В "деле Хорошавина" появились первые противоречия

Накануне завершилась первая половина заседания суда по «делу Хорошавина», в ходе которого был рассмотрен эпизод с передачей взяток от рыбопромышленника Анатолия Осадчего подсудимому Сергею Карепкину. В ходе оглашения показаний главного бухгалтера Лапиной, обслуживающей его предприятия, был отмечен адвокатами ряд противоречий. Движение денежных средств, которые якобы шли на подкуп чиновников, Сбербанк подтвердить не смог. А показания самой Лапиной постоянно меняются. Защита требует привлечь Лапину к ответственности за заведомо ложные показания.

Теперь стороны заслушают еще одного свидетеля — Сергея Сарафанникова, предпринимателя из города Корсаков, Сахалинской области.


Обвинение уточняет связи между указанным предпринимателем, владельцем предприятия «Прибой Корсаков» и Олегом Шадриным, фигурировавшим ранее в материалах слушания дела как лицо, принимающего участие в коррупционной схеме. Сарафанников заявил о том, что Шадрин его технический консультант.

Сергей Сарафанников:

— Анатолий Осадчий для города Корсаков- как Путин для России.


Что имел ввиду этот специалист, связывающий имя Президента России с именем взяткодателя, он не уточнил.

Наш журналист Екатерина Верик находится в здании суда.

Вот что заявил очередной свидетель Сарафанников:

— На выдачу разрешений на установку рузов может повлиять только комиссия по анадромным видам рыб и собственно СКТУ. Сергей Карепкин не мог влиять на результаты работ этих ведомств, взяток не брал. Я долгое время общался с ним, жаловался на определенные сложности в работе. Но, никогда не обращался за помощью. Никто из рыбопромышленников не платил Карепкину и, тем более, Хорошавину за право рыбачить. Карепкина могу охарактеризовать только с положительной стороны, он интеллигентный, честный и порядочный человек. Давал много дельных житейских советов.



Следующим свидетелем заявлен некий Максим Козлов, руководитель СКТУ на тот период.

Именно он в 2009 и 2010 годах являлся членом комиссии по анадромным видам рыб и принимал участие в выдаче соответствующих разрешений. По его словам, мнение членов комиссии при голосовании не всегда совпадало с мнением Сергея Карепкина. Сергей Карепкин не мог влиять на результаты работы комиссии.

Съемка допроса свидетеля Максима Козлова:


И вновь, уже со стороны прокурора, появляются вопросы о расхождениях в показаниях. Якобы, Максим Козлов заявлял на следствии ровно обратное — Карепкин мог влиять на решение комиссии, в которой он работал.

Прокурор зачитывает протокол, в котором Козлов утверждает — Карепкин фактически председательствовал на заседаниях комиссии.


На вопрос прокурора о том, почему показания расходятся, Козлов сказал, что на допросе в ходе следствия он имел в виду тот факт, что часто мнение Карепкина и комиссии совпадали. Именно это он имел ввиду рассказывая по делу на следствии. Голосование проходило одновременно, поэтому он не может утверждать, что Карепкин оказывал давление на комиссию. Более того, СКТУ и сама комиссия не подчиняется правительству Сахалинской области.

В зал прибывают новые тома уголовного дела…

В зале судебного заседания доносятся выкрики: «Освободите Сергея Карепкина, он не виновен!»

Суду становится интересно, сколько человек в комиссии от правительства области? Оказалось, их всего двое. Именно на такое количество человек мог оказывать влияние сергей Карепкин… теоретически.

Далее, адвокат зачитывает список членов комиссии по регулированию вылова анадромных рыб. Как оказалось, туда входил начальник подразделения ФСБ России Спирин и Владимир Ефремов, известный островной политик. Могли ли они попасть под влияние Сергея Карепкина?


Суд принимает решение поднять материалы следствия, в которых имеются показания Анатолия Осадчего. Тот, в протоколе допроса, указывает на то, что осуществлял свою деятельность в 2009 и 2010 годах на реке «Сима», за что и платил Александру Хорошавину.

Как оказалось, на тот момент там действительно происходил вылов рыбы… только силами рыболовецкого колхоза «Прибой», отнюдь не предприятиями Осадчего. Это на заседании подтвердил господин Козлов. В зале у присутствующих закрадывается подозрение что кое- кто вводит суд в заблуждение.

Максим Козлов:

— Рыбачить на участке может только тот, кто имеет разрешение, иначе это будет браконьерство.

Так может Анатолий Осадчий проговорился?

Козлов ещё раз подтвердил, что только «Прибой» рыбачил на реке «Сима», тем самым опровергнул правдивость показаний самого Осадчего. Напомню, ранее Анатолий Осадчий на закрытом заседании сообщил суду, что именно за этот участок дал взятку Хорошавину.

В общем Максим Козлов охарактеризовал Сергея Карепкина, как хорошего специалиста и честного человека. Александр Хорошавин, по его мнению, тоже. Взяток они не брали, рыбопромышленников не обижали.


Заседание суда окончено, слушания по делу продолжатся 17 марта 2017 года в помещении Сахалинского областного суда.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3463

Автор: Алексей Лукашевич

"ИА citysakh.ru"

Фотограф: Екатерина Верик
Фотоотчет