Чужих детей не бывает: артисты Чехов-Центра убедили в этом зрителей

Сахалинский Международный Театральный центр им. Чехова порадовал поклонников Мельпомены очередной премьерой под названием «Чужой ребёнок» накануне Всемирного Дня Театра. Это комедия положений, режиссёром-постановщиком которой выступил москвич Вячеслав Тыщук, выпускник творческой мастерской Марка Захарова. Работа в целом длилась два месяца, к участию в ней привлекли 10 артистов. В зале без преувеличения отсутствовали свободные места, а на каждую шутку, произнесённую на сцене, раздавался шквал аплодисментов.

Посмеяться, и правда, было над чем. Все представленные персонажи — от поклонников главной героини Манечки до её родителей и подруг, наделены харизмой, самобытным мировоззрением и жизненным опытом. При отстаивании интересов, герои показывают свои характеры во всей красе. Тут вам и пресловутая женская зависть, и благородство и широта души настоящего мужчины, гордость и предубеждение натуры сомнительной и сомневающейся, родительская готовность к самопожертвованию, самоуважение и тщеславие…

Действие разворачивается в 30-е годы прошлого века в пределах усадьбы семьи Карауловых. На перилах с книгой в руке лежит беззаботная дочь вчерашних аристократов — Мария Сергеевна. Она актриса и красавица, внешне воплощающая собой нечто вроде советской версии американского секс-символа. У неё белые завитые волосы, облегающий яркий коротенький комбинезон, стройные ноги, толпа страстных почитателей и свежие представления о жизни. Она учит роль беременной и покинутой своим возлюбленным девушки. Маня никогда не переживала в жизни ничего подобного, поэтому задача перед ней стоит нелёгкая — воплотить на сцене такие чувства, с которыми она сама не знакома.

Интрига возникает с того момента, когда она внезапно примеряет на себя ситуацию книжной героини и объявляет, что ждёт ребёнка. В итоге на эту «утку» попадается всё её окружение. И тут происходит самое интересное… Вокруг несуществующего плода воображаемой неузаконенной любви разыгрывается настоящая драма.

Увидев первую часть спектакля, у меня сразу же сложилось впечатление, будто пьеса, несмотря на свою лёгкость и мажорную тональность, подразумевает под собой нечто большее, чем просто развлекательная постановка. Например, в ней тонко ставится вопрос о проблеме матерей-одиночек и мужской ответственности. Кроме того, даётся пища для размышления в отношении смены режимов — имперского на советский, и вытекающих отсюда последствий в виде пересмотра взглядов на все социальные функции граждан «новой» страны. Не остаётся без внимания и извечная тема конфликта поколений, которая в итоге находит компромиссное решение. В конце концов, все остаются довольны и счастливы. Каждый получает то, что заслужил. Как говорится, богу — богово, а кесарю — кесарево.

Послевкусие от просмотра спектакля остаётся приятным и запоминающимся. Тем паче, когда вспоминаешь ретро-композиции, использованные в музыкальном оформлении истории «Чужой ребёнок». «Сердце, тебе не хочется покоя!», — такими словами, спетыми устами великолепного Фёдора Шаляпина, открывается и задаётся сценарий всего повествования. Несмотря на то, что лично я к этому времени не принадлежу, но могу заявить, что режиссёрская отсылка зрителя к любимым народным исполнителям советского периода производит неоспоримый эффект даже на представителей постперестроечного поколения.

Хочется отметить ещё одну деталь, характерную для строителей «нового времени» — дружбу народов. Одним из самых ярких персонажей в пьесе оказывается кавказский парень Яша, он всех выручает, проявляя твёрдый горный темперамент, сообразительность и волю. Другим не менее интересным человеком оказывается его будущий тесть — еврей-ортодокс. Наименее задействованный, но фактурный персонаж.

Определяющая черта ожидаемых постреволюционных перемен в обществе — объединение людей, независимо от их расы и вероисповедания в прошлом. Новая эпоха вместе с большевизмом должна принести «освобождение от предрассудков». В пьесе даже озвучивается такое табуированное по тем временам понятие, как: «свободная любовь». Конечно, сейчас этим никого не удивишь, но сам факт, что проблема воспитания детей без мужской руки обострилась в нашей стране примерно девяносто лет назад, когда впервые заговорили об эмансипации, заставляет задуматься.

— Чем же вы отличаетесь от всех барышень, сметённых революций? — вопрошает отвергнутый обожатель у Манечки.

— А тем, что я вам не верю! — без колебаний отрезает раскрепощённая женщина наступившего 20-го века. В ней чувствуется независимость и уверенность в завтрашнем дне. В ней нет раболепного цепляния за мужчину, и более того, «по-настоящему» беременной подруге, которая хочет пойти на аборт, она заявляет: «Бояться иметь ребёнка — это значит не верить в наше будущее!» Но насколько хорош безапелляционный оптимизм и так ли полезна непоколебимая самоуверенность? Этот вопрос мне удалось задать самому режиссёру Вячеславу Тыщуку.

— Практически это история про тех людей, которые решили поставить эксперимент над всей страной и построить коммунистический рай. Но мы знаем из истории, что из этого вышло… Хотя, несмотря на серьёзность ситуации, в данной пьесе это создаёт комичный эффект: их энтузиазм, их желание быть совершенными…

— Как вы считаете, нам сегодня не хватает таких, пусть в чём-то утопических идеалов? Ведь благодаря им у народа появляется вера в светлое завтра…

— Пьеса была бы плоской, если бы ответ на этот вопрос был однозначным. Тогда бы проблемы не существовало. Естественно, с одной стороны нужны идеи. Всегда хочется нечто большего, ради чего бы ты жил, какое-то важное дело… С другой стороны есть опасность, что это идея так затмит сознание людям, что примет крайнюю форму. Самое главное, чтобы в жертву концепции не приносились человеческая жизнь или счастье.

Следующий показ спектакля «Чужой ребёнок» состоится в «Чехов-центре» 7 мая в 18 часов.

Автор: Наталья Захарова.

Фотографии предоставлены пресс-центром Сахалинского Международного Театрального центра им. Чехова.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 567