Суд или судилище: процесс по "делу Хорошавина" могут закрыть от СМИ?

То, что островные журналисты наблюдали в зале судебного заседания, в котором сегодня был допрошен первый свидетель Анатолий Осадчий, вызвало недоумение и у адвокатов, и у фигурантов дела. «Это суд или судилище?» — шептались на задних рядах, когда стало понятно, что ходатайство господина Осадчего будет удовлетворено.

Что произошло?

Такого поворота событий не ожидал, пожалуй, никто. Рыбопромышленник Осадчий заявил суду, что ему угрожают посредством смс и телефонных звонков незнакомые ему люди. Это началось якобы именно после того, как в прессе появилась информация о том, что он должен выступить первым свидетелем по делу.

Что удивило?

Вообще трудно себе представить, чтобы в любом другом процессе суд приобщил бы к делу доказательства, в подлинности которых невозможно убедиться в зале заседаний. Доказательством угроз Осадчему стали скриншоты смс — сообщений, которые были сделаны в 15-минутном перерыве. Адвокаты и фигуранты недоумевали — неизвестно ни чей телефон стал объектом «атак» звонивших, ни с чьих номеров приходили сообщения, как и собственно сам факт угроз — никому из присутствующих тексты сообщений не показались «несущими угрозу». Подтвердить или опровергнуть факт наличия опасности могла бы, например, экспертиза. Но суд принял другое решение — приобщить.

Еще одной интересной особенностью этого, возможно последнего открытого заседания, стало заявление экс-губернатора Хорошавина и остальных фигурантов дела. Все они единогласно просили суд оставить журналистов на процессе. Хорошавин вообще сказал, что гласность — это единственный их шанс на защиту и объективное рассмотрение дела.

Адвокат Александр Пережогин, защищающий Сергея Карепкина :

— Все рыбаки Сахалинской области знают, что Осадчий дает заведомо ложные показания. Такие предложения (о взятке — прим. ред.) ни одному из рыбаков не поступали. У Осадчего есть к Карепкину неприязненные отношения, поэтому он его оговаривает. На стадии предварительного следствия Осадчий неоднократно допрашивался, была очная ставка, однако все вопросы к нему следователем были отведены.

В чем заключались противоречия в показаниях, о которых вы говорили ранее?

— Противоречие заключалось в том, что он называл не те реки. Он упоминал реку Вознесенка, на которой в тот период рыбу не ловили- это первое. Второе — те фирмы, которые он называл — это «Аякс» и «Сахалинский рыбак-3" — он там был генеральным директором, с зарплатой 8 тысяч рублей. В «Аяксе» он не был даже учредителем. Поэтому, чтобы отдавать свои деньги (а он отдавал деньги «Свободного 2001») у него никаких оснований не было.

Что вы думаете о скриншотах, которые были представлены суду?

— Я считаю это инсценировкой, для того, чтобы удалить прессу из зала.



Адвокат Александра Хорошавина Ольга Артюхова в процессе обсуждения ходатайства Осадчего заявила:

— Из представленной переписки Осадчего с неизвестными не следует, что она находится в причинно-следственной связи с рассматриваемым делом. Более того, здесь никаких нет оговорок по поводу суда, это все домыслы свидетеля, как, впрочем, и все дело, которое построено на оговорах свидетелей — Залпина, Осадчего, Сухоребрика и Томшина. Мы бы хотели, чтобы в этом судебном заседании все действительно узнали, что если люди посчитали нужным выполнить свой гражданский долг — чего им тогда опасаться? Вы, господин Осадчий, даже не посчитали нужным обратиться в правоохранительные органы (по факту поступающих угроз — прим. ред), принесли какую-то странную переписку, которая появилась лишь накануне заседания. Ранее вам не поступало никаких угроз. Мы продолжаем быть заинтересованы в том, чтобы это (заседание) стало предметом обсуждения широкой общественности. Чтобы люди понимали, что здесь происходит. Пришло время отвечать за свои слова, Анатолий Александрович.

Александр Хорошавин тоже высказался по поводу скринов с угрозами:

— Если говорить о моей принципиальной позиции, то я за то, чтобы процесс был максимально открытым. Максимальная информированность, максимальная гласность- это самое надежное средство защиты в данном случае. Я считаю, что нет никаких оснований как закрывать этот конкретный процесс, так и процесс в целом. Если говорить в частности, вы знаете, я Осадчего вижу в первый раз в жизни. Ну, наверное, он был на каких-то совещаниях у меня, но я его не идентифицировал — что именно это человек — Осадчий. С этим эпизодом я вообще не был знаком. И я могу понять его ходатайство — ну боится человек, струсил — характеры разные у людей. Я представляю, как он боялся в кабинете у следователей, когда против него было возбуждено уголовное дело, которое потом следователи закрыли, как только он дал показания, которые было нужно дать. Принципиальную позицию вы мою услышали, ну, а по нему конкретно — решайте сами.


Полную версию происходящего в этот день в здании суда можно посмотреть тут:




Что будет дальше?

Адвокаты в беседе с журналистами признались, они опасаются, что «такие угрозы» могут начать поступать и другим свидетелям по делу. А это будет означать только одно — процесс закроют для СМИ.

Последствия?

Такое решение суда может оставить все «недоделки» и «недоработки» следствия за закрытыми дверьми зала судебного заседания. Это ставит под сомнение тезис о том, что у следствия есть неоспоримые доказательства вины экс-главы региона и его коллег. Показательный процесс, похоже, не выдерживает критики даже обывателей, коль уж его так тщательно пытаются спрятать от глаз общественности.


Мнение автора:

Глубочайшее убеждение автора — судебное заседание не должно становиться судилищем. Тем более, когда речь идет об экономическом преступлении. Если человек преступил закон — это не означает, что в отношении него должно быть совершено преступление. Мы все ждали «честной игры», реальных фактов, подтверждающих коррупционные действия экс-главы региона и его подчиненных. Мы готовы были слушать, снимать, записывать, рассказывать читателям. По факту получилось, как получилось — как только на горизонте замаячили первые «доказательства» нас удалили из зала заседаний. Так есть ли эти доказательства? «Был ли мальчик»?


Все новости раздела | Уникальных читателей: 3295

Автор: Екатерина Верик

"ИА citysakh.ru"