Как я стала понятой. Взгляд на место происшествия сразу после трагедии в южно-сахалинском кафедральном соборе

Когда я дежурю, обязательно что-то случается. Суббота, воскресенье, не важно. Что-нибудь громкое. Сегодняшний день переплюнул все предыдущее события.

В чат редакции пришло сообщение о стрельбе в Воскресенском соборе от сына женщины, в нём работающей. Ещё не подтверждённая информация, но на всякий случай было решено послать меня туда и если что, поснимать снаружи и поговорить со свидетелями. Но всё получилось несколько иначе.

Я не подписывала никаких бумаг о неразглашении, да и словесно меня никто не предупреждал, так что читайте, как меня угораздило стать понятой.

Проезд у Собора уже был перекрыт. Вокруг была куча машин. Я ещё подумала, а не расчехлить ли мне фотоаппарат, но решила не спешить. Подойдя к компании мужчин, поинтересовалась, что произошло в храме. «Говорят, что стрельба. Погиб кто-то» — ответили мне. Тут как из-под земли вырос сотрудник Следственного комитета: «Кто-нибудь хочет быть понятым?» Мужчины сразу ушли прочь. Неожиданно для себя я согласилась, хоть и знала, что это очень надолго.

Перед входом у меня спросили «Нервы крепкие? А то там из дробовика стреляли.» В общем, нас со второй понятой пустили внутрь. Повсюду были капли крови. Чуть дальше лежал фрагмент тела погибшего, возможно часть мозга. Люди убегали в панике, страшно подумать, что им потом придётся отскребать от подошв.

Практически в центре зала лежал мужчина. Его голова была наполовину разорвана. Под ним — лужа крови.

Мы прошли к скамейке, осторожно лавируя между отлетевшими кусками дроби и тела. Выстрел был сильный, поэтому части разнесло на несколько метров. Брызги крови долетели даже до стен.

Всегда думала, что если увижу такое вживую, не перенесу. Но нет, то ли это был шок, то ли начал вырабатываться профессиональный цинизм. Хотя сейчас, когда я это пишу, меня немного колотит.

У скамейки стояла монахиня, уже довольно пожилая. Её трясло, голос срывался. Пережить такой шок…

В общем, сотрудник Комитета объяснил нам наши права и обязанности, и временно оставил сидеть в ожидании.

Должна вам сказать, что люди из Следственного комитета меня приятно удивили. Работали, как в кино, очень слажено. Даже в такой ситуации они не теряли человеческого лица. Были вежливы и с нами, и друг с другом. Нас несколько раз вызывали и показывали, где какие улики, объясняли, что и где произошло. Надо отдать им должное за умение работать с людьми.

В восемь вечера мы уже были свободны. В храме провели почти пять часов, замёрзнув до мозга костей.

Уже придя домой, я полистала пресс-релизы о трагедии. «Беспорядочная стрельба»… Ну, если точные попадания по лицам икон можно назвать «беспорядочными», то пусть оно так и будет.

Новости по теме:

Стрельба в Воскресенском соборе

Житель Южно-Сахалинска, находившийся неподалёку от храма в момент происшествия, рассказал, как выглядел нападавший

Убийца монахини и прихожанина служил в морской пехоте

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3350

Автор: Анна Беляева

"ИА citysakh.ru"