Пытки мусорной родины. Авторская колонка Дарьи Агиенко

Случай из жизни иллюстрирующий вашу, нашу и соседскую подбалконную грязь.

Начинало моросить. Но инженер Суворов надел дождевик, взял секатор и пошёл подрезать малину. Там же — на западной подтеневой стороне, где даже в солнечный день длинная хрущёвка утопала в собственном монохромном отражении, там, в многотравной, вечновлажной прохладе рос одинокий куст сирени и облетевшего шиповника.

Эти три куста посадила ещё инженерова бабушка, которая, как и прочие бабушки, любила землю безотносительно к её плодородности, архаично возделывала, возилась — нянчилась — всей душой. Сажала, удобряла, растила. Пока не умерла. И вот, на этом ботаническом посту, появился новый боец — её внук, который принялся ухаживать за малиной, сиренью и шиповником (во имя круговорота фотосинтеза и хлорофилла) так же рьяно, как когда-то ухаживала бабушка за маленьким инженером.

За окном доносились частые механические щелчки секатора: пока инженера не было, малина разрослась, раздалась вширь и вдаль, метровые усы завернулись упругими пружинами — итог удушливо-влажного лета. Малина разрослась и заросла мусором, как густо наряженная ёлка: рыбья голова повисла грустным украшением, обёртки прицепились гроздьями, папиросные упаковки протянулись размокшей гирляндой. Чуть поодаль, между балконом и шиповником, побитым барином раскинулся сервиз. Точнее то, что от него осталось.

Утопают кусты, плывут себе тихо по мусорному течению, прибиваясь то к одному берегу-балкону, то к другому, и опять устремляясь к неведомой цели.

Кусты всё скроют. Кроме, разве что, осколков чьей-то неудавшейся жизни.

С балкона третьего этажа выглянул сосед.

— Не трожь, говорит, малину, мля!

И слышится в голосе балконного царя, «защитника» природы предельно вызывающее участие. Он даже облокачивается на перила, желая глубже проникнуть в инженеровы помыслы, выпучивает в красных прожилках глаза, напряженно мусолит сигарету — всем своим видом выдавая беспокойное: «Что же ты это гад, такое делаешь?»

Трясется сам и трясет пеплом — обильно курит. Нервничает. Оно и понятно: кусты подрежут, мусор уберут и всё, бычок не кинешь!

Балкон второго этажа. «Включается» соседка. С каким-то скорбным сочувствием оглядывает инженера.

— Вы новый дворник наш?

 — Нет. Я просто ваш сосед.

 — Тогда зачем вы трогаете кусты?!

 — Я просто убираю мусор. Малине уже нечем дышать.

Я слушаю и уровень моей внутренней веселости становится заметно ниже. Кажется, здравый смысл отскакивает от внутренней их брони, как мячик от ракетки, как мусор от земли. И все разговоры о нас, о России напоминают этот беспомощный диалог.

Ну вот же оно (хотя бы под балконом) — созидание, собственная инициатива, всякие нацпроекты и самоличные стартапы — но тянет, нестерпимо тянет именно в подвал. В чёрную дыру подсознания, где мы радостно сбиваемся в секты уничтожителей и устраиваем оргии истребления. Всех и всего. А это всё почему? А потому что в подвал спуститься интереснее, под балкон кинуть приятнее (мама-анархия) и ведь чувство такое, что сделал пакость государству.

Но мы-то не такие. Не такие как этот, дурным сивучем орущий, сосед. Как тысячи таких соседей, в огромном количестве порожденных инфернальной нашей действительностью. Это он увяз в болоте грязных будней. А мы нет. Мы на ракете — идей и добрых помыслов, а он — в туалете, откуда и закидывает стремительно стартующих к звёздам своим отборным илом.

Ну вот в Норвегии. Только попробуй в своем кондоминиуме за чистотой травки не уследить или вовремя её не подрезать — всё, жди газонную полицию. Со скандальной мигалкой до тебя доедут, многотысячный штраф выпишут и прилюдно устыдят — на весь квартал ваш дом опозорят. Соседям на радость — те год вспоминать каждый вечер будут.

За общественным бдят, как за своим, а своё, холят и лелеют, как общественное, ведь общественное это и есть своё. Есть подозрение, что элементарные эти правила норвежскому младенцу никто насильно не прививает. Оно само так усваивается под молоко матери, лакричную конфету да под гимн, в котором про дым отечества и чистые газоны.

И вся страна там благополучно пахнет порошком. Автоматически.

А у нас? Хоть и не чужды мы прекрасному и прекрасное не чуждо нам, да видно песни в детстве не те включают, а может и душа глуховата к общественному? Огрызаемся на «нельзя», идём на поводу «хочу», бравируем «можно». И весело швыряем свой прогорклый ужин под балкон. Авось собаки поедят.

Мы льстим себе. Но в каждом из нас сидит противный сосед. А всё почему? А потому, что противным соседом быть интереснее.

Интереснее орать, возмущаться и мешать выползать другим из грязного болота общих будней. А всех стартующих стремительной ракетой закидывать отборным илом своего недовольства. И эту изумительную особенность русского характера наглядно демонстрирует мусор под вашим балконом. А под моим — убрался инженер.

В финале, по закону жанра, в дополнение к гражданскому монологу, неизбежен воодушевляющий конец.

Но сосед докурил и запустил стремительную ракету своего окурка в космос сиреневого куста.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1977

Автор: Дарья Агиенко

"ИА citysakh.ru"