В Южно-Сахалинске открылась школа больничных клоунов

В эти выходные прошли первые занятия школы больничной клоунады. О том, что это за движение, зачем нужны больничные клоуны и как появилась идея организовать Школу в Южно-Сахалинске корреспонденту Сitysakh.ru рассказали старожилы движения Олеся Бондаренко, Наталья Голубкова и Эльвира Зиннатуллина.

— Что такое «больничная клоунада» и откуда она появилась на Сахалине?

Наталья: Больничная клоунада — движение, которому же много лет. Оно давно развивается во всём мире, включая Россию. На Сахалине движению чуть больше года. Началось всё с того, что Олеся Бондаренко приехала с Хабаровска, где уже занималась больничной клоунадой и решила здесь на Сахалине тоже создать. Набралось несколько человек.

Олеся: Я приехала и сделала. Договорилась с больницей, нашла команду. Мы стали ходить в детскую областную больницу раз в неделю. Сейчас также продолжаем, команда не сильно разрослась, но человек семь у нас есть стабильно. У нас есть свой психолог. Раньше мы посещали его еженедельно, она проводила нам разные тренинги. Сейчас мы собираемся по мере необходимости. Мы этим летом ездили обучаться в Москву. В России больничную клоунаду организовал Константин Седов. У него есть автономная некоммерческая организация, зарегистрированная «Больничные клоуны», которая развивается филиальной сетью по России. И уже, по-моему, городах в пяти существуют отделения. Мы не относимся к ним непосредственно, только своей деятельностью. То есть мы волонтёры. И таких групп, как мы, достаточно много по России, а профессиональных гораздо меньше.

— Чем, в таком случае, отличаются профессионалы от волонтёров?

Олеся: Профессиональные они проходят трёхмесячное обучение и получают зарплату за свою работу около 20000 рублей в месяц. И у них естественно есть обязательства перед самой организацией, заключён контракт, как дополнительная работа, в общем. Мы к такому не стремимся. У нас были мысли регистрироваться, но скорее всего мы этого делать не будем потому что единственное, чем нам могла помочь регистрация — помощь спонсоров. Но сейчас у нас этого достаточно, люди помогают и так, без регистрации. Даже крупные компании, которым необходима эта регистрация для отчётности, они находят возможность помочь просто так.

Наталья: Если первое время мы обращались в средства массовой информации, искали спонсоров, чтоб пошить костюмы, закупить какой-то инвентарь, то сейчас как сама жизнь помогает. Мы занимаемся тем, что нам нравится, что приносит радость детям.

— А как вы привлекаете людей в своё движение?

Олеся: Когда мы проводили флэшмобы и ходили по городу с красными носами, очень много людей пришло после этого. Вот Вера и Дима — ребята с той волны. Когда приходило мало, мы рассказывали какую-то теорию по пути из больницы. А когда их стало больше, решили, что надо делать школу. Мы ожидали сегодня человек десять, но возможно был не понят сам посыл, что посещать надо все четыре дня школы. Но мы готовы работать и для одного человека. Если его удастся подготовить, будет супер.

— Новичкам тяжело в работе приходится?

Эля: Сначала я очень сильно задумывалась, что и как делать, а вдруг не получится, если будет не такой ребёнок, если большой. По прошествии нескольких месяцев стало проще. Если сначала казалось, что дети будут вести себя агрессивно, то потом это ощущение пропало. На самом деле дети искренние, они готовы всё тебе прощать, вливаться в игру. Поэтому я больше не думаю о всяких сложностях. Я вхожу в палату и всё само в голову приходит. Так лучше работается и детям больше нравится.

Олеся: Основа работы в импровизации. Нельзя придумать заранее сценарий, чтобы он точно прошёл. Приходится придумывать что-то на ходу.

Наталья: Например, если мы видим пакет молока и машинку на тумбочке, то мы можем взять и создать с помощью этого какой-то микромир в котором будет проходить безумное действие.

— Хорошая же у клоунов должна быть фантазия.

Олеся: В Москве нас научили главному — игру можно придумать из ничего. Московские клоуны стараются выходить без реквизита. Чтобы не задумываться, что у тебя есть и брать всё из головы, использовать окружающие предметы. Потому что эти предметы детям близки. Когда ты уйдёшь, этот предмет останется и будет напоминать о игре. Ребёнку будет здорово от этого.

Наталья: Первое время, когда мы чувствовали себя неуверенно, мы стабильно носили с собой воздушные шары, мыльные пузыри, перчаточные куклы, различный реквизит для игр. Мы старались обезопасить себя максимальным количеством вещей, к помощи которых можно будет прибегнуть в момент когда ты замешкался и фантазия тебя покинула. Но постепенно с практикой приходит ощущение, что можно довериться себе, потому что количество шаблонов, определённых действий, которые заведомо будут детям смешны. Но не нужно этим злоупотреблять. Дети часто лежат в больнице по несколько недель и когда мы приходим уже на вторую-третью неделю, а кроме шаблонов ничего показать можем, ребёнок уже на это не реагирует. Поэтому импровизация всегда предпочтительней.

— Дима и Вера, вы только учитесь быть клоунами. Как вы сюда попали? Нравится заниматься клоунадой?

Вера: Я пришла по приглашению. Увидела объявление в контакте и мой друг, который тесно связан с этой группой, привёл меня сюда. Общение, походы в больницу выявили желание работать с детьми. У меня было три похода уже в качестве клоуна. И если в начале думаешь, делать ли это или нет, это же занимает личное время, нужно иди на небольшие жертвы, хочется же с утра поспать, например. Но после того как ты проводишь это время с детьми, выходишь из больницы и понимаешь, что да, я действительно хочу этим заниматься.

Дима: А я попал сюда случайно. Огромное желание работать с детьми, вернее не работать, а жить с детьми, потому что наше дело я никогда не назову работой. Узнал о дате проведения также как все. Уделил этому свои дни, расставил приоритеты, и на данный момент я здесь. Прошло всего два часа, а как будто уже пять… Порой живём, а чего-то нам не хватает. Дома, один на один ты можешь быть самим собой. А когда уходишь работу или ещё куда-то, тебе приходится надевать некую маску или какую-то защитную одежду, образно говоря. А больничная клоунада — это моя среда, где я могу быть как я. Надеюсь, я пройду экзамен и стану клоуном.

Больничная клоунада — работа не из простых. Но пока есть люди, которые ей занимаются, детям в больницах будет не так тяжело.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1798

Автор: Анна Беляева

"ИА citysakh.ru"