Прокуратура: "Чиновники, покинувшие остров и ставшие фигурантами уголовных дел, будут возвращены на родину"

Есть в нашем календаре особые «даты», которые не принято отмечать торжественными шествиями, салютами и прочими атрибутами безудержного веселья.

Накануне Международного дня борьбы с коррупцией наши журналисты встретились с начальником отдела по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции прокуратуры Сахалинской области Михаилом Копыловым.

Разговор получился живой и не формальный.

— Громкие аресты высокопоставленных чиновников по всей стране, которые выходят на первый план в лентах новостей, зачастую трактуются как «компанейщина». Видимо обыватель не совсем доволен результатами расследования и приговорами судов в отношении подсудимых. Одновременно с этим мы можем наблюдать как крепнет законодательная база, а за ней и вся правоохранительная система. Похоже, мы уверенно идем к тому, чтобы сделать работу в этом направлении системной, методичной.

— Безусловно. И эта работа продолжается. Итоги прошедшего и нынешнего года показывают нам — борьба с коррупцией идет по нарастающей. Возможно, некоторые ситуации обыватель оценивает, как «точечные» меры. Необходимо понимать, подобные эпизоды стали результатом большой и кропотливой работы всех правоохранительных структур, принимающих участие в этом процессе. Обратите внимание, по каждому подобному случаю проходит информация о совместной работе органов полиции, ФСБ, следственного комитета и прокуратуры. Их подразделения работают в тесной связке, активно обмениваясь между собой полученными данными.

Уверяю вас, работа в этом направлении носит системный характер. Органы УФСИН принимают активное участие в ней. В их подразделениях были выявлены факты, связанные с откатами при размещении заказов, дело уже находится в суде.

Подобная практика будет продолжаться. Президент нашей страны уже неоднократно повторял тезис о том, что борьба с коррупцией должна выстраиваться вне зависимости от чинов и званий. И мы четко выполняем распоряжение высшего должностного лица нашего государства.

— Наша встреча проходит накануне Международного дня борьбы с коррупцией. Мы вписываемся в этот глобальный процесс, какова наша роль в нем? Сахалинская прокуратура взаимодействует с коллегами на международном уровне?

— Сахалинская прокуратура взаимодействует на этом уровне в рамках своей компетенции. Международное взаимодействие у нас проходит в рамках уголовного процесса, когда мы экстрадируем кого-либо из-за границы или же выдаем преступников, находящихся в розыске. В основном, подобное взаимодействие происходит через Генеральную прокуратуру. Напрямую, подобные контакты между региональными подразделениями и зарубежными коллегами не предусмотрены.

— И в этом смысле сразу возникает следующий вопрос: могут ли наши читатели надеяться на то, что некоторые наши сахалинские чиновники, покинувшие пределы страны и ставшие фигурантами уголовных дел, вернутся на родину?

— Это задача правоохранительных органов, они работают в данном направлении.

— Тогда, возвращаясь к нашей дате. 9 декабря, этот день возник не случайно?

— Это связано с принятием Генеральной Ассамблеей ООН конвенции противодействия коррупции. В 2006 году Российской Федерацией этот документ был подписан и, с этого момента, наша страна начинает приводить свое антикоррупционное законодательство к принятым международным нормам. Мы двигаемся к единому пониманию терминов «коррупция», «взятка», «хищения бюджетных средств». В том числе мы двигаемся к такому новому понятию как ответственность юридических лиц за преступления коррупционной направленности, не только граждан. Это серьезный шаг.

С 2008 года, когда был принят «Закон о противодействии коррупции», началось бурное развитие законодательства в этом направлении. Прошло всего восемь лет, мы еще достаточно «молоды». Если говорить об ответственности юридических лиц, в 2013 году введены нормы в Кодекс об административных правонарушениях. Речь идет о «вознаграждениях со стороны юридических лиц». Должное лицо, физическое лицо дает взятку за то, чтобы в отношение его организации не применялись санкции. Или же взятку приносят в надежде на подписание выгодного контракта. В этих случаях взяткодатель несет уголовную ответственность, а юрлицо, которое он представляет, несет административную. Штрафные санкции весьма суровы.

— В нынешних экономических условиях, подобные штрафы могут быть решающими в судьбе компаний.

— Сахалинской прокуратурой уже наложено таких штрафов на 14 млн рублей в текущем году. Существует административная ответственность юридических лиц за то, что они не сообщили о трудоустройстве государственного или муниципального служащего. И в этом случае штрафные санкции исчисляются сотнями тысяч рублей. Эта статья, у нас в области, так же применяется. Уже оплачено более 900 тысяч рублей.

— Раз уж речь зашла о конвенции по противодействию коррупции. Не утихают споры вокруг статьи 20 этого документа, в рамках которого чиновники обязаны отчитываться о своих расходах. Как мы двигаемся в этом направлении?

— В нашей стране действует федеральный закон № 230 от 03.12.2012 года, там как раз идет речь о расходах чиновников. Введены новые позиции в их отчетах. Ранее там были только сведения о доходах и имуществе. Сегодня их дополнила позиция «расходы». Теперь все государственные и муниципальные служащие обязаны указывать в своих отчетах все сделки, сумма которых превышает их трехлетний доход. Если такие случаи есть — они должны обосновать свои расходы, где они взяли деньги на ту или иную покупку. Обосновать не смогли, речь может пойти об изъятии приобретенного имущества.

В текущем году вы могли стать свидетелем подобного процесса. Речь идет об имуществе Александра Хорошавина. Его доходы были значительно меньше стоимости приобретенного имущества.

— Где знаменитая ручка Хорошавина?

— Не готов сказать. Было изъято несколько ручек.

— Какие органы правопорядка вовлечены в борьбу с коррупцией? Это ведь не только прокуратура?

— Правоохранительные органы принимают участие в этом процессе по определению.

Федеральным законодательством определено несколько этапов борьбы с коррупцией. В зависимости от этих направлений, на каждый орган возложены те или иные обязанности.

Это профилактика (выявление на ранних этапах), это предоставление сведений о доходах, это вопрос о запрете и ограничениях на владение счетами в иностранных банках. В это вовлечены практически все органы муниципальной и государственной власти. У них есть либо подразделение, либо лицо, отвечающее за профилактику коррупционных правонарушений. Созданы комиссии по урегулированию конфликтов интересов служащих, которые рассматривают ситуации, связанные с предоставлением сведений о доходах, с отсутствием таковых. Могут быть объективные трудности в случае подачи сведений, которые требуют отдельного внимания.

Антикоррупционная экспертиза.

В эту работу вовлечены: министерство юстиции, подразделения в муниципальных и государственных органах власти, органы прокуратуры. Это вопрос установления в правовых актах тех лазеек, которые могут быть использованы чиновниками в своих интересах. Например, вопросы соблюдения регламента (могу месяц рассматривать запрос или заявление, могу год). На выявление подобных факторов нацелена эта работа. Мы стараемся подобное исключить еще на стадии проектов, либо в уже существующих правовых актах. Множество таких фактов кроется в регламентах предоставления государственных и муниципальных услуг. Все должно быть прописано: сроки, этапы, порядок обжалования действий либо бездействия должностных лиц.

И, в данном случае, граждане не всегда знают о своих правах. Пытаются пробить стену, а по сути все вопросы доступны. Свои права отстаивать стало проще.

Органами прокуратуры, в 2016 году, уже выявлено более 400 коррупционных факторов в проектах или в существующих правовых актах, на территории Сахалинской области. Соответственно, были приняты меры реагирования, и данные факторы были исключены.

— Как быть обывателю если он подал в министерство юстиции необходимый пакет документов, сроки для получения ответа уже прошли, а решения нет? Затягивание сроков оправдывается отсутствием необходимых специалистов.

— Полагаю, заявителю необходимо обратится к руководителю регионального управления и в органы прокуратуры с соответствующим заявлением.

Более того, на каждом сайте государственного учреждения есть кнопка «Подать заявление». Ничего сложного, нажал ее, открылась форма, заполнил и отправил. Это все работает. Так же есть телефоны, есть дежурные службы.

Должен сказать, в прокуратуре Сахалинской области работает дежурная служба, куда действительно звонят граждане, которые дойти не могут до прокурора, в силу различных обстоятельств. И мы, в обязательном порядке, принимаем к рассмотрению все подобные заявления.

— Мы коснулись темы работы органов власти в части противодействия коррупции. На каждом их сайте есть опция «сообщить о коррупции», есть телефоны «горячей линии». Как вы считаете, этот канал получения информации работает, он пользуется популярностью среди обывателя? Мы, как журналисты, зачастую видим скепсис среди читателей в этом вопросе.

— А кто ни будь пытался это сделать? Обращений мало. Люди, когда они действуют анонимно — они всегда более «активны». Получается, все знают, все пишут, а в итоге обращений нет.

— Вы получаете полезную информацию для себя из размещаемых читателями в виде сообщений на различных ресурсах?

— Конечно. Мы периодически их просматриваем, инициируем проведение проверок. Что-то подтверждается. Изложенную информацию мы используем для планирования своей работы. Это бывает полезным.

— Мы часто встречаемся в своей работе с тем, что у наших читателей, которые прошли весь круг обращений и получили ответы, опускаются руки. И они видят выход в разрешении той или иной проблемы только через вынос ее в публичное поле. Что, зачастую, и происходит — проходит публикация и оказывается решение есть. На эту проблему органы власти и контролирующие органы начинают обращать внимание.

Возникают ситуации, когда люди просто боятся обращаться в прокуратуру просто потому что их имя, станет известно начальству и они могут пострадать.

Работает ли у нас в области программа защиты свидетеля? Есть подобные примеры?

— Такая программа у нас есть, ею занимается специальный орган. Если мы говорим о защите свидетеля — это вопрос уголовно-процессуальный. Свидетель — этот статус в рамках уголовного дела.

Если мы говорим о коррупционных правонарушениях и лицах, сообщающих факты нарушения законодательства. Есть определенные нормы, которые их защищают. Пока, такой практики на территории области у нас нет. Люди ими не пользуются, либо вообще не заявляют о фактах коррупции.

Хотелось бы отметить, с нашей стороны регулярно составляется анализ правоприменительной практики, законодательство совершенствуется в непрерывном режиме. Постоянно конкретизируются понятия, изложенные в законах. И мелочей здесь не бывает.

Например, не указал чиновник номер своего счета в справке о доходах. Вроде бы он с нулевым балансом и это несущественно. Ошибочное мнение. Через этот счет могли пройти колоссальные суммы. А в конце года средств уже там нет. Нам важно знать все.

По этому факту накладывается строгое дисциплинарное взыскание. Должна возникнуть дисциплина среди служащих. Это залог соблюдения чистоты рядов.

Нужно прививать служащим ответственность в исполнении своих обязанностей.

— Какое количество коррупционных правонарушений среди служащих уже выявлено?

Мы можем услышать абсолютные цифры, среди которых не может быть «маленьких» нарушений и «больших». Все нарушения носят принципиальный характер?

— Конечно, малое может привести к большому. Да, не указал некий счет. А при проверке там обнаруживаются сомнительные движения денежных сумм.

У нас отмечены случаи увольнения лиц за непредставление сведений о своих доходах, увольнялись по утрате доверия. Более 1 700 нарушений уже выявлено нашей прокуратурой в текущем году по всем направлениям. Из них 420 нарушений только в третьем квартале.

По территориальным органам федеральных органов власти только 28 нарушений в сфере конфликта интересов служащих. Если раньше на первый план выходила практика предоставления сведений об имуществе и доходах, то теперь активизировалась работа по выявлению личной заинтересованности служащих.

Если резюмировать итоги нашей встречи с Михаилом Копыловым, можно говорить о том, что работа прокуратуры в сфере борьбы с коррупцией носит системный характер. И мы, в настоящее время, можем наблюдать становление этого процесса, яркие моменты которого уже ощутили все жители Сахалинской области.

В режиме реального времени происходит отладка правоприменительной практики, совершенствуются правовые акты, вопросы взаимодействия между правоохранительными структурами и органами власти. Законодательство о противодействии коррупции достаточно молодо, дайте срок.

Над материалом работали Екатерина Верик и Алексей Лукашевич

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2016

Автор: Алексей Лукашевич

"ИА citysakh.ru"

Фотограф: Алексей Лукашевич