Семьи погибших на платформе "Кольская" не считают подсудимых виновными

Суд по делу о крушении буровой платформы «Кольская», затонувшей в Охотском море в декабре 2011 года, начался в Мурманске, однако родственники погибших и пострадавшие не верят в то, что на скамье подсудимых оказались реальные виновники трагедии, а сами подсудимые своей вины не признают.

Платформа «Кольская», которую буксировали с Камчатки на Сахалин, перевернулась 18 декабря 2011 года во время сильного шторма в 200 километрах от Сахалина. Из 67 человек, находившихся на борту, были спасены только 14.

Трагический рейс

Обвинение предъявлено двум руководителям ОАО «Арктикморнефтегазразведка» — бывшему исполняющему обязанности главного инженера Леониду Бордзиловскому, а также бывшему исполняющему обязанности замгенерального директора по безопасности мореплавания Борису Лихвану. Они обвиняются по статье «нарушение правил безопасности движения и эксплуатации морского транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Их непосредственные руководители — гендиректор Юрий Мелехов и его заместитель Василий Васецкий, которых родственники считают непосредственными виновниками трагедии, были в командировках.

Сегодня родственники погибших и выжившие хотят узнать, можно ли было спасти платформу, чьи непрофессионализм и бездействие привели к трагедии. Следователи час за часом восстановили драму на буровой — она затонула не внезапно, в одну минуту — сильный шторм начался за два дня до трагедии. Находившие на платформе капитаны пытались убедить оставшихся в Мурманске руководителей предпринять активные действия — снять людей, дать сигнал СОС, вовремя опустить опоры платформы, чтобы положить ее в дрейф, однако решения принимались тяжело, медленно, не всегда обоснованно, а то и вовсе не принимались, полагает следствие.

14 декабря 2011 года экипаж «Кольской» получил метеосводку о приближении 17 декабря в новом районе шторма, но они были далеко от берега, поэтому спрятаться не могли. По правилам буксировки за шесть часов до начала шторма платформе должны были придать дополнительную устойчивость — опустить в воду опорные колонны, однако этого экипаж также не сделал — не было команды.

Во время крушения на платформе находились 28 посторонних человек — это геологи, обслуживающий персонал, которых, по всем правилам, необходимо было снять с платформы. Из этих 28 человек впоследствии удалось спастись лишь семерым. О том, как люди боролись за жизнь, свидетельствует характер травм у погибших — гособвинитель зачитал каждому из двух подсудимых полный список погибших, перечислив травмы и причины смерти.

Следователи считают, что именно Лихван и Бордзиловский нарушили инструкции и правила, допустили «преступное легкомыслие», вовремя не сняли людей, не обеспечили спасение платформы и экипажа. Сами следователи охарактеризовали действия Лихвана и Бродзиловского как «легкомысленные и самонадеянные», указали на пункты инструкций и правил, которые были нарушены.

Потерпевшие на стороне подсудимых

Сами подсудимые с предъявленными обвинениями не согласны — на суде подсудимые и потерпевшие держались вместе, в перерывах обсуждали дело и дальнейшие совместные действия. «Я вину не признаю и надеюсь в процессе суда доказать свою невиновность», — обратился Лихван к родственникам погибших. Бордзиловский также сообщил о том, что виновным себя не считает. «Все построено на искажении моих служебных обязанностей», — заявил он суду.

Как ни странно, но родственники погибших встали на сторону подсудимых и еще в ходе предварительных слушаний потребовали вернуть дело на доследование. По их мнению, настоящие виновники трагедии не выявлены. «53 человека пошли на работу и не вернулись. И почему-то люди, под руководством которых они пошли на работу, не проходят обвиняемыми. Родственники возмущены этим», — сказала журналистам перед началом заседания дочь капитана буровой Михаила Терсина Наталья Дмитриева.

Она напомнила, что Ространснадзор, проведя ряд экспертиз, назвал Мелехова и его заместителя Васецкого в числе виновных. «Эти два человека назначали буксировку, ставили подписи, но не хотят отвечать. Следственный комитет Дальневосточный рассматривал дело — в деле видна вина этих людей. Но СК не захотел увидеть их виновными, они проходят свидетелями», — возмущенно говорит дочь Терсина. По мнению родственников, виновных просто «назначили».

Судить или расследовать заново?

Всего по делу проходит 75 потерпевших, но и теперь, спустя 3,5 года их число растет — кто-то пренебрег формальностями, кого-то не нашли следователи. Они живут в разных городах — от Мурманска до Магадана и Сахалина, приехать в Мурманск на процесс не у всех получается, тем более, что по словам адвоката, суд не всех вовремя уведомил о начале процесса. Тем не менее, большинство из них заявляет, что готовы ждать, чтобы суд во всем разобрался и нашел виновных. Доверия к следствию у многих потерпевших нет.

«Мы полагаем, что следствие проведено не полно, не объективно, не установлены истинные виновники гибели 53 человек. Мы будем продолжать пытаться доказать суду, что будет сложно разобраться, потому что дело сырое», — говорит адвокат Александр Ляшенко, представляющий интересы 23 потерпевших. На предварительных слушаниях и в первый день заседания он заявлял ходатайства о возврате дела прокурору. Ляшенко считает, что не все виновные должностные лица выявлены, не все потерпевшие найдены, в материалах дела есть неточности и несоответствия.

«Так редко бывает, когда мнение потерпевших не совпадает с обвинением. Я считаю, что ни Бордзиловский, ни Лихван не совершали тех преступлений, в которых их обвиняют», — поясняет адвокат. На предварительных слушаниях судья отказала адвокату в удовлетворении ходатайства. По второму прошению решение будет вынесено в среду в 11.00 мск.


Источник: РИА Новости
Все новости раздела | Уникальных читателей: 747