«У вас дети мягкие». Балетмейстер из Санкт-Петербурга оценил потенциал сахалинских танцоров

Академия танца Бориса Эйфмана проводит предварительный смотр детей по всей России для оценки реальных шансов сдать экзамены и поступить на бесплатное обучение. Делегация во главе с заместителем директора Альбертом Галичанином прибыла на Сахалин.

После мастер-классов и смотра наших юных танцоров, балетмейстер ответил на вопросы сахалинских журналистов.

— Альберт Евгеньевич, с каким настроением, с какими эмоциями вы ехали на Сахалин? И впервые ли вы на острове?

— Да, я впервые на Сахалине, я вообще очень мало ездил по России. Я увидел полмира, а о России не знал. Вот сейчас мне интересно посмотреть, как здесь живут.

— Снег впечатлил?

— Сугробы выше головы, конечно, впечатляют.

— Теперь давайте ближе к делу. Вы сегодня посмотрели, по моим оценкам, человек 15.

— Ну да, где-то так. Человек 15−20.

— В целом, как ваши впечатления от наших юных сахалинок? Насколько они достойны?

— Попасть в академию танцев довольно-таки сложно. Нужно иметь уникальные данные. Я увидел самое главное, что «дети мягкие», а это говорит о том, что стрессов мало, и это как раз хорошо. Увидел мягкие связки. Хорошо им здесь.

— А есть какая-то взаимосвязь?

— Есть взаимосвязь. Зажатые связки — это все стрессы. И все, что есть в жизни, оно конечно же на мышцах, на связках отражается, они с трудом поддаются какой-то растяжке. А «мягкие дети» говорят о том, что у них все хорошо.

— Почти у каждой девочки есть сколиоз…

— Сколиоз — это бич нашего поколения. У всех он есть, даже у моей дочери, но мы пытаемся исправлять. Сначала сидение за партой, а потом, видимо, нехватка нагрузки. В мое поколение мы бегали на улице, играли в игры. Сейчас дети сидят за компьютером или перед телевизором дома. И это, конечно, дает отклонения на позвоночник.

— А плоскостопие?

— Ну, это все из-за нехватки подвижных игр, редко бывают на улице, мало бегают.

— С плоскостопием можно попасть в академию или нужно быть совсем совершенным? И вообще какие критерии попадания?

— Критерии попадания? Ну что значит «совершенных»? Совершенных детей нет, точнее, все дети совершенны. Мы как раз пытаемся уберечь их, особенно в период пубертата, когда начинается активное созревание и гормональные изменения. Тогда и стартуют все проблемы потому, что балерина должна быть худой, а у девочек начинает меняться фигура, идет активная психологическая ломка. И чтобы избежать этой ломки, мы пытаемся выбирать детей такого телосложения, которых это не коснется. И это — основной критерий. Главный. Чтобы у них не было проблем, чтобы они над собой не издевались, не истязали себя, чтобы не было психологических отклонений.

— У вас в академии дети соблюдают определенную диету?

— Безусловно, но там питание связано со спортом, чтобы хватало белков, жиров, углеводов, витаминов. Именно такая диета необходима при спортивной нагрузке, чтобы питание было сбалансированно.

— Но это не исключает всего что любят дети: газировку, чипсы.

— Этого не избежать. У них ведь есть деньги.

— Наверное, гоняете?

— Да, пытаемся держать в строгости, но у них есть родители, у них есть знакомые, которые приносят все это. Послаблений не избежать.

— А в целом были ли у нас достойные претендентки?

— Да, конечно-конечно.

— Ну, вот если не называть имен и фамилий, сколько примерно человек из просмотренных 15?

— Ну, двое. У двух девочек есть шансы. Жаль нет мальчиков. Я ни одного не увидел. Обычно есть мальчики, приходят, а тут у вас совсем нет. Хотя у артиста балета нормальная профессия. Я вот прожил великолепную жизнь. У меня семья, ребенок. Я считаю, мужская профессия там, где ты себя реализовал и где ты в полной мере себя проявил, где смог заработать, где смог защитить, обеспечить свою семью. Это и есть мужская работа.

— Получается следующий этап. Вы их посмотрели и у двух девочек есть шанс, вы потом свое заключение, свой вердикт дадите?

— Да, мы им звоним и в мае приемные экзамены где все претендентки, которых я отобрал по все России будут соревноваться друг с другом. Лучшие из лучших поступят только.

— А есть ли какие либо данные, которые присущи тем или иным регионам?

— У вас у всех есть стопы. У всех очень хорошие, мягкие. Да, регионы сильно отличаются. На юге: Анапа, Ростов, Сочи, например, дети гибкие и высокие. На севере они более зажатые, но у вас у всех хорошие стопы и мягкие связки очень, растянутые очень, мягкие, благополучные.

— А у вас же сахалинцы уже учатся?

— Да, у нас два человека учатся с Сахалина. Я поэтому сюда и приехал.

— Какие результаты показывают? Хорошо учатся? Послушные?

— Умненькие. Это невероятно подкупает. Они понимают куда приехали, какую профессию получают. Уже серьезный подход к труду и к учебе. Они понимают кем они хотят стать. Вот такую серьезность у маленьких детей приятно увидеть.

— Они понимают, что вытянули счастливый билет. Это черта провинциальных детей.

— Да, и поэтому я очень люблю ездить по России, потому что неизбалованные и действительно цепляются, и учатся по полной программе, для чего, собственно, и создана эта академия, потому, что не хочется, чтобы в пустую был твой труд. А хочется, чтобы мы были впереди планеты всей.

Посещению Санкт-Петербургской делегации дальнего острова содействовала Инна Цапко, чей сын в прошлом году прошел три отборочных этапа, и смог поступить в академию. Такие выездные смотрины помогают родителям реально оценить способности их детей, не тратя дополнительные средства на перелеты.

Хореографы Школы Русского балета «Щелкунчик» считают, что подобные опыты для провинциальных городов должны быть постоянны, и они согласны содействовать этому в будущем.

По сути, выездные смотрины — это первый шаг для маленьких танцоров, а в идеале, по мнению Инны Цапко, нужно создать выездную комиссию для точного отбора детей. Проводить все три этапа, чтобы родители, отправляющие своих детей в Санкт-Петербург, были точно уверены в их устройстве.

Ожидания Альберта Евгеньевича оправдались, и он покинул Сахалин вместе с двумя претендентами на обучения.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1308

Автор: Анастасия Разуваева

"ИА citysakh.ru"