"Бог с тобой". Интервью с мусульманкой

Всё чаще, всё громче на самых разных площадках — от круглых столов министерства образования до развлекательных ток-шоу по телевидению звучат в нашей стране разговоры о религии. Редакция Citysakh.ru считает, что такое насыщение информационного потока теологическими вопросами в светском государстве излишне. И, тем не менее, не может остаться от них в стороне. Участники споров о формах столь личного и сокровенного явления, как вера, зачастую бывают резки в высказываниях, агрессивны и непоколебимы в своих суждениях. Религиозные дискуссии, как правило, скатываются к упрощённым и поверхностным схемам — «Православие против Ислама», «Традиционализм против прогресса», «Массовая религия против сект», «Мракобесие против здравого смысла». В то время как всё многообразие и глубина человеческих стремлений остаются за чертой понимания, за рамками обсуждения.

В попытке изменить сложившийся порядок религиозных дискуссий, Citysakh.ru представляет читателю серию интервью под общим названием «Бог с тобой». Дважды в неделю в течение месяца мы будем публиковать рассказы представителей различных религий об их жизни, их отношении к вере, их взглядах. Все наши герои живут и работают в Южно-Сахалинске.

Мусульманка

История из первых уст — мусульманка Мухлися Айнетдинова о религии, межнациональных вопросах, мире и согласии.

О начале

Я с детства верила в Аллаха. У меня не было бабушек, которые рассказывали бы мне о вере, и мама никогда не говорила. Я просто сама верила и была убеждена, что Он есть. Это было врожденное во мне, и я тянулась к религии как росток. Помню, когда еще училась в младших классах, нашла дома книжку, которую принес брат с мечети. Я брала вечерами эту книгу и, не зная, что такое «Фатиха» и для чего его учат, что такое намаз, просто сама брала и сидела, читала эту суру, затем остальные. Кто меня этому учил? Никто, это было во мне, потому что каждый ребенок рождается с чувством веры в Единого Создателя.

Когда училась еще в школе, часто просила у Всевышнего. Заканчивая школу, помню, как однажды я пришла домой, подняла руки и стала просить: «О Аллах! Я не знаю в чем счастье этой жизни, одни думают, что в этом, другие находят его в том, но я знаю, что, все, чем я окружена, не даёт мне полноценного счастья. О, Всевышний, я знаю, что Ты есть и что Ты слышишь меня. Укажи мне путь к счастью и даруй мне прямой путь». Я просила так, потому что тогда не знала, в чем заключается счастье, что такое наша религия Ислам, хотя сама была татаркой. Знала лишь, то, что у нас было принято: резать барашка, мужчинам ходить в мечеть на Ураза- и Курбан-байрамы, раз в год собирать бабушек дома, давать садака в мечеть за умерших, это всё, чем у меня ограничивалась религия.

Но, все-таки, истинно я вошла в Ислам благодаря своей подруге. Если вспомнить, то в середине 90-х годов стало модно исповедовать религию. Многие тогда и не понимали смысла в своем поступке, а я в отличие от них, искренне следовала учению ислама. Вначале моя душа сопротивлялась вере — мы с подругой часто спорили на эту тему. Ей, все-таки, удалось меня убедить и я искренне стала совершать намаз.

О Сахалине

В феврале 1982 года я приехала на Сахалин, для приезда нужен был вызов. Я приехала работать преподавателем истории. У меня еще один был вариант ехать на БАМ, но я выбрала остров Сахалин. Было очень интересно увидеть, как люди живут на острове. Всегда представляла, маленький остров, люди ловят рыбу и всегда ходят пешком, а вокруг огромное море, пароходы, корабли.

33 года — срок, с одной стороны, небольшой, а с другой — это целая жизнь. Многое изменилось. Вообще, годы перестройки — это мое любимое время. Может быть, я просто ощущаю некую ностальгию. Несмотря на критику конца восьмидесятых, я считаю, что переломный период для многих верующих явился большим прорывом. Ограничения, связанные с жестоким режимом Советской власти, разрушились в один момент. Страна стала свободной, появилась демократия, люди получили возможность высказывать собственное мнение, открыто молиться, не боясь последствий.

Одним из главных достижений того времени считаю, что я укрепила свой дух. Ислам — это изначально религия срединности и отрицания радикализма. Я как мусульманка опираюсь на священный Коран, Сунну Пророка Мухаммада (мир ему) и то наследие, которое нам оставили известные богословы, в том числе и татарские.

О кризисе Ислама

Думаю, кризиса Ислама вообще быть не может, но есть кризис человека и каких-то политиков. Безусловно, существуют проблемы богословского плана. Многие мусульмане плохо понимают свою религию, уделяют ей лишь «ритуальное» внимание. Но в общих чертах это вполне естественный процесс, так идет живой поиск истины. Главное, чтобы не было равнодушия к тому, что происходит вокруг.

О противостоянии радикализму

Радикализму можно противостоять только просвещением, энтузиазмом и добротой. Мы должны понимать, что речь идет о будущем наших детей. Мы должны вселять в окружающих уверенность, умение учиться прощать и воспринимать друг друга. Это задача религиозных деятелей.

Но есть и другая сторона вопроса. Все мы — граждане одной страны, живем рядом, общаемся друг с другом сотни лет. За это время между нами выработались особые отношения. Нас объединяют вопросы общества, нравственности, воспитания. Мы едины в социальном служении и борьбе с пороками общества. В таких вещах нет разделений. Так что, несмотря на различные религиозные взгляды, только вместе мы сможем что-то изменить к лучшему.

К сожалению, сегодня есть желающие внедрить чуждые идеи в наше мусульманское сообщество. Что мы можем противопоставить этой идеологии?

Есть категория людей, подверженных таким экстремистским течениям. Но мы — разумные люди, мы не хотим жить в таком обществе, необходимы мир и согласие. И Россия не может быть приверженцем только ислама, мы — многоконфессиональная Россия. Мы должны уважать любую конфессию, создавать равные условия для представителей любой конфессии. Надо уважать друг друга.

Россия — многонациональная страна, где любая нация может себя проявить, и сегодня надо говорить об этом с теми, кто заинтересован в перекосе в ту или иную сторону, надо жестко бороться всеми законными способами. Не секрет, есть люди, которые проповедуют насилие, чуждую нам идеологию. Но у нас есть определенные традиции — так, ислам и православие столетиями умели находить общий язык. Сегодня те, кто не сумел проявить себя, пытаются подняться на волне экстремизма. Мы должны помочь, навести порядок, и для этого есть федеральные и республиканские законы. Главное — чтобы каждый человек, независимо от его вероисповедания, мог спокойно жить и работать. Я знаю, что по-настоящему верующий человек никогда не заявит о своей вере, он это делает шепотом и нигде не показывает. Если человек демонстрирует всем, сколько раз в день он молится или уразу держит — это не вера, он Аллаха не боится. Вера — внутри человека. Моя религия — она только для меня. И государство должно создать условия для верующих людей, но не для тех, кто флагами размахивает и митингует демонстрируя, что они самые сильные мусульмане! Ислам учит только добру, наш традиционный ислам, и мы должны жить в мире и согласии.

Вопрос сохранения самобытности любой нации очень важен. Самобытность — это, прежде всего, язык, религия, культура, традиционная кухня. Сегодня 10% татар живет на Сахалине, остальные живут везде, в разных странах мира, и они хорошо интегрированы и в Финляндии, и в Австралии, и в Москве. Сложно, конечно, но татары хотят сохранить свой язык, религию, культуру, и наше правительство Сахалинской области должно оказывать татарам такую поддержку.

О том, что дала вера

Я бы лучше рассказала о том, что этим годам не удалось во мне изменить — моих духовных качеств. С самого начала Аллах мне даровал умение легко относиться к жизни. Ценить нужно то, что есть сегодня, ведь завтра может не наступить. Это моя позиция. Человеку свойственно тянуть себе различные материальные ценности. У меня, к счастью, такого недостатка нет. Все, что у меня есть, я готова потерять в любой момент. Когда искренне веришь и не привязываешься к земным богатствам, порою случаются чудеса.

О сохранении культуры и религии

Посмотрите на Финляндию — всего тысяча татар, а прекрасно говорят на своем языке. Сохраняют свою культуру и религию. Власти Финляндии гордятся этим. Татарские диаспоры в Австралии, США, Германии, несмотря на свою малочисленность, знают и язык, и обычаи. В нашей стране мы тоже должны гордиться своими корнями. Житель Чувашии должен знать чувашский язык, мариец — марийский, жители Кавказа — свои многочисленные языки. В этом и есть уникальность России! Мы — многонациональная и многоконфессиональная страна. И я категорически против того, чтобы в школах преподавали религию.

Наша задача — сохранить традиционный ислам. И речь не только об исламе. Время от времени делают попытки пустить в России корни всевозможные Свидетели Иеговы, иезуиты, последователи новоязыческой веры. Я считаю, что и православие, и ислам, принятые нашими предками, должны сохраниться в своем первозданном, каноническом, традиционном виде. Посмотрите, как самозабвенно при церквях служат русские женщины. А как они выходят из церкви, видели? Потихоньку пятясь назад, ни в коем случае не поворачиваясь к образам спиной. Меня всегда это поражает и восхищает — это и есть истинная вера, а не мода на нее.

О религии и политике

Духовность очень важна для любой нации. Исторически так сложилось, что мы живем в большом государстве, где самая многочисленная нация — это русские. Но при этом нельзя принижать исторический вклад других национальностей в становление нашего общего государства, нашей общей истории.

К сожалению, у нас много болтовни, много желающих обсуждать межнациональные, межконфессиональные вопросы, что само по себе деструктивно. А ты пойди в школу и интересно расскажи детям то, что их обогатит, разовьет, разбудит интерес к своим корням, к истории своего государства. Интересно в Министерстве культуры Сахалинской области, какие новые произведения, достоверно и захватывающе излагающие исторические факты, создали?

Общая наша российская беда — много говорить, забывая о целесообразности. А иногда ради пользы дела лучше выждать, не будировать лишний раз больной вопрос — глядишь, и само все выправится.

Если мы не уважаем своих родителей, своих старших товарищей, чего от нас можно ждать? Если мы что-то можем — нас этому научили наши учителя, родители, руководители.

В России очень важно сохранить уважительные отношения между различными нациями, дать каждой из них возможность соблюдать свои традиции.

По моему мнению, религия необходима, но она не должна командовать и вмешиваться в политические дела. Когда религиозные деятели начинают заниматься политикой — тоже плохо. Церковь, мечеть — это место, куда люди приходят не для решения каких-то проблем, а для удовлетворения своих духовных потребностей.

Касаясь развернувшейся дискуссии о «традиционности» платка, хочу отметить, что действительно, несмотря на существование до революции 1917 года среди казанских татар такой женский головной убор, как калфак, платок, как свидетельствуют этнографические данные, также имел большое распространение. В некоторых случаях он полностью скрывал волосы девушки, хотя во многих случаях они был видны — например, допускалось показывать косы.

О принятии ислама русскими

Я уверена — русский человек, должен быть православным, так как, русскому человеку ближе по духу православие. Как же предки русских были православными, а он их веру отверг. Как-то тут не совсем этично получается, по отношению к своим предкам. Что меня больше радует, когда атеисты татары возвращаются к своим религиозным корням, когда встают на намаз наши татары и вижу их на религиозных праздниках, сахалинские татары гордятся принадлежностью к нашей нации. Чтобы наша религия развивалась на Сахалине, каждый должен знать свое место. И мы должны подготовить достойную молодежь, которая сменит нас в будущем.

Монолог записала Полина Саранчина

Ещё из проекта «Бог с тобой»: Мормон, Католик, Старообрядец, Баптист, Православная, Бахаи.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3060

Автор: Полина Саранчина

"ИА citysakh.ru"