Открытый форум прокуратуры - о чем не смогли сказать предприниматели

Пресс-служба прокуратуры Сахалинской области уже рассказала нашим читателям о том, как проходил открытый Форум, девиз которого звучал так: «Обеспечение законности и благоприятного климата для бизнеса».

Прошедшее мероприятие имело весьма представительный состав. Достаточно сказать о том, что в зале заседаний Сахалинской областной Думы присутствовали:
— Прокурор Сахалинской области Николай Рябов;
— Председатель правительства Сахалинской области Вера Щербина;
— Председатель Сахалинской областной Думы Владимир Ефремов;
— Мэр Южно-Сахалинска Сергей Надсадин;
— Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Сахалинской области Андрей Коваленко и множество других представителей органов власти и общественности нашего региона.


О ходе мероприятия вы можете прочесть в материале, размещенном на страницах нашего сайта.Сумасшедшие цифры о более чем 5 тысячах нарушений прав предпринимателей у нас в регионе заставили задуматься. Стало интересно, о чем говорили сами предприниматели в зале заседаний, и о чем им не удалось сказать прокурору, о чем они попросту не успели поведать.

Мы уже писали на наших страницах о странной и загадочной ситуации которая сложилась на протяжении нескольких лет вокруг важнейшего, даже стратегического для нашего города предприятия — ОАО «Южно-Сахалинского хлебокомбината им. И. И. Кацева». Вокруг этих производственных мощностей развивается странная история. Не смотря на то, что в поддержку предприятия уже выступил Президент всероссийской организации «Опора России» Александр Калинин, директор хлебокомбината счел необходимым озвучить наболевшую проблему на форуме прокуратуры. Не дожидаясь реакции представителей Генерального Прокурора и министра внутренних дел Российской Федерации, которым уже направлены соответствующие заявления.

Директор хлебокомбината Владимир Боев, во время нашей встречи, казался слегка расстроен. Он едва успел обозначить суть вопроса перед прокурором Сахалинской области, без всяких подробностей.

— Прокурор переадресовал мой вопрос Начальнику управления МВД России по Сахалинской области генерал-майору полиции Олегу Долгому. И я услышал: «Следствие во всем разберется». Сколько можно уже разбираться?

— О чем вы не успели сказать?

— Мне кажется, за рамками обсуждений остался не маловажный эпизод. Настоящее уголовное дело по проверке материалов 2010 года («Сам у себя украл») возбуждено 31 августа 2016 года по заявлению гражданки Черниковой, которая проработала на предприятии в должности бухгалтера всего полтора месяца с мая 2011 года по июнь 2011 года. Полагаю, эта гражданка имеет ко мне личную неприязнь за то, что я ее уволил. Как вообще она может писать заявление, если она не работала в 2010 году и не являлась очевидцем и свидетелем тех событий?
Есть еще один заявитель — Бондаренко — поставщик сырья и материалов на наше предприятие с которым еще в 2011 году я расторг деловые отношения. Полагаю, он решил привести к банкротству и захватить предприятие вместе со своими влиятельными людьми. Он уже фигурировал ранее в судебном разбирательстве с нашим хлебокомбинатом. С его стороны в 2015 году был подан иск на 48 млн рублей. Однако, в ходе разбирательства, судья потребовал от него предоставить оригинал документа (договор). Оказалось, что его «украли» у истца. После, он принес документ в зал суда с расплывшимися печатями нашего предприятия. На каждой странице договора (30 листов) стояла четкая печать его фирмы и на каждом листе — размытые печати хлебокомбината. Экспертизой было доказано — документ поддельный. Тогда, Бондаренко не понес никакого наказания. И вот, вновь он якобы дает показания по новому, уже уголовному делу. К слову, гражданка Черникова, в настоящее время, работает у того же Бондаренко. Нам это известно.

Тогда, на форуме прокуратуры, я прямо хотел заявить о том, что Бондаренко может пользоваться связью с правоохранительными органами в осуществлении своих планов. Кто за этим стоит на самом деле я не знаю, но их цель для меня понятна — обанкротить завод и захватить его.

— Насколько нам известно, это не единственный случай, когда вы оказываетесь со своим предприятием в странной ситуации?

— Да, буквально накануне, 24 марта у нас состоялась встреча с архитектором областного центра Алексеем Брусенцевым, на котором присутствовали Владимир Гаврильчик от департамента землепользования и Сергей Дмитриев, как представитель застройщика.
Обсуждали вопрос формирования земельных участков под строительство торговых объектов на улице Есенина. Нам участок был выделен в 2010 году, а ЗАО «Максима» (на тот момент) был нарезан участок земли в 2013 году. В 2010 году лично Кравцов вычерчивал нам границы участка, в том числе и охранную зону придомовой территории жилого дома, расположенного по соседству — 10 метров. Была обозначена охранная зона теплотрассы в размере 2,5 метров. Наш объект находится в границах, которые определены специалистами города. Как раз в эти охранные зоны попадает строительство объекта Сергея Дмитрива и его предприятия ЗАО «Максима». Мы уже не говорим о том, что его строение вплотную примыкает к стенам нашего магазина, мешая обслуживать фасад. У нас уже пошли трещины. А размежевание участка под строительство ЗАО «Максима» проходит в 2013 году, как и участка придомовой территории жилого дома. Как интересно все складывается, для нас это была охранная зона, для Сергея Дмиртриева — территория застройки. А в итоге, теперь мы обсуждаем у архитектора вопрос о том, что наше строение находится на территории участка «Максима», оказывается нам как-то не так размежевали территорию. Куда делась придомовая охранная зона?


— На этом совещании из уст главного архитектора прозвучала фраза о поиске компромисса. Вы готовы идти на соглашение с господином Дмитриевым?

— Его здание, на мой взгляд, построено со всеми возможными нарушениями строительных норм. Если бы могли подобраться теперь к нашей стене магазина — возможно я бы рассматривал вариант соглашения и примирения сторон. А теперь у нас закрыт доступ к стене, в которой уже трещина, строительством сломано наше оборудование (кондиционер). Это дерзко и нагло. Получается, изначально сломали, построили свое, а потом говорят о примирении.

— Позиция администрации вас устраивает?


— Нет, не устраивает. Мне кажется, что в данном случае идет лоббирование интересов со стороны чиновников.


— Как вы считаете, департамент способен разрешить сложившуюся ситуацию без суда?


— Способен. Мне кажется руководитель должен был рассмотреть вопрос о выдаче разрешения на строительство ЗАО «Максима», о том где расположен их фундамент. Дать свою оценку о соблюдении строительных норм.

— Так может специалистам лучше выехать на место и осмотреться?


— Конечно, на совещании мы услышали о том, что архитектор даже не знает о соседствующем многоэтажном жилом доме.

Мы были просто обязаны выслушать вторую сторону конфликта и получить комментарии от самого Сергея Дмитриева. Сергей Вячеславович обратился к нам с просьбой предоставить читателю полный его комментарий и его просьбу мы охотно выполняем:

— Скажите, что явилось поводом для встречи у главного архитектора?



— Поводом для встречи наших сторон явилась задача поиска компромиссов между двумя хозяйствующими субъектами.


— В чем суть спора?


— Так получилось, что у одного субъекта построенный объект зашел на 2,5 квадратных метра на земельный участок другого. Коллеги говорили о том, что может присутствовать кадастровая погрешность. Однако, она не должна превышать 0,5% от общей площади занимаемого участка. Этот прописывается в межевом деле. Мы готовы рассматривать любые предложения и договариваться. Никому не нужно сегодня показывать свои силы в суде. Мы готовы уступить эти два метра площади земельного участка.


— Насколько нам известно, идет суд по данному вопросу?


— Да.


— Каков ваш прогноз?


— Я не даю прогнозов. Суд должен установить истину.


— Вы готовы идти на компромисс. А требования со стороны хлебокомбината, они вас устраивают? Имеется ввиду отодвинуть фундамент.


— Ну, а как его отодвинешь? Тогда он должен отодвинуть свое строение. Однако, постройки не подвинешь и эта данность, с которой сегодня надо смириться. Мы готовы рассматривать претензии, если повреждена стена по нашей вине — мы готовы договариваться.


Руководитель регионального отделения общественной организации «Опора России», чей президент выступил в защиту хлебокомбината на самом высоком уровне, находится сейчас вне пределов нашего региона. Однако нам удалось связаться с Юрием Дъяковым и получить комментарий по существу проблемы. Проблема одна — нездоровая ситуация вокруг предприятия пищевой промышленности областного центра.


— Юрий Ильич, как вы оцениваете прошедший форум? Удалось директору достучаться до генералов?


— Мне кажется, низовые исполнители просто подставили своих руководителей, возбудив очередное уголовное дело. Им конечно же приходится теперь оправдываться и это неприятно. Насколько я знаю, было сказано: «следствие разберется». А почему оно возникло, это дело, кто-нибудь скажет вообще? Сколько можно мусолить одно и то же?


— Спор по земельному участку на улице Есенина вы вписываете в общую картину происходящего вокруг предприятия.


— Да, считаю это все из одной оперы. Более того, я не понимаю, на каком основании и в каком качестве к архитектору на совещание приходит Сергей Дмитриев? По имеющейся у нас информации депутат Дмитриев уже не является учредителем ООО «Максима» (в прошлом ЗАО) в число его учредителей теперь входят родственники депутата. Он пришел радеть за бизнес как депутат, продвигая чьи-то интересы?

Подводя итоги наших бесед хотелось бы действительно понять, почему к действующему предприятию, выпускающему социально значимую продукцию, приковано столько внимания? Что заставляет периодически отряхивать от пыли старые материалы уголовных дел? Почему руководителя раздирают на все стороны судебными исками?
К сожалению именно эти вопросы, по мнению директора, не получили должного внимания со стороны присутствующих на форуме руководителей. На открытом форуме.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1258

Автор: Алексей Лукашевич

"ИА citysakh.ru"