"Дело Хорошавина" приобретает "смешанный" характер

Объявлен перерыв в рассмотрении дела и уже можно подвести некоторые его итоги. Заседания суда по «делу Хорошавина» проводятся без микрофонов. Стороны буквально прислушиваются к речи прокурора. А показания свидетелей, которые находятся в конце длинного зала, практически не слышны присутствующим. Показалось, чем меньше будет услышано — тем лучше.

Для работы СМИ не создано никаких условий. В зале тесно, нет необходимых ракурсов для съемок. Отсутствует сама возможность для зарядки используемой аппаратуры. Пользоваться розетками в коридоре так же запрещено. На выживание.

Стоит отметить, в ходе рассмотрения дела практически все ходатайства со стороны защиты отклоняются, а ходатайства обвинения судом принимаются. Сложилось впечатление, что у Елены Поликиной (судья) уже сформировалась своя позиция в отношении материалов дела.

Сторона защиты сетует на то, что канал информации в федеральные СМИ уже перекрыт и у них отсутствует возможность донести свою позицию до общественности. Как мы помним, «успехи» следствия, аресты и результаты обысков широко тиражировались на публику. Однако, когда дело дошло до «дела», обвинение едва ли может продемонстрировать состоятельность своих аргументов. Надо ли напоминать читателю, что знаменитую ручку с бриллиантами за 32 млн рублей мы так и не увидели в материалах. А показания свидетелей стороны обвинения зачастую отличаются от показаний данных ими в ходе следствия.

Первая половина дня ознаменовалась очередным провалом допроса свидетеля Николая Нетреба, который с готовностью «узнал» в подсудимом Сергее Карепкине некоего Олега Шадрина, проходящего по эпизоду предпринимателя Анатолия Осадчего.

В ходе заседания адвокаты спросили Николая Нетреба, помогал ли ему следователь формулировать ответы на поставленные вопросы.

Ответ свидетеля звучал однозначно «ДА».

Сразу после этого обвинение заявляет новый, «смешанный» порядок рассмотрения дела. Однако адвокаты заявляют: это не смешанный порядок. «Смешанный» — это когда чтение материалов по одному эпизоду пересекаются с допросами свидетелей по тому же разделу дела. Прокурор переходит к оглашению протоколов допроса другого предпринимателя — Николая Крана. Практически все свидетели, уже успевшие принять участие в процессе, на ходу меняют свои показания. В случае с Николаем Краном этого уже не произойдет — он скоропостижно скончался в московской больнице от сердечного приступа 10 декабря 2015 года.


В зале заседания суда присутствует Екатерина Верик. Она нам расскажет о дальнейшем развитии событий.

Заседание суда продолжено. Обеспечена явка очередного свидетеля, однако в зале заседаний его пока нет. Защита вновь возражает против изменения порядка рассмотрения эпизодов дела, консолидировано высказавшись: «Это нарушение прав на защиту!»


Прокурор парирует:

— Доводы защиты надуманны, у адвокатов было время для подготовки к процессу, к работе в таком режиме. УПК не содержит требования согласовывать с защитой линию обвинения.

Как следствие ходатайство отклонено. В зал суда приглашается свидетель Роман Николайчук, который в настоящее время является заместителем генерального директора Корпорации развития Сахалинской области. Ранее он работал заместителем управляющего «Тихоокеанского Внешторгбанка».

Речь идет о покупке Николаем Краном московской компании «Мэйн Лайн лимитэд», для каких целей она приобреталась и с помощью каких лиц. Выясняется, что российские счета компания не имела, обслуживалась на Кипре. Продавцом в сделке выступала фирма «Wis».

Роман Николайчук:

— Со счётов компании «Мэйн Лайн лимитэд» нужно было переводить средства некоему Денису. Это необходимо делать по распоряжению Николая Крана — так Кран объяснил назначение фирмы. Первый диалог с Денисом был ознакомительным. Мы познакомились и он рассказал, как будет выстроена процедура финансовых расчётов. Денежные средства переводились на счета компаний «Ламматрендинг» и «Ноумэн», так называлась компания Дениса, которой мы должны были переводить деньги со счётов «Мэйн Лайн лимитэд». Мы созванивались некоторое количество раз, в основном для того, чтобы сообщить о факте перевода денег.

В зале судебных заседаний озвучивается финансовая схема вывода денежных средств. Свидетель называет суммы — в диапазоне от 150 до 300 тысяч долларов США. Деньги уходили на счета компаний «Ламматрендинг», и «Ноумэн». Такие перечисления переводились примерно раз в месяц на протяжении нескольких лет. Основанием для переводов были контракты, которые они подписывали с Денисом. Это были контракты на поставку некоего оборудования. В действительности никакого оборудования не поставлялось.

При этом свидетель считает, что такие контракты были достаточным основанием для перевода денег на счета компании «Ламматрендинг» с 2011 до 2012 года. Банковских реквизитов Роман вспомнить не смог, но отметил, что это не были банки-резиденты. Сумма каждого контракта включала в себя несколько платежей.

В зале суда впервые звучит название китайского банка.

Прокурор:

— Известен ли вам Bank of China?

Роман Николайчук знаком с этим банком.

Суммы денег, переводимых на счета компаний, логике не поддавались, они всегда были разными. Оформлением первоначальных сумм платежей в Тихоокеанском Внешторгбанке занимался операционный отдел. Роман передавал туда соответствующие документы.

В зале рассматривают пятый том уголовного дела и предлагают просмотреть свидетелю листы 102 и 105. Это протокол выемки документов у свидетеля Романа Николайчука. Тогда был изъят электронный носитель с данными банковских операций. Роман Николайчук подтвердил, что передавал эти материалы следствию.

Защита отказывается задавать вопросы свидетелю. Адвокаты считают, что их лишили возможности построить линию защиты.

Более того, защита высказывает свои сомнения в кулуарах в том, что Николай Кран на самом деле умер и адвокаты предполагают, что этот предприниматель проходит по программе защиты свидетелей.

Судья дала адвокатам 30 минут на подготовку. Объявлен перерыв.

Вновь после перерыва встает вопрос о подготовке защиты к процессу. Судья удаляется из зала. Ей необходимо выяснить — пустят ли адвокатов в выходные дни к своим подопечным в СИЗО города Южно-Сахалинска.


Адвокаты и подсудимые сгруппировались вместе, за исключением Николая Борисова, который сторонится своих «коллег».

На этом нынешнее заседание закончило свою работу. Суд принял решение продолжить рассмотрение дела в понедельник, 20 марта 2017 года. Адвокаты будут работать с подопечными в выходной день — в субботу.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2926

Автор: Алексей Лукашевич

"ИА citysakh.ru"

Фотограф: Екатерина Верик
Фотоотчет