"Бог с тобой". Интервью со старообрядцем

Всё чаще, всё громче на самых разных площадках — от круглых столов министерства образования до развлекательных ток-шоу по телевидению звучат в нашей стране разговоры о религии. Редакция Citysakh.ru считает, что такое насыщение информационного потока теологическими вопросами в светском государстве излишне. И, тем не менее, не может остаться от них в стороне.

Участники споров о формах столь личного и сокровенного явления, как вера, зачастую бывают резки в высказываниях, агрессивны и непоколебимы в своих суждениях. Религиозные дискуссии, как правило, скатываются к упрощённым и поверхностным схемам — «Православие против Ислама», «Традиционализм против прогресса», «Массовая религия против сект», «Мракобесие против здравого смысла». В то время как всё многообразие и глубина человеческих стремлений остаются за чертой понимания, за рамками обсуждения.

В попытке изменить сложившийся порядок религиозных дискуссий, Citysakh.ru представляет читателю серию интервью под общим названием «Бог с тобой». Мы публикуем рассказы представителей различных религий об их жизни, их отношении к вере, их взглядах.

Старообрядец

История из первых уст — сахалинский старообрядец Кирилл Товбин о миссионерских трюках, бытовой морали и очень много об истории.

О пути

Я пришёл к старообрядчеству так же, как и все неофиты — искал полноту христианской Традиции. Гораздо позже я узнал своё происхождение от уральских казаков-староверов. Вначале мной двигал лишь поиск. В 1995 году я крестился в Воскресенском соборе Южно-Сахалинска и вполне успешно стал подниматься по церковной карьерной лестнице. Однако, желание найти очаг живой традиционной духовности, противостоящей всему современному миру, привела меня в древлеправославие.

Об истории старообрядчества в России и на Сахалине

Старообрядчество (староверие, древлеправославие) — обобщённое название наиболее последовательного, каноничного и традиционного направления в православии. Появилось старообрядчество как реакция на радикальную модернизацию Церкви и общества, проходившую в России в XVII веке. Модернизация общества представляла собой западнизацию — отказ от традиционного русского уклада (моральные устои, одежда, общинность) в пользу западной культуры и образа жизни, провозглашённых единственно верными при государе Алексии Михайловиче Тишайшем, отце Петра I. Основой всей модернизации было построение абсолютистской властной вертикали, превращение всех русичей в «холопов государевых», чему воспротивились староверы как носители традиционного соборного начала.

Модернизация Церкви, проводимая другом государя патриархом Никоном, состояла также в построении властной вертикали (только внутрицерковной), в курсе на построение «мирового», «имперского» православия, в полном отказе от национального духовного опыта, включая такую его специфику (унаследованную нашими предками от Византии), как двуперстное перстосложение, многие чины и ритуалы, продолжительность богослужений и даже сам церковнославянский язык. Те обряды, которые отказались отменять старообрядцы, были не признаком их косности и невежества (напротив, основоположники старообрядческого движения были образованнейшими людьми России).

Старые обряды не только символизировали — они осуществляли прикосновение к древней святости, к духовному опыту великих русских святых — Сергия Радонежского, Кирилла Белозерского, Зосимы и Савватия Соловецких, Анны Кашинской и многих других. Это и нужно было истребить радикальному обновленцу Никону, стремившемуся создать строго иерархическую церковную структуру наподобие католической. Структуру-то он создал, но в итоге она была подчинена государю, и новообрядческая Церковь превратилась в деталь светского государственного аппарата, каковой является и доныне.

В 1666 году новообрядческий Собор, возглавляемый государем Алексием Михайловичем, объявил старообрядцев государственными преступниками, «раскольникам» и проклял все древнерусские и древнехристианские обряды, хранимые староверами. В Старую Веру ушло около пятой части населения России, почти всё казачество — это не считая «скрытых раскольников», по каким-либо причинам внешне демонстрирующими принадлежность к государственной Церкви (например, первейший фаворит Екатерины II князь Потёмкин-Таврический или герой Отечественной войны 1812 года атаман Матвей Платов).

Втискивание России на западный путь развития, уродующее нас приобщение к чужеродной культуре было начато не Петром I, а ещё его отцом, в деле церковной реформы XVII века.

Таким образом, в зловещем 1666 году русское православие разделилось на две линии: традиционалистическую (староверы) и государственническую (новообрядцы, «никониане», по старообрядческой терминологии). Эти две линии находились в противостоянии (принимавшем порой черты антистароверческого геноцида) до 1905 года, когда старообрядцам была дарована свобода вероисповедания. Но через 12 лет к власти пришли большевики, и наступила совсем иная эпоха…

Внутри себя старообрядчество не однородно — оно состоит из двух духовно и идейно разных движений — поповства и беспоповства. Поповцы — это православные христиане, отказавшиеся подчиняться церковным властям, считая их «повреждёнными в вере» и стремясь быть последовательными в осуществлении православной Традиции. Беспоповцы посчитали, что наступил затяжной Конец Света, пришёл антихрист, поэтому в мире больше нет Божественной благодати и святости, невозможно осуществлять никакие священнодействия, кроме Крещения. Внутри себя поповцы и беспоповцы также неоднородны. Сегодня крупнейшее объединение поповцев (около миллиона христиан только в России) — Русская Православная Старообрядческая Церковь, возглавляемая Корнилием, митрополитом Московским и всея Руси. Крупнейшая конфессия беспоповцев — Древлеправославная Поморская Церковь, управляемая по соборному принципу. Невзирая на серьёзные богословские различия, поповцы и беспоповцы едины в своём понимании религии как высшего закона жизни, правила которого нельзя нарушить без ущерба для жизни — как закон гравитации. Отсюда — схожие устои и образ жизни поповцев и беспоповцев.

Ко времени прихода большевиков к власти на Сахалине (1925 г.), староверов на острове проживало достаточно много — их истории посвящены исследования современного японского историка Накамуро Ёсикадзу. В 1920-е годы староверы использовали Сахалин как перевалочный пункт для эмиграции в Японию и далее — в Австралию и Латинскую Америку.

Как известно, Сахалинская область была единственным регионом СССР, полностью освобождённым от религии — не было официально зарегистрировано ни одной религиозной общины. Потому в советское время сахалинское старообрядчество было разобщено, задавлено, соборной молитвы не осуществляло, хотя его представители (в т. ч. и мои предки) порой занимали ответственные управленческие посты.

После 1991 года, в условиях полного духовного вакуума, успешно заполняемого сектантами всех мастей, некоторые ищущие одиночки — и в их числе я — начали искать наиболее последовательное, традиционное и чистое направление в православии, что неминуемо привело к старообрядчеству. Некоторые ездили в Хабаровск или Ванино духовно окормляться у хабаровского старообрядческого священника Аркадия Кутузова. Впервые древлеправославная соборная молитва (являющаяся главным показателем духовной жизни у староверов) начала регулярно совершаться в Южно-Сахалинске и Холмске с 2007 года. Однако, в силу малой численности и специфики сахалинского временщического менталитета, на Сахалине до сих пор нет регулярно собирающейся на службы старообрядческой общины.

О причинах разделения православной церкви

Как было сказано выше, сущность старообрядчества — стремление сохранить Священное Предание настолько, насколько это возможно. Священное Предание выражено и в текстах Библии, и в традиционном богослужении, и в апостольских священных ритуалах, и в канонической иконописи, и в постановлении церковных Соборов, и в учении великих Отцов христианской древности, и в патриархальном семейном укладе, и в родо-общинной организации хозяйства. История есть духовная деградация — поэтому истинный старовер всем своим существом сопротивляется течению времени, готов умереть «за единый аз», как Аввакум.

Специфика новообрядчества — иная. Здесь на первом месте стоит священное представление о государстве и организационное представление о Церкви, а все прочие пункты православной традиционности находятся в тени государственнической церковности. Если кратко сформулировать, то цель у нас общая — спасение души от ада преисподнего. Но методы разные. Для старообрядцев спасение — вопрос методики, для новообрядцев — вопрос церковной принадлежности.

За 350 лет существования порознь многое изменилось — от изначального идейного конфликта к сегодняшнему дню осталось идеологическое неприятие, порой сильно осложняемое антистарообрядческим чёрным пиаром со стороны популярных медиапастырей.

За прошедшие века староверы существенно обогатили «господствующую» Церковь. Как выразился выдающийся новообрядческий богослов и философ ХХ века о. Георгий Флоровский, «Богу было угодно, чтобы мы загнали староверов в глухие дебри, чтобы они там сохранили для нас Православие». Многие атрибуты, ассоциирующиеся у современного россиянина с православием (восьмиконечный крест, традиционная икона, продолжительное и размеренное богослужение, приходская общинность) в XVIII веке новообрядцами были отвергнуты и сохранились именно у староверов. А к ХХ веку началось обратное заимствование, к сегодняшнему дню идущее полным ходом. К примеру, самая старинная икона Сахалинской епархии — образ Николы Чудотворца, хранящаяся в Воскресенском соборе, по некоторым признакам, является старообрядческой.

О том, каково быть старообрядцем

На смену духовному вакууму советских времён пришёл духовный винегрет — это называется Постмодерн. Поэтому «внешние» люди понимают под старообрядчеством что угодно — в основном, романтическое неоязычество. У разных конфессий отношение к староверию разное. Новообрядцы (на Сахалине представленные исключительно РПЦ МП, в отличие от множества новообрядческих структур на материке) в целом воспринимают старообрядчество как идейного и идеологического конкурента, хотя в последние годы, благодаря деятельности епископа Тихона, установился принцип уважительного дипломатического невмешательства, периодически прорываемый некоторыми особо политизированными медиабатюшками.

Католики воспринимают старообрядчество лучше. Одно время в рамках Католической Церкви даже было движение «католиков старого обряда» — молись как угодно, лишь бы была заявлена принадлежность к церковной организации во главе с преемником апостола Петра — Папой.

Для разнообразных протестантов нет разницы между старо- и новообрядцами. Мы все — по их мнению — отступили от «евангельских идеалов». Дело в том, что протестанты выборочно принимают Священное Предание (только Библия и несколько догматов, на свой вкус и интерпретацию), а Православие по своему существу — верность изначальным устоям, стремление сохранить и передать всю полноту древней духовности.

Из всех протестантов можно выделить «отделённых» баптистов — они интуитивно подошли к тем моральным основаниям, на которых в быту держится староверие. Как и старообрядки, баптистские девушки носят только длинные юбки, замужние обязательно покрывают головы платком. Баптисты сопровождают молитвой каждое бытовое действие, скромно одеваются, пристойно ведут себя, руководствуются в жизни строгими моральными принципами. Из-за всего этого между «отделёнными» баптистами и староверами часто возникает приязнь на личном уровне.

Как ни странно, наибольшее понимание староверие встречает со стороны последовательных мусульман (шиитов и суннитов). Одинаковые нравственные принципы, ощущение того, что религиозный закон нельзя нарушать под влиянием обстоятельств, что повседневное детальное благочестие является таким же служением Богу, как и соборная молитва. Эти параметры зачастую приводят к дружескому общению на личном уровне между староверами и мусульманами. Триста лет казаки-староверы мирно жили бок о бок с мусульманами в Чечне, Казахстане, Турции. Сегодня основными посетителями традиционалистических семинаров А. Г. Дугина являются старообрядцы и мусульмане.

Об основных отличиях традиций старообрядческих и современных православных

Сначала разберемся в терминологии. Старообрядцы — православные христиане. Те, кого вы именуете православными — представители второй линии в православии — новообрядческой, к которой сводить всю полноту православия логически безграмотно. Противопоставление «старообрядцев» («раскольников») и «православных» — это нечистоплотный миссионеский трюк, имевший место в XIX веке.

Теперь по существу. Старообрядческое богослужение в 2−3 раза длиннее новообрядческого — оно совершается без сокращений. На любом старообрядческом приходе служат так, как лишь в самых строгих новообрядческих монастырях.

Поскольку сам Никон охарактеризовал богослужебную реформу XVII века: «исправлять как угодно, лишь бы не по-старому», то, со старообрядческой точки зрения, богослужебные книги новообрядцев полны неточностей и ошибок. Это признают и сами новообрядцы — они сами исправляли «никонианские» ошибки в своих книгах аж до 1930-х годов!

Старообрядческое крестное знамение двуперстно, поскольку мы славим две природы Распятого Спасителя — Божественную и человеческую. Остальные три пальца соединяются в ознаменование Св. Троицы. Именно оно имеет апостольское происхождение — троеперстие распространилось среди православных греков (взятых как ориентир Никоном) лишь в XIV веке.

Самое главное отличие староверов — в повседневном укладе. В староверческой среде (когда она существовала) нельзя было встретить табакокурения, пьянства, сквернословия, воровства, атеизма, полового и возрастного равноправия. Незамужняя девушка непременно была девицей; вдова либо уходила в монастырь, либо вторично выходила замуж. Мужчину-старовера всегда можно было опознать по обязательному наличию солидной бороды. Трудились староверы сообща, артельно. Большая часть заработанных денег тратилась на содержание своей общины, на старинные иконы и богослужебные книги. Долгое время старообрядцы отвергали светское высшее образование, небезосновательно считая его врагом семейственности и традиционных устоев.

Старообрядцы в современном мире

В советское время всё изменилось — коммунистами был нанесён удар по самой сердцевине старообрядчества — по образу жизни. Колхозы и коллективизация, концлагеря и детские сады, Комсомол и КПСС, фабрики и заводы, железобетонные квартиры-ячейки и студенческие общежития ударили по староверию так, как ни один гонитель имперского времени. Староверие сократилось численно примерно в 10 раз (учитывая тех, кто бежали за границу). Сегодня лишь ничтожное количество стариков составляет духовную цитадель старообрядчества, а для большинства новообращённых и «вернувшихся к корням» староверие — лишь идейный проект, зачастую грозящий превратиться в стилистическое оригинальничание, никак за пределами храма или молельни, не влияющее на изменение образа жизни.

Конечно, существуют и старообрядческие общины, но их мало и, как правило, за пределами России: в Румынии, Австралии, Уругвае, Боливии, Бразилии, на Аляске, в американских штатах Пенсильвания и Орегон. В Латинской Америке их называют «барбудос» — «бородатые». Несколько лет назад в Приморье переселилась большая группа староверов из Уругвая. Вот они — действительно носители старообрядческой идентичности.

Впрочем, сегодня все традиционные духовные движения подвергаются сильнейшему информационному натиску, кроме тех, кто недальновидно или лицемерно проповедует возможность сохранения вероисповедания в современных условиях. Комплексная и мощная медиаобработка сознания, обязательность интеграции в социальные институты (школа, тусовка, дискотека), виртуализация сознания (перемещение общения в социальные сети и форумы), тотальность экономического манипулирования даже в быту (искусственное создание потребностей), уничтожение естественных условий бытия (дом, земля, хозяйство), разрыв и забвение кровнородственных связей — это лишь небольшой перечень тех механизмов, которыми уничтожаются сегодня остатки традиционной духовности.

Личный взгляд

Здесь я расскажу о своём лучшем друге, Михаиле Михайловиче Родине. Он высокообразованный гуманитарий, кандидат филологических наук, доцент высшей школы, знаток английского и немецкого языков. Когда мы познакомились, — вместе преподавали в вузе — он был протестантом баптистского плана. Убеждённым в догматике, активным проповедником, последовательным в бытовой морали. Я — как православный — для него сразу стал объектом миссионерства. Он считал язычеством многие аспекты православия (например, иконопочитание, культ святых), но именно на бытовом и моральном уровне мы нашли должное единство. Несмотря на агрессивные придирки, уже при первом разговоре я назвал его анонимным православным — настолько интуитивно он был близок к представлению о традиционной духовности. Он считал, что христианин должен быть послушным Богу и осуществить Его заповеди, включая те, которые не были ниспосланы свыше непосредственно (как скрижали Завета), а были изложены «верными свидетелями Иисуса» (здесь я использую протестантский язык). А именно это православные называют Священным Преданием. Кроме того, отец Михаил — что несвойственно для протестанта — любил всё русское: историю, культуру, менталитет. Таким образом, нас стала разделять только догматика. Но протестантская догматика делится на две части — на заявленную основоположниками протестантизма в XVI—XVIII вв. и на неписанную, древнюю. Моему другу достаточно было понять, что первое — лишь человеческое умствование начала Модерна — Тёмного века. А второе он раскрыл во всей полноте в древлеправославие, поскольку старообрядчество — не новообразование (пусть и трёхсотлетней давности), а стремление сохранить священную старину во всей полноте и неприкосновенности.

Теперь отец Михайл — старообрядческий священник, глава общины, строитель храма. И не во мне было дело — человека до полноты Традиции довело его интуитивное и искреннее желание быть последовательным христианином. А я был лишь орудием Бога в этой духовной работе. Ему и слава!

Если человек хочет быть последовательным христианином, если он любит «русский дух» — нашу допетровскую историю и национальную культуру, если он понимает, что Современность превращает человека в звероавтомат, в киборга, если он верит в Традицию как основание цивилизационного бытия — такой человек не сможет пройти мимо темы православного старообрядчества.

Монолог подготовил Артём Новиков.

Ещё из проекта «Бог с тобой»: Мормон, Католик, Мусульманка, Баптист, Православная, Бахаи.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3934

Автор: Артем Новиков

"ИА citysakh.ru"