне показалось, что она пришла в себя, но, к сожалению, только показалось. Губы женщины начали синеть на глазах, а лицо — бледнеть. Мы пытались прощупать пульс что на шее, что на запястье, но у нас не получалось», — с ужасом вспоминает продавщица.

За всё это время дозвониться в «скорую» не удавалось — там попросту не брали трубку. Позже к «дозвону» присоединилась местная жительница, она также пыталась вызвать медиков, но на том конце провода были слышны лишь гудки. «Скорую» удалось вызвать лишь спустя ~20- 30 минут, и через единую службу «112», но радоваться пришлось недолго — медики прибыли на место только через 50 минут. В результате, из-за равнодушия и неторопливости врачей было потеряно больше часа. Это был тот самый час, который мог изменить всё…

Справка: норматив «доезда» «скорой» на экстренные вызовы до 10 минут. Если есть проблемы с трафиком, дорогой — до 20 минут.

Загадочные обстоятельства

Прибывшим медработникам удалось лишь констатировать мамину смерть. Первая карета «скорой» некоторое время пробыла на месте и уехала. Позже их сменила ещё одна бригада врачей, но и они находились на месте недолго. Сотрудники полиции и следственного отдела приехали на Горького только около 21:30 (!), и, сообщив нам о случившемся по телефону, наконец, забрали тело в морг Сахалинского областного центра судебно‐медицинской экспертизы.

Слёзы. Ожидание. Вскрытие… точнее его неожиданные результаты. По итогам экспертизы, причиной смерти стало «острое отравление неустановленным веществом». Неустановленным веществом? И это при том, что она совсем недавно вышла после процедур из лечебного учреждения? Каким образом оно могло произойти, если мама поступила в приёмный покой с пониженным давлением и кроме раствора из капельницы ничего не принимала? Почему сотрудники «скорой» почти полчаса не брали трубку? Откуда могло взяться отравление? Почему наши врачи оказались столь равнодушны и безразличны к чужой беде — почему не госпитализировали её? Почему телефон «скорой» не отвечал столько времени? Почему люди, проходившие мимо умирающего человека, не догадались сбегать за врачом в горбольницу — неужели расстояние в 300 метров стало препятствием к спасению человека?
Эти вопросы не дают мне покоя.

А на следующий день на корпоративную почту мы получили пресс-релиз от следственного комитета по Сахалинской области. В нем сообщалось:
«18 июля 2017 года в 21 час 30 минут в следственной отдел по г. Южно-Сахалинск следственного управления Следственного комитета РФ по Сахалинской области поступило сообщение о том, что недалеко от дома № 14 „А“ по ул. Горького областного центра обнаружено тело 42-летней местной жительницы, без внешних признаков насильственной смерти.

В ходе осмотра места происшествия причину смерти женщины установить не представилось возможным. В связи с чем, для её установления, труп направлен на исследование в Сахалинское областное бюро СМЭ.

В настоящее время по данному факту следственным отделом по г. Южно-Сахалинск проводится проверка, в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ.»

Я надеюсь, что органы следствия смогут объяснить, как «неустановленное вещество» могло попасть в организм моей мамы, почему очевидцы, пытавшиеся вызвать «скорую помощь» не смогли дозвониться до неё около получаса.

Я прошу провести расследование самым тщательным образом, а эту статью считать открытым письмом — от дочери и журналиста. Уж слишком много вопросов в этой страшной истории.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 16478

Автор: Анастасия Милованова

"ИА citysakh.ru"