Неспортивное поведение: открытое письмо бывшему министру спорта


В редакцию Citysakh.ru обратился Антон Войтович с просьбой опубликовать историю о том, как на протяжении практически года он, в составе федерации по сверхлегкой авиации Сахалинской области, борется с чиновничьим аппаратом за право заниматься любимым делом. О надеждах, небе и парапланах — его история.

(Письмо приведено полностью, в том виде, в котором оно поступило в адрес нашей редакции)

Неспортивное поведение

С парапланеризмом я познакомился не так давно — не прошло еще и года. Часто бывал на «Горном воздухе» и, конечно, не мог не заметить разноцветные крылья, парящие в небе. Правда, тогда я еще мало понимал разницу между парапланом и, скажем парашютом. Однажды подошел к только что приземлившемуся пилоту, разговорились. Оказалось, что Евгений занимается параглайдингом уже более 20 лет. Начал летать на Сахалине одним из первых. Я, как и многие мечтал в детстве стать летчиком. И, как многие, свою мечту реализовать не смог. Потом она забылась, схоронилась под рутиной жизни. А тут — вот она возможность! Ну и конечно, я напросился на полет.
Не уверен, что могу в красках описать его, первый полет. Ну это, пожалуй, как первая любовь — запоминается на всю жизнь. Но описать сложно, считаю, что каждый должен испытать его сам. Так я и проникся романтикой парапланеризма.
Вообще, парапланеристы — особая каста людей. Неисправимые романтики и мечтатели. Люди, которые общаются с небом, чувствуют и понимают его. А это дорогого стоит.
Вернемся к моей истории. Познакомившись с миром парапланеризма и его сахалинскими обитателями я и сам начал учиться этому спорту. Узнал, что у нас, оказывается, действует общественная организация — «Спортивная федерация сверхлегкой авиации Сахалинской области». Сразу, не раздумывая написал заявление на вступление.
Помню, как мы сидели на общем собрании членов федерации, обсуждали насущные проблемы. Решили, что этот спорт надо развивать. Сразу начал выдавать какие-то мысли, однако, бывалые пилоты воспринимали свежие, как мне казалось, идеи без особого энтузиазма. Решили писать проект развития сверхлегкой авиации на Сахалине.
Как выяснилось в последствии, спортсмены уже не первый год пытались двинуть свой спорт, донести до верхов, сидящих в серьезных кабинетах. Некоторые из пилотов пытались охлаждать мой пыл, мол, ничего у тебя не получиться. Но все же общее собрание делегировало мне необходимые полномочия.
Наш проект был настолько простым и понятным, что мне казалось — ну не могут его не поддержать! Я не видел (да и сейчас не вижу) ни одной объективной причины, чтобы отказывать нам. Раскрою немного подробностей — проект о развитии специализированного спортивно — туристического кластера на «Горном воздухе». Огромным, решающим плюсом для областного руководства должен был стать пункт об использовании «Горного воздуха» в летний период. Да и в зимний. Собственно, мы предлагали решить, пожалуй, одну из основных проблем спортивно-туристического комплекса, поглощающего бюджетные деньги с аппетитом проснувшегося медведя.
Проект на бумаге был готов. Конечно, это не модная нынче «Дорожная карта», просто описание проблемы и решения. Как в школьных задачах — дано, вопрос, решение. Все просто и понятно, с примерами мировых горнолыжных курортов, где все это уже есть, с расчетами. Короче, проект был готов, начались томительные «хождения по мукам», то есть по тем самым высоким кабинетам.
Параллельно мы совершали полеты с Горного, с нашей Лысой горы, которая, к слову, в аренде у нашей федерации.
Перво-наперво решил отправить письма в профильные ведомства — министру спорта Антону Зайцеву, и на всякий случай — самому Главе региона. Сейчас даже не вспомню, какой ответ пришел. Смысл был такой: «В утвержденной концепции развития „Горного воздуха“ вашему спорту места нет». И тут начались проблемы.
Нас перестали пускать на канатную дорогу. Имею ввиду с парапланами. Просто не пускали и все. Естественно, начались переговоры с директором СТК. Точнее с И. О.
Параллельно мы разрабатывали разрешительные документы — поправки в Аэронавигационный паспорт. Это было вызвано изменениями в воздушное законодательство. Вообще, нас на отрез отказывались пускать, мы сражались. Наконец, нам удалось полностью легализовать свои полеты и в назначенный час на стол директора СТК легла толстая папка с документами.
И тут новая беда — показывают мне, значит, письмо на имя И. О. Директора СТК, подписано генералом ФСБ. Решение антитеррористической комиссии — «рекомендуем воздержаться от полетов СЛА (сверхлегкой авиации) над территорией СТК «Горный воздух». Как? Почему? Непонятно. Абсолютно нелогичное решение, наверняка кем-то продиктованное. И вот тут я понял, что за всем этим кто-то стоит… Не закон и порядок, а что-то иное… В общем, не смотря на то, что рекомендация — не запрет, нам летать над Горным воздухом запретили. Ну, хоть на канатку стали пускать, и на том спасибо.
Мы не отчаивались. Планировали соревнования, устраивали демонстрационные полеты, тренировались. Мы любили этот спорт и мечтали его двинуть в массы, сделать небо — открытым для всех.
Я ушел с работы, стал подрабатывать на другой, с более свободным графиком. Все деньги мы вкладывали в федерацию. Подъемы на канатке (кстати, важная статья расходов, с такими-то ценами), оформление документов, командировки в Хабаровск для утверждения документов в контролирующих органах и тому подобное. Мы были настоящими энтузиастами. Союзников у нас не было на тот момент, но руки мы не опускали. И не просили помощи — лишь бы не мешали.
И тут картина стала проявляться. Сперва публикация в одном из популярных сахалинских СМИ — министр спорта хочет установить на Лысой сопке надпись «Сахалин». На Лысой — которая в аренде у нас! Откуда мы летаем! А эта штука — она не только будет серьезно мешать, она и опасна для полетов.
Потом собирается инициативная группа людей, зовут нас, как говорили раньше «на стрелку». Что за люди? Тоже парапланеристы. Только другие, не мы. Часть уже давно не летает, часть летает где-то, но на сопке у нас я их ни разу не видел. Оговорюсь, что после изменений в законодательство, все полеты с Лысой горы производятся только по согласованию с нами.
И вот, эти люди выносят ультиматум: «Мы создаем свою федерацию. Нас поддерживает министр. Отдайте нам документы на гору, мы разрешим и вам там летать. В противном случае, ее у вас просто отберут. Мы отберем. Все равно.»
Представьте, что потратя кучу времени, денег, бессонных ночей, жертвуя всем, чем только можно, вы на протяжении долгого времени созидали что-то. И тут к вам приходят и говорят: «Отдай!» Понимаете мое негодование?
Что касается личности и мотивов этих людей, тут сказать мало что могу. Есть человек, который знает их, но у него своя история, у меня своя. Надеюсь, он ее расскажет.
А что до нас — мы ответили на угрозы спортом. Начали летать каждые выходные и, как можно массовее. Создали сайт, наладили работу со СМИ, стали рассылать пресс-релизы. Пора было выходить из тени, и заявить о себе!
Пошли новые проблемы. Во-первых, появились весы внизу, на входе на канатную дорогу. Теперь наши парапланы взвешивают. И следят за исполнением следующего правила — если вес багажа более 15 кг, покупай второй билет! А любой параплан весит 17,5 кг!
Во-вторых. Нас начали обвинять в незаконной вырубке леса на территории «Горного воздуха». Кроме того, кто-то стал подбрасывать свежесрубленные березы на арендуемую нами площадку.
Нам срочно нужен был информационный повод. Привлечь как можно больше людей на нашу сторону, имею в виду простых горожан. И мы решили провести массовые соревнования летом, с классной тусовкой, с привлечением спонсоров и партнеров. Но, прежде решили потренироваться. Наметили небольшие официальные соревнования, утвердили даты и положение городского Чемпионата.
Наметили на субботу 27 мая. Договорились с директором стадиона «Спартак» о месте посадки. В целях безопасности с 11:30 до 15:00 никаких других мероприятий на стадионе в этот день не должно было быть. Договорились с руководством «Горного воздуха» о предоставлении бесплатных подъемов участникам соревнований и гостям. Ну и конечно, пригласили гостей. Заручились поддержкой — наши спортивные инициативы одобрили Андрей Алексеевич Хапочкин, Агентство по туризму области, «Единая Россия». И вроде бы, подвоха ждать было неоткуда, разве что молебен в церкви не заказали.
И вот, наступила пятница. День перед соревнованиями. Я приехал к нижней станции канатной дороги, уточнить, все ли в порядке, передали ли охране списки гостей и спортсменов для участия в соревнованиях. Как оказалось, нет! И тут я встретил Андрея Владимировича Кораблева — руководителя СТК. Андрей Владимирович мне прямо сказал — разговаривайте с министром. Его устное распоряжение — не пускать вас! Тут я понял, что, пожалуй это … не могу до сих пор вспоминать тот стресс.
Я позвонил министру. Я не буду передавать наш разговор. Но, мы договорились. Я объяснил, что мы проводим соревнования под эгидой партии, приглашены СМИ. Мы не можем их отменить. Разрешение было получено.
И вот — день, который мы так долго ждали. Все готовы. Спортсмены внизу, кто-то на автомобиле поднялся наверх, готовиться. Я встретил гостей, повел их к канатной дороге, чтобы поднять на сопку. На открытие был запланирован полет тандемов с флагами. Тандем — это когда летит пилот и пассажир. Вот гостей мы и хотели прокатить на открытие.
Вернемся к канатке. Тут, во-первых, я вижу министра, садящегося в кабинку. Ну да ладно. Во-вторых, оказалось, что распоряжения о бесплатных подъемах не поступало. Звоню заместителю директора «Горного воздуха». Он подтверждает, что договоренность в силе, перезванивает охране, отдает распоряжение пропустить. Охранник тут же связывается по рации с неким человеком, который сопровождал министра в кабинке канатной дороги и получает ясный ответ — «министр сказал бесплатно никого не пускать».
Купили за свои деньги ски-пассы гостям, подняли их. Открытие состоялось.
Пришел черед официальных полетов, т. е. соревнований. И в решающий момент на поле выбежала гурьба юных футболистов! А громкоговоритель при этом объявил о начале товарищеского матча. Все присутствующие были в шоке. Напомню, у нас было утвержденное положение, подписанное директором стадиона! Ну не мог он без приказа сверху допустить этого!
Ввиду соображений безопасности мы перенесли место посадки за забор «Спартака», на пыльную дорогу. Перенесли место посадки, но не соревнования. Мы твердо решили — соревнований должны состоятся. Я не видел иных вариантов и благодарен, что участники меня поддержали! Вот это настоящие спортсмены.
Было еще много неожиданностей — во время соревнований пропали два параплана. Пришлось вызывать полицию. В итоге их нашли в лесу. Не берусь ничего утверждать по этому поводу.
И в завершении: Антон Владимирович! Не смотря ни на что, наши соревнования состоялись! Члены федерации — пилоты — участники соревнований доказали, что они настоящие спортсмены. Я ими очень горжусь. Горько осознавать, что Вы, как самый главный по спорту, не то что не гордитесь, а наоборот испытываете противоположные чувства. Знаю, что Вы испытываете неприязнь к одному из наших пилотов. Но, считаю, что мы с Вами, как спортсмены в первую очередь, и как люди одинаково заинтересованные в развитии Сахалинской области, должны идти друг другу на встречу, должны встретиться и обсудить все вопросы. Вполне возможно Вас кто-то ввел в заблуждение, иначе мне не понятно Ваше отношение к нам. Нужен диалог, именно диалог, а не то, что происходит — попытки нас задушить любым путем. Неспортивное поведение получается…

1 июня этого года Антон Зайцев покинул пост министра спорта, туризма и молодежной политики Сахалинской области. Остается надеяться, что члены федерации по сверхлегкой авиации Сахалинской области найдут понимание и поддержку у Сергея Буренкова, который уже приступил к своим обязанностям.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2984

Автор: Екатерина Верик

"ИА citysakh.ru"