От мигреней, тоски и подагры. Авторская колонка Дарьи Агиенко

Даша Агиенко 1000 раз произнесла: «Это сладкое слово Коуб» и прониклась блеском тихого бунта.

Ещё в детстве мы узнали, что такое Сахалин и что такое материк. Кушали кимчу и жалели одноногого волка. Мама водила нас за руку в баню и кружок для картавых. Потом мы повзрослели, вылечили дикцию и увидели коубы. А кто-то даже начал их делать.

Гиф 2.0, младший братик ютуба, внучатый племянник «Смехопанорамы», узаконивший неловкое желание смотреть странные ролики по десятому кругу, — одни называют коубы новым видом искусства, другие — блёклым следом потерянного поколения, вскормленного дикими самками интерактивных игрушек. Третьих скручивает жалость напополам с раздражением — коубы больше не вдохновляют. Скучное место, куда ходят все. Причем чаще, чем в офис.

Но есть среди нас стойко работающие — они сеют, пашут, пекут, чинят. Такие настоящие созидатели, которые о роликах, протянутых в бесконечность — ничего не знают. Но прошел год, и пришло время включить себя в контекст: рассмотреть видео-мазок бунта. Трудно определить историческую миссию коубов, но она определенно есть — стать современной карикатурой, не подвластной политическим, цензурным и эстетическим рамкам.

Как только одни русские создали сервис, другие русские поняли, что коуб — наше новое утешение, новая С2Н5 (ОН)+H2O, новая широта, новое барокко с приставкой «кибер».

Говорят, коубы заменили русским сны. Мне пока ещё нет, но чувствую — скоро. Это буквально небесное ракамакафо, несущее благодать. Выходит, что единственное настоящее предназначение коуба — радовать. Так легко и приятно, как получить открытку по электронке в 2000-ом. Старая новая искренность. Кликни, чтобы патриотично запеть: «Урааа».


Когда смотришь впервые — чуешь откровенный подвох, не знаешь где он, боишься себе в этом признаться и раздражаешься. Здесь главное переключить тумблер с недоумения на понимание — это просто бесконечная карусель веселья. Сладкое ярмарочное развлечение барина, который вышел погулять. С Михалковым вон, всё ясно: потряхивание плечами в соболях — просто потряхивание плечами в соболях. Задорно и по-русски. А вот у Боярского — иной уровень. Он, шельма усатая, рождает подтексты. Запрягает ли он пистолет в кобуру? Достаёт ли он волшебную палочку? Или это метафизическая тоска, так изящно выраженная в движениях? Не танец, а произведение небывалой экзистенциальной глубины. Недаром же, мушкетёр, питерский.


Коуб, не будь дурак, имеет амбицию пройтись по реакциям и задеть за фундамент: метит прямо в сердцевину одеревенелого мозга, клюёт точно в мякиш заплесневелых чувств. Тут-то и возникает желание — взять и посмотреть ещё раз. Следом случается волшебство привязанности к коубу. А это лучшая профилактика болезней нервов у интеллектуалов и скрюченных суставов у работяг.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2594

Автор: Дарья Агиенко

"ИА citysakh.ru"