"Дело Хорошавина": появятся ли в зале суда новые свидетели?

Прошедшее накануне судебное заседание в рамках рассмотрения «дела Хорошавина» принесло неожиданные результаты.

Напомним:

— Эльвира Лапина, главный бухгалтер предприятий свидетеля Анатолия Осадчего призналась на заседании суда в том, что она осознанно меняла свои показания на следствии и в ходе рассмотрения судебного дела. Изначально, она вроде бы знала о назначении денег (взятка), снятых со счета предприятия, которые якобы передавал подсудимым Анатолий Осадчий. Впоследствии она поясняет, что узнала о взятке только лишь спустя шесть лет, в 2015 году, и только с чужих слов. Защита требует привлечь свидетеля за дачу заведомо ложных показаний.

— Якобы, разрешения на вылов рыбы выдавались после того, как была получена взятка. Сергей Сарафанников рассказывает суду о том, что Сергей Карепкин не мог влиять на решения, принимаемые комиссией по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Сахалинской области. Это очередное выступление свидетеля упрочило позиции защиты в деле. Более того, характеризуя роль Осадчего в Корсаковском районе, он сравнил её с ролью Президента в России (на пятой минуте). Занимательное заявление, характеризующее истинную расстановку сил в муниципалитете.

— Максим Козлов, который принимал участие в работе комиссии по регулированию добычи (вылова) анадромных видов рыб в Сахалинской области, развеял миф о том, что Анатолий Осадчий якобы заносил взятки через Сергея Карепкина. В деле есть упоминание о работе предприятий этого рыбопромышленника на реке Сима. Чиновник поясняет, что в те годы вылов рыбы на реке Сима вел рыболовецкий совхоз «Прибой». Получается, либо Осадчий занимался незаконной добычей ресурсов, либо он вводит следствие и суд в заблуждение, и просто не работал на этой реке. За что же давались взятки? Сам Александр Хорошавин задал Максиму Козлову эти вопросы.

Эти три главных эпизода судебного заседания, которое состоялось 16 марта 2017 года, стали ключевыми при рассмотрении материалов дела на данном этапе. Стоит отметить, заявления свидетелей о том, что они меняли показания, либо эти показания возможно являются не достоверными, не повлекли за собой каких-либо решений со стороны судьи.

Мы продолжаем освещать ход рассмотрения дела. В зале судебного заседания находятся наши журналисты, которые передают читателю самые последние сведения. Сегодня заседание начнется в 10 часов по местному времени.

Новость будет периодически обновляться.

Заседание суда началось ровно в 10−00, без задержки. В зал судебных заседаний прибыл очередной свидетель — Николай Нетреба, водитель предприятия «Свободный — 2001». Он в 2009 и в 2010 году работал на Анатолия Осадчего и знаком с ним с 2005 года. Сам Нетреба работал на производственной базе, расположенной в районе мыса Свободный. Он рассказывает о строительстве коттеджа (Ул. Солнечная 3\1) для Осадчего в том же районе, в котором он принимал непосредственное участие.

Судом рассматриваются вопросы, касающиеся роли Олега Шадрина, чья фамилия уже фигурировала в процессе накануне. Заданы вопросы, касательно визита этого фигуранта на территорию производственной базы, принадлежащей Анатолию Осадчему.

Защита возражает против оглашенных Николаем Нетреба показаний, данными им ранее в ходе следствия. Есть опасения, что они даны под некоторым давлением.


Рассматривается очная ставка, проводимая в ходе следствия между Николаем Нетреба и Олегом Шадриным. Участники процесса пытаются выяснить, на каких ролях был Нетреба у Анатолия Осадчего. Был ли он водителем или действительно присматривал за домами рыбопромышленника? В деле фигурируют два дома, второй находится на улице Российской. Олег Шадрин, при встрече со свидетелем, представился сам. Именно поэтому он так запомнился — сказалось сходство фамилии с известным островным политиком. По его словам, тогда проходили выборы.

Защита задает уточняющие вопросы свидетелю: на каких условиях тот работал в доме, что входило в его обязанности, как выглядело жилище этого рабочего. В процессе выясняется, что на территории дома он видел и самого Сергея Карепкина, наряду с остальными гостями.

Николай Нетреба работает у Осадчего с 2005 года по сей день. Проживает на территории бесплатно.

Николай Нетреба:

Анатолий Осадчий весьма обеспеченный человек и в деньгах не нуждается.

Адвокаты обращают внимание на нестыковки в показаниях. Выборы в региональную Думу проходили в 2012 году и именно тогда проходила избирательная кампания однофамильца — депутата Василия Шадрина. Но никак не в 2010 году.

При ответе на поставленный вопрос Николай Нетреба прямо в зале суда назвал Сергея Карепкина «Олегом Шадриным», хотя до этого он утверждал, что видел и того и другого не один раз.

Карепкин:

— А я кто?

Нетреба:

— А вы Шадрин.

Этот эпизод вы можете увидеть в нашем видеоролике:


На этой кульминационной ноте был объявлен перерыв.

Спустя 10 минут заседание продолжилось. В зал вносят сотый том уголовного дела. Приступают к рассмотрению письменных материалов.

Обвинение зачитывает справку о смерти предпринимателя Николая Крана, бывшего владельца компании «Энергострой» и фигуранта другого эпизода дела. Защита возражает и пытается выяснить, почему от Осадчего перешли к Крану? Защита указывает на то, что еще не все свидетели по эпизоду с Анатолием Осадчим опрошены.

Александр Хорошавин:

— Письменные доказательства всегда можно исследовать позже, тем более, что Николая Крана уже не воскресить.

Тем не менее, суд приступил к рассмотрению документов, касающихся умершего предпринимателя. Как оказалось, изначально было принято решение рассматривать материалы в перемешанном порядке.

Энергострой.

Обвинение зачитывает документы следствия, в ходе которых показано, как Президент «Тихоокеанского Внешторбанка» вошел в коррупционную схему, участвуя в строительстве энергоблока ТЭЦ-1 в Южно-Сахалинске. Тогда, по мнению обвинения, и появилась такса взятки — 6% от суммы оплаченных работ компании «Энергострой». Якобы, с таким предложением на Николая Крана вышел Андрей Икрамов.

Николай Кран интересовался у Андрея Икрамова, в каком виде необходимо передавать взятки? Изначально предложено было осуществлять это наличными средствами. Однако позже порядок был изменен.

Всего, по данным следствия, было переведено около 6 млн долларов США через офшорные компании, расположенные в Гонконге и на Кипре. Появились сведения о том, что Александр Хорошавин мог вызвать к себе любого предпринимателя и предложить перевести оговоренные суммы на счета общественных организаций.

Из показаний свидетеля Николая Крана:

— Александр Хорошавин интересовался ходом дел на стройке, однажды даже спросил: «Не пострадал ли я от кризиса на Кипре?» Я тогда очень удивился, откуда Хорошавин знает про мои счета в Кипрских банках. Оказывается, он владел информацией по всем моим счётам.

На видео: прокурор зачитывает показания Николая Крана, умершего во время следствия. К сожалению, свои показания он уже не сможет подтвердить или опровергнуть. Кран, судя по материалам следствия, долго сопротивлялся давлению Александра Хорошавина, однако сдался и был вынужден платить.


Оглашаются материалы очной ставки между Александром Хорошавиным и Николаем Краном.

Александр Хорошавин задавал в ходе проведения ставки некоторые вопросы, однако Кран либо уходил от ответа на них, либо не помнил подробностей.

В ходе следствия, предприниматель Кран заявляет, что сам был заинтересован в покровительстве бывшего губернатора. Его «хозяйство» требовало поддержки со стороны чиновника. На тот момент он признал свою вину в содеянном и выразил готовность сотрудничать со следствием.

Из показаний:

«Я прекрасно понимал последствия, если бы я не перечислил деньги Александру Хорошавину. При этом я осознавал, что контракт для меня убыточный, я потерял на нем более млн долларов. Я точно знал, что деньги Хорошавину доходят. Раз в три месяца Хорошавин вызывал меня к себе и расспрашивал о ходе строительства.

Из протокола допроса Николая Крана в СИЗО города Москвы:

Я осознаю, что своими действиями я совершил преступление. Я признаю, что хотел иметь общее покровительство от Хорошавина. Я давал ему взятки в 2011 и 2012 году. Я готов сообщить следствию все известное мне о даче взяток губернатору Хорошавину.

Андрей Икрамов просит суд предоставить ему носители, на которых Николай Кран якобы фиксировал все переговоры с получателями денег и приобщить их к материалу дела. Якобы, Николай Кран организовал прослушку у себя в кабинете тех лиц, с кем он вел переговоры и участвовал в коррупционной схеме. Следствию эти материалы предоставлены органами ФСБ и в материалах дела их до сих пор якобы нет.

По информации защиты, в этих материалах нет упоминаний о передаче взяток и поэтому обвинение их не приобщило. Прокурор заявил, что подобные требования о приобщении дополнительных материалов могут сделать адвокаты подсудимых.

После зачитывания этих материалов вновь объявляется перерыв, после которого в зал заседаний прибудет новый свидетель.

В ходе судебного разбирательства нам уже не раз удалось столкнуться с противоречиями в показаниях свидетелей в зале суда и на следствии. Николай Кран в этом списке стоит особо. Он уже не сможет озвучить свою позицию прямо в зале суда.

В перерыве Ольга Артюхова (адвокат Александра Хорошавина):

«Чем больше неясностей в ходе рассмотрения дела — тем для них лучше. Все могут запутаться — СМИ, защита. Защиту даже не поставили в известность об этих изменениях в рассмотрении дела. «Смешанный порядок» — это когда рассматриваются материалы дела поочередно с допросом свидетелей. В данном случае этот порядок только вносит неясности."
Продолжение следует…
Все новости раздела | Уникальных читателей: 2886

Автор: Алексей Лукашевич

"ИА citysakh.ru"

Фотограф: Екатерина Верик
Фотоотчет