"Бог с тобой". Интервью с католиком

Всё чаще, всё громче на самых разных площадках — от круглых столов министерства образования до развлекательных ток-шоу по телевидению звучат в нашей стране разговоры о религии. Редакция Citysakh.ru считает, что такое насыщение информационного потока теологическими вопросами в светском государстве излишне. И, тем не менее, не может остаться от них в стороне. Участники споров о формах столь личного и сокровенного явления, как вера, зачастую бывают резки в высказываниях, агрессивны и непоколебимы в своих суждениях. Религиозные дискуссии, как правило, скатываются к упрощённым и поверхностным схемам — «Православие против Ислама», «Традиционализм против прогресса», «Массовая религия против сект», «Мракобесие против здравого смысла». В то время как всё многообразие и глубина человеческих стремлений остаются за чертой понимания, за рамками обсуждения.

В попытке изменить сложившийся порядок религиозных дискуссий, Citysakh.ru представляет читателю серию интервью под общим названием «Бог с тобой». Дважды в неделю в течение месяца мы будем публиковать рассказы представителей различных религий об их жизни, их отношении к вере, их взглядах на современную жизнь. Все наши герои живут и работают в Южно-Сахалинске.

Католик

История из первых уст — сахалинский католик Юлий Хан о трудной молитве, преемственности поколений и о том, какая благодать лучше.

О корнях

Моя бабушка была католичкой. У меня вообще корейские корни. Вот бабушку в Корее и крестили. Приезжали миссионеры из Франции, она рассказывала, и вся её семья стала христианами, католиками. Я уже практически старый, мне 48 лет, я жил в советское время. И, можете себе представить, бабушка была тогда истовой католичкой! Вплоть до того, что моя мать, когда ездила на материк, привозила ей крест. Пускай православный, но крест. Мать рассказывала, как бабушка рассказывала ей про Моисея, про деву Марию, они все смеялись тогда. А сейчас… Мы разговаривали с матерью, у неё есть в этом плане много сожаления, что она с иронией относилась к своей матери.

Теперь и я католик. Наверное, это на генетическом уровне передаётся. Я даже не знаю сам, почему вообще в церковь стал ходить. Можете смеяться. Можете верить, можете — нет. Мать моя протестантка вообще и у меня был выбор. Был у нас разговор о вере, что надо ходить в церковь. Как раз это девяностые были, мне было 35 лет и идеология такая была, что только деньги важны. Что надо «капусту рубить», распихивать по карманам. Как таковой идеологии не было. Видимо это её тревожило. Хотя я был достаточно состоявшимся человеком, на тот момент, самостоятельным, тем не менее мне её слова запали в душу. Я тогда сказал, правда: «Мать, если я и буду ходить, то только в католическую церковь».

О начале пути

Наш первый католический приход, после советских, был на Линейном переулке. Это вот «Шанхай» — бандитский-бомжатский район. Там рядом улицы Деповская, Кирпичная. И вот, мать мне сказала, что где-то там приход. Я пошёл туда пешком, можете представить? И у первого поперечного спрашивал, где это находится. Рассказали. Язык «до Киева довёл».

Через полгода на Рождество меня покрестили. У нас чаще всего на Пасху и на Рождество крестят. Перед этим должна была пройти подготовка, а у нас были священники — корейцы. И как-то там с горем пополам всё делали. Но потом, правда, я самостоятельно начал заниматься этим делом. Ну вот, собственно, и вся моя история. После крещения я стал намного терпимее к людям — это самое главное. Вообще у меня такой характер невыносимый, я очень часто не нравлюсь сам себе. И потом переживаю, сожалею о поступках. Теперь научился извиняться. Как-то так.

О церкви

Зачем я хожу в церковь? Даже не знаю. Привычкой это назвать нельзя. А может быть и привычка тоже. В церковь мы ходим по воскресеньям и по праздникам по большим. Были моменты, что не получалось ходить и тогда, вы знаете, было очень плохо на душе. «Ну как же так? Не справился сам с собой. Почему не пошёл? Бабушки вон восьмидесятилетние в эту метель пришли, а я не пришёл… Ну и что, что я далеко живу? Это не оправдание…» — и вот такие мысли гнетут. А придёшь в церковь, помолишься, поразмышляешь, пообщаешься и нормально как-то.

Со священниками мне повезло. Разные были. Разных национальностей, из разных стран, разные по характеру, по менталитету, по ним видно, что люди действительно верят. Понимаете в чём дело, нету фанатизма! С ними разговариваешь, спросишь что-нибудь, они предлагают «ну давайте, по полочкам разберём», как учитель в школе. Раз, раз, раз и всё становится понятно. Поспорить? «Давайте поспорим. У вас какие аргументы? А если вот с этой стороны подойти?» Отцы очень просят нас, чтобы мы думали. Отец Ярослав, он из Польши, всегда говорит: «Вы меня должны замучить вопросами. Вы должны и меня заставлять постоянно работать». Другой отец говорил: «Будете читать Библию, у вас будут возникать вопросы, возникать сомнения и это правильно. Человек, у которого нет сомнений — это опасный человек». С ними очень интересно общаться. Самое главное — все они эрудированные люди. И, как правило, это всё люди высокой культуры, именно европейской культуры.

О молитве

Нет, мы не отдыхаем душой в церкви. Молитва — это работа. Бывает, что не охота так молиться, спать охота или какие-то дела, кажется, что времени не хватит… Хватает времени! Кстати, сейчас у нас, у католиков октябрь месяц — это месяц Розария. Знаете что это? Церковь призывает вот с такими чётками читать молитву Розария. У меня правда, «Розарий для ленивых», шариков на чётках должно быть в пять раз больше, чем у меня. Там есть определённые правила — здесь крест на чётках, на нём «Символ веры» читается, потом «Отче наш», потом «Аве Мария» десять раз. И таких вот десятков пять. Если хотите, можете к нам в приход прийти, у нас батя, ну в смысле отец, хоть и поляк, по-русски говорит очень хорошо. Квалифицированно расскажет.

У нас есть канонические молитвы, допустим «Отче наш». Её никак не переделаешь. Она в Евангелии есть. Её сам Иисус Христос читал. «Как же нам молиться, апостолам?», «А вы молитесь так: Отче наш, сущий на небесах…» Пожалуйста. У нас три основных молитвы «Отче наш», «Радуйся Мария» и «Славословие». А остальное… Каждому в душу не залезешь. Конечно, я молюсь и своими словами. О чём? Если честно о здоровье, о России. Можете смеяться, можете — нет, но я реально молюсь о России. Я прошу Бога, чтобы он дал нам, как минимум, порядочных правителей и, естественно, профессионалов. Потому что эта некомпетенция, непрофессионализм, непорядочность… Просто устаёшь от неё. Ну не знаю, дай Бог, чтобы всё было так, как я прошу.

О религиозных диспутах

Люди с интересом разговаривают со мной на эту тему, нормально. По крайней мере те, с кем я разговаривал. Один раз только был такой момент, когда человек нехорошо отозвался о католиках. Я спросил его «почему?» и никакого ответа не получил. Вот и всё. Это даже стычкой нельзя назвать. Просто поинтересовались друг у друга что, как и почему. Я привёл ему свои аргументы, в том плане, что мы — не самые плохие религиозные люди. Он ничего не смог мне возразить. Какие аргументы? Что мы обычные люди, такие же христиане, как и православные. Мы мало чем отличаемся от православных, собственно говоря, те же святые, те же таинства. Литургия православных ни чем, к примеру, не отличается от католиков. Есть, конечно, споры, в некоторых вопросах, недопонимание. Но в целом, я например, к православию очень хорошо отношусь. Я просто, извините за пафос, восхищен православием. Но я католик, да.

Понимаете, главное, чтобы люди в церковь ходили. К сожалению, сейчас посещаемость (светское слово такое, нехорошее) оставляет желать лучшего. А то, что мы — религиозное меньшинство… Мне от этого не плохо. Никто меня не преследует, никто пальцем не показывает, демонстраций не устраивает. Всё нормально. И более того, людям, с которыми я общался, это очень интересно.

О национальной составляющей

Согласно данным последней переписи, в России восемьдесят процентов населения — русские. Я считаю, что Россия — это православная страна. Но я о чём хочу сказать. Религия должна быть чётко отделена от государства. У нас в стране, как мне кажется, это не так. Хотя я не хочу обсуждать эту тему. Ещё раз скажу, я к православию очень хорошо отношусь, я восхищён этой религией. Но место под солнцем должно быть у всех. У нас 20 миллионов мусульман и мы никуда от этого не денемся. Хотим мы того или не хотим. И надо как-то приспосабливаться друг к другу. Ну, вот хрестоматийный пример — это Татарстан. Там и православие как бы уживается и ислам. Не знаю насколько всё это искренне, но мне хотелось бы, чтобы конфликтов на этой почве не было. Таких, какие происходят, например, в Египте, в Сирии. Человека убивают только за то, что он христианин. Это нормально, что ли?

В нашей Конституции написано о свободе совести. Каждый выбирает сам себе религию. Мы же не ведём здесь пропаганду, как нас когда-то обвиняли. Я с 1996 года практикующий католик и не разу не видел, чтобы священник говорил, что надо ходить там по домам, агитационные материалы распространять. Мы просто открыты для диалога, для сотрудничества, я так думаю.

О детях

Когда я женился, я сказал жене, что я католик и что я просто не представляю, что моя семья будет ходить в какую-то другую церковь. Когда ребёнок родился… Тормозов-то нету у людей. Сейчас никто не занимается идеологией в нормальном понимании этого смысла, «Сталь», «Наши», вот это всё — это не идеология. Это я не знаю что! Детей не учат в школе нормально в идеологическом плане. Поэтому я сказал: «Надо, чтобы ребёнок ходил в церковь». У человека должны быть какие-то тормоза. Он же вырастет, будет самостоятельным. И может быть вера в Бога остановит его от каких-то нехороших поступков, заставит задуматься. Вот такой у меня был разговор с женой. Она, в принципе, меня поддержала и мы ходим в церковь все вместе.

Если дети изберут другую религию, мне будет очень плохо. Потому что я считаю, что христианство — самая лучшая религия. Ладно, если выберут православие. А в остальном не знаю, не знаю… Зачем им менять религию, менять конфессию? Понимаете в чём дело, есть благодать господа Бога нашего. И мы считаем, что благодать, которая отходит от католической церкви и православной — она самая лучшая. Я сейчас простыми словами говорю, может быть священник меня поправит, они более компетентны. Если дочка выберет протестантизм, например, я буду долго с ней разговаривать. Очень долго. Да, протестанты тоже христиане, но у них святых нету, они считают, что мы слишком много придаём значения Деве Марии. Ну, простите, сколько лет прошло, люди верят в Деву Марию! Нас миллиард двести миллионов. Ну, что же мы все дураки что ли? У некоторых протестантских деноминаций нет монашествующих…

Но право свободного выбора я за ребёнком, конечно, оставлю. Не буду же я руки выкручивать. Очень много прихожан, которые ходили в нашу церковь, покинули её. Особенно молодёжь. Ну, не убивать же их за это.

Монолог записала Фина Болтунова

Ещё из проекта «Бог с тобой»: Мормон, Мусульманка, Старообрядец, Баптист, Православная, Бахаи.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2482

Автор: Фина Сафонова (Болтунова)

"ИА citysakh.ru"