ОСОКО против СКОКО. Опасный раскол произошёл в сахалинском казачестве

Не любо, братцы! Не любо! Сахалинские казаки возмущены отношением к ним сахалинских властей. Пишут открытые письма, требуют отставок, грозятся выйти на митинги и даже обвиняют в геноциде — вот-вот нагайки повыхватывают. Правда, не все. Другие сахалинские казаки вполне себе довольны жизнью и правительственной поддержкой. В этом-то, как выяснилось и проблема — одних поддерживают, других нет.

Попробуем разобраться в причинах раскола, приведшего к скандалу, по порядку.

В одном только Южно-Сахалинске зарегистрировано как минимум восемь казачьих общественных организаций. Наиболее многочисленные и заметные среди них — два основных объединения: Отдельное сахалинское окружное казачье общество (ОСОКО) и Сахалино-Курильское окружное казачье общество (СКОКО).

Несмотря на кажущуюся близость, мол, и там и там казаки, у тех и у тех одинаковые буквы в аббревиатуре, по факту данные объединения занимают противоположные позиции по ряду вопросов. ОСОКО бунтует, СКОКО наслаждается общественной работой.

Главным камнем преткновения стала позиция по отношению к первому вице-губернатору Сахалинской области Константину Строганову. В широкий перечень его обязанностей входит курирование вопросов областного казачества.

Атаман СКОКО Сергей Рябов отметил, что Строганов сыграл большую роль в решении текущих проблем сахалинских казаков. По словам атамана, участие вице-губернатора в делах сахалинских казачьих обществ помогло здорово поднять престиж их деятельности. Тем временем, атаман ОСОКО Анатолий Передернин требует отставки Строгонова, обвиняет его в преступной попытке уничтожить их общество и даже в покушении на конституционные права граждан, тех, что про общественные объединения.

Отложим на время историю тех, кто с властями дружит, и разберёмся в проблемах тех, кто угрожает митингами.

Нашла нагайка на бюрократию

ОСОКО — единственное казачье общество на Сахалине, которое входит в государственный реестр. То есть, находится на государственной службе российского казачества. Их первый устав был согласован с губернатором Сахалинской области (тогда им был Игорь Фархутдинов) и утверждён представителем президента. Всё по букве закона. В 2012 году ОСОКО вошло в состав Уссурийского казачьего войска, и устав общества изменился. Как и полагается, новый устав должен утвердить губернатор области. Однако он этого не делает. Вот уже второй год.

«Проблемы нет. Нам ничего не надо от региональных властей. — Говорит товарищ атамана ОСОКО Виктор Евсеев. — Ни финансовой поддержки, ничего не надо. Мы готовы самостоятельно (взрослые ребята все, трудоспособные, кто-то офицеры у нас) развиваться и быть самодостаточными. Нам просто нужно привести в порядок документы. Ничего более. Если мы своевременно не предоставим требуемый пакет документов Минюсту РФ, нас могут вывести из реестра казачьих войск».

«А в дальнейшем, возможно, поставят вопрос ребром о ликвидации организации. Это искусственно созданный прецедент, чтобы нас ликвидировать». — Добавляет начальник штаба Александр Якушин.

Официально правительство отказывается утверждать устав, ссылаясь на то, что в обществе недостаточно людей для внесения в реестр. «Но позвольте! — возмущаются казаки, — мы вас об этом и не просим. Мы уже в реестре. Утвердите устав!» И снова подают документы. И снова получают отказ. Неофициально же представители правительства приводят такой аргумент: «Губернатор уже определился с кем работать. Вас исключат из реестра, СКОКО в реестр внесут и присоединяйтесь к ним. Ваш устав уже никто не утвердит». У казаков даже есть аудиозапись этого разговора.

С таким положением вещей казаки из ОСОКО мириться не стали и перешли от бюрократии к эмоциям. Написали открытое письмо и готовятся митинговать. Так как уступать место в государственном реестре своим давним соперникам они не намерены.

История раскола

Еще в начале 90-х годов казакам выделили подъемные квоты на добычу рыбы, беспошлинную торговлю и тому подобные преференции за репрессии советской эпохи.

Атаман СКОКО Сергей Рябов видит эту ситуацию так: за льготами к казакам устремилось немало предприимчивых деятелей. Никаких требований им не предъявляли. Записался, и все, казак готов! О родовом казачестве разговоров не было вообще, в общество вступали Кимы, Паки, Харатьяны, и так далее. Все сводилось к тому, что собирались группы людей, назывались казаками, надевали форму и крайне активно занимались рыбным бизнесом.

Обычная история для «лихих 90-х», однако имидж казаков это сумело подпортить изрядно. Это не нравилось многим. На казачьих сходах в основном решались вопросы бизнеса, а не сохранения и развития культурных традиций. Шли споры за передел власти, за главенство. Как утверждает Сергей Васильевич, внешне это выглядело как казачество, но по сути больше напоминало сходки «братвы», где на жаргоне обсуждались характерные вопросы, связанные с квотами и тому подобным.

В 2011 году довольно большая группа казаков, которые ранее вышли из ОСОКО, решило начать историю с чистого листа и основало собственное общество. 14 октября 2011 года казаки семи сахалинских станиц провели Большой учредительный круг, создав Сахалино-Курильское окружное казачье общество. Сергея Рябова выбрали атаманом нового объединения строго по казачьим традициям.

В СКОКО принято считать, что в их общество вошли те казаки, которые позиционируют себя как самобытно-этническая общность. Они сохраняют и развивают культурное наследие, историю своего народа, традиции быта и возрождение особой казачьей идентичности. В настоящее время общество ведет просветительскую работу в школах по программам дополнительного образования. А возвращаться к корыстной «братве» и не думает.

ОСОКО видит ситуацию, конечно, совсем иначе. Атаман Анатолий Передернин, кстати, потомственный уральский казак, называет представителей СКОКО обычными предателями. «Они предали меня, потому что им пообещали золотые горы. Это не казаки. Чиновники ездили по районам и уговаривали их перейти в другое общество. Реально оказывали давление. И тем самым, кстати, помогли нам избавиться от негодяев. От меня ушли те люди, которые и не нужны. Зачем нам казаки, которые могут за какие-то блага предать?» — говорит Анатолий Васильевич. И вместе с соратниками считает, что организация, которая хвалит Строганова, была специально для этого создана. Этакая «ручная» организация, не имеющая своего мнения и не могущая влиять на какие-то политические процессы. И именно поэтому она устраивает сахалинское правительство. Начальник штаба ОСОКО и вовсе называет казаков из конкурирующего общества — зомби. А обвинения в свой адрес в корыстных целях представители ОСОКО комментируют просто: «Какая может быть корысть? Мы же ничего не просим! Лишь хотим, чтобы нам не мешали».

Итого

Официального ответа на открытое письмо правительство пока не даёт. Возможно, он будет позже. Объединение СКОКО и ОСОКО, которое решило бы проблему, не рассматривается ни одной из сторон. Одни не хотят объединяться с «корыстными братками из 90х», другие — с «ручными зомби властей». Представители ОСОКО намерены биться до конца за право самостоятельности — писать президенту, обращаться в прокуратуры и суды. А рядовые казаки из этого общества, как уверяет товарищ атамана, буквально рвутся в бой и готовы с шашками наголо выходить на улицы, чтобы отстаивать свои права. Только атаман, якобы, людей и сдерживает.

Наверное, логичным будет подытожить позицию ОСОКО такими словами Виктора Евсеева: «Самый главный вопрос — зачем им это нужно? Зачем им нужен хаос на краю России? Зачем провоцировать? А они реально провоцируют! Заставляют вывести людей на улицу, заставляют делать эти митинги! Зачем? Вот если мы и сейчас получим от них отказ, тогда отправим на утверждение устав президенту. Он верховный главнокомандующий. Пусть все люди знают, что здесь конституционные права ни для кого ничего не значат. Здесь сидят чиновники, которые возомнили, что они — не народ. А народ — это так, быдло. Им плевать на наши права. „Хотите объединяться? Да вы никуда не объединитесь! Давайте в эту сторону идите!“ А мы что, стадо баранов, чтобы нас направлять? Мы сами выбираем направление. Мы хотим быть в этой организации. Не надо нас заставлять идти в другую. И не надо нам препятствовать. Мы же не нарушаем закон!»

Пока не нарушают. И пока ещё у всех сторон конфликта есть немного времени, чтобы договориться миром.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3659

Автор: Фина Сафонова (Болтунова)

"ИА citysakh.ru"