Профессиональные журналисты – товар штучный. Интервью с Романом Серебряным

Не так давно на Сахалине завершился открытый фестиваль молодежного творчества «Талант», где уже не в первый раз судейскую коллегию по направлению «Журналистика» возглавил Секретарь Союза журналистов России, руководитель творческих и молодежных программ Союза журналистов России, автор и руководитель проекта Young Journalists Роман Серебряный.

Нам удалось пообщаться с Романом и выяснить, что он думает о молодых талантах и современной журналистике в целом.

— Роман, по каким критериям оцениваются работы участников на таких конкурсах как «Талант»?

— Честно, нечестно. Объективно, необъективно. И интересно, неинтересно. Когда журналист пишет с той же точки зрения, что и зритель мог наблюдать, то не понятно зачем он вообще это делает. Ты найди мне нестандартный ракурс, что дополнит мои впечатления. Ну, и конечно, чтоб с точки зрения русского языка написано прилично было. Мы недавно проводили исследования в МГУ, какие главные критерии при приеме на работу журналистов у главных редакторов на сегодняшний день. И основными претензиями было то, что приходят поверхностные и неграмотные специалисты.

— Отличается ли сахалинский журналист от московского? И чем?

— Я работаю со студентами и школьниками. Я вижу ни столько акул пера, сколько еще карасей. Здесь я не могу сказать, что есть отличия. Я участвую во многих фестивалях. Есть всегда маленькие звездочки и те, кто хоть что-то делает. В целом профессиональные журналисты — это штучный товар. Это сейчас у каждого интернет и, написав три строчки, многие думают, что они уже публицисты. Но все гораздо сложнее. Да, может у нас есть некий кризис в профессии в целом, связанный с технологиями и прочим. Но я увидел у вас достаточно яркие звездочки, которые делают свою работу профессионально.

— На ваш взгляд, насколько журналисту нужно журналистское образование?

— Знаете, на самом деле журналистское образование — это хорошее гуманитарное образование. Все остальное познается на практике. Это когда тебя заставляют читать книжки и расширять свой кругозор. И это правильно. Тогда он не поверхностный специалист и может сопоставлять какие-то исторические и художественные факты, что из чего следует.

Если говорить в общем, об образовании, то те изменения, которые есть сейчас, пока негативно сказываются. ЕГЭ несовершенно. Это приводит к тому, что люди не столько обогащаются знаниями и учатся ими пользоваться, сколько учатся решать тесты и правильно ставить галочки. Можно и книжки то не читать, если знать как правильно галочки поставить. Если говорить о годе литературы, то все проекты, которые у нас уже есть направлены на уже читающих людей: кроссбукинг, наклейки с QR кодами. То есть, если я уже читаю, то буду читать и другую книжку, а если нет, то мне это никак не поможет. Поэтому качество образования следует поднимать с самых яслей. Тогда и люди будут по-другому мыслить, и гражданская позиция у людей будет более четкой и ярко выраженной. Тогда у нас все будет меняться в лучшую сторону. Будем надееться, что по этому пути мы и пойдем.

— Что вы думаете о современной журналистике?

— Есть проблемы, которые во всем мире одинаковы, есть, которые присущи только российской журналистике. Вот, например, падение тиражей печатных СМИ — оно такое только в России. У нас нет как таковой газеты-влияния, главной газеты. Как, например, New York Times; газета, которую читают многие люди. У нас с этим проблемы.

Сейчас наша журналистка ушла в пропаганду. При этом нельзя говорить, что это плохо. Пропаганда здорового образа жизни — это же хорошо. Но есть и пропаганда политики и она идет путем манипуляций: либо не договаривается что-то, либо акценты ставятся так, что создаются определенные впечатления. Вот это мне кажется проблемой. Журналист все-таки должен быть объективным, уметь представлять разные точки зрения, чтобы читатель сам мог сделать выбор и решить, он за этих или за других, эта позиция ближе или эта. Но когда у нас однобокий подход — это не очень хорошо. Но все равно журналистика будет меняться.

В своем недавнем выступлении Парфенов сказал, что у нас нет запроса от общества в качественной журналистике. Я с ним соглашусь. Если у нас больше запросов к развлечениям и желтизне, то мы имеем, то что имеем. В России такой режим рыночной экономики — все на продажу. Народу интересно как родила Алла Пугачева и что пишут на LifeNews.

Мы сможем решить эту проблему, только когда появятся другие запросы от общества.

— Что вы думаете о будущем российской журналистки?

— Молодежь у нас разная. Я очень не люблю, когда молодежь ругают. Когда особенно старшие так говорят. Мой основной месседж таким людям — эта молодежь не на пустом месте выросла, это же вы такую воспитали! Значит, вы в ответе, в общем-то. Мы же не выросли сами, как грибы.

Что касается перспектив российской журналистики, то мне видится, что если сейчас государство не поддержит печатные издания, не избранно, а все здравые газеты, то у нас будет печальная ситуация. Потому что у нас в силу сложностей с распространением, все держится на районных изданиях. Вопрос не в том, что их только бабушки читают, и это не так. Давно уже стало понятно, что качественная пресса нуждается в дотационной поддержке. Вся эта желтая пресса может сама себя окупить, а чтобы люди читали здраво какую-то прессу, ее нужно поддерживать.

Мне кажется, что будут появляться новые цифровые форматы. К сожалению, у нас все печально с расследовательской журналистикой — это дорого и, как выясняется, не эффективно. Журналист пишет, тратит много времени на материал, а по итогам его работы порой не наступает никакой реакции, кроме того что самому журналисту по голове дадут. У нас уже более 500 погибших журналистов.

Поэтому я люблю работать с молодежью. Они все-таки понимают, что журналистика — это миссия. Они хотят делать свои проекты или что-то менять вокруг, изменить жизнь к лучшему. Я верю, что вместе у нас получится.

— Что бы вы могли посоветовать молодым журналистам?

—  Первое, надо стараться делать все. Быть неким универсалом. Потом, когда вы станете уже более матерыми, вы поймете, что именно у вас получается лучше.

Второе, нужно обязательно мыслить шире и рассматривать вопрос или проблему с разных ракурсов. Найти какие-то вещи, которые на первый взгляд кажутся несвязанными. И самое главное — интересно рассказать историю. Такой журналист будет всегда нужен. Не нужно торопиться. Журналист должен качественно прорабатывать тему.

Третье, нужно всегда себя уважать и не изменять себе. Это может странно звучит, но в жизни очень много ситуаций, которым можно поддаться, пойти в какие-то платные издания. Но имя довольно непросто заработать, а потерять его очень легко. Особенно на старте карьеры стоит уделить особое внимание репутации. Если тебе ближе формат желтой газеты, то иди туда, но тогда не заявляй себя серьезным журналистом.

— С чем, на ваш взгляд, ассоциируется Сахалин у рядового москвича и у вас лично?

— У москвича — «это где-то далеко, икра и рыба». Люди здесь отличаются, вы живете отдельно от материка и это делает вас более человечными. Никак в Москве, где все в своих делах. Сахалин ассоциируется у меня лично с молодой надеждой. У вас проводятся форумы, фестивали, которые смогут толкнуть волну позитива и профессионализма на материк.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2245

Автор: Юлия Хабарова

"ИА citysakh.ru"