В этой музыке чувствуется жизнь. Концерт Симфонического оркестра Минобороны прошёл в Южно-Сахалинске

11 сентября прошёл концерт Симфонического оркестра Министерства обороны РФ с участием Сергея Тарасова и Хиблы Герзмавы.

У входа в театр им. Чехова было не протолкнуться. Дети и взрослые, сахалинцы и иностранные гости, все они находились в ожидании. Пройдя в зал, я обнаружила, что практически все места уже заняты, но поток людей не стихал. Казалось, что зал растягивался от их напора.

В этот момент ко мне подошла женщина и строго сказала: «Выберите себе место, где будете стоять. Перемещаться во время концерта нельзя. Шуметь, щёлкать, вообще что-либо делать тоже». Я утвердительно кивнула.

Прозвенел третий звонок. Свет начал меркнуть, а вместе с ним стих и шум. На сцену вышла ведущая и переводчик. Они поприветствовали присутствующих и представили выступающих: «самого мирного генерала», военного дирижёра Валерия Халилова, пианиста Сергея Тарасова и конечно же сам симфонический оркестр. В первом отделении сахалинцам предложили прослушать фортепианный концерт № 2 (до минор) Сергея Рахманинова.

И вот полилась музыка. Она медленно заполняла всё пространство зала, пока не достигла стен. Складывалось впечатление, будто ты вдыхаешь не воздух, а густой и чистый звук. Вот уж и правда говорят, что музыка Рахманинова состоит не из нот, а из музыки. Её буквально можно было потрогать, почувствовать кончиками пальцев.

Зрители напоминали терракотовую армию: застывшие фигуры, внимательно следящие за происходящим на сцене. И ничто не могло вырвать их из этого транса. Ни чей-то простуженный кашель, ни внезапный телефонный звонок. Должно быть, именно под такую музыку приходит вдохновение.

Я и раньше слышала Рахманинова, но на дисках, через колонки. И мои старые впечатление были ничтожны по сравнению с величием того, что игралось вживую, прямо передо мной.

Не смотря на то, что произведение было довольно длинным, его не хотелось остановить, перемотать, как это бывает, когда смотришь музыкальные каналы. Нет, слушать хотелось до конца, ведь это одна история, интересная не только финалом, но и своим развитием. Здесь каждый из музыкантов пропускал каждый звук через себя. И это было заметно. Живая музыка так называется не только потому, что её играют при вас, но и от того, что в ней эта жизнь чувствуется.

Первое отделение закончилось. Публика провожала музыкантов долго несмолкающими аплодисментами.

Во время антракта на сцене произошла небольшая перестановка. Рояль убрали за кулисы, освободив место в центре сцены. Второе отделение открывала увертюра к опере Россини «Севильский цирюльник».

А потом на сцене появилась Хибла Герзмава. Ведущие описали солистку Московского академического музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко как женщину с необычайным артистизмом, интеллектом, прекрасным тембром голоса и диапазоном. Здесь закрались небольшие сомнения, но появился ещё больший интерес: оправдает ли она эти слова?

Что ж, это великолепное сопрано превзошла все ожидания. Мощный, но не резкий голос, струящийся и ласкающий слух даже на высоких нотах, объёмный, захватывающий… Эпитетов можно сказать много, но чтоб действительно понять всю красоту, её нужно услышать вживую.

Пара девочек лет 12−13, сидевших возле меня, вытащили телефоны и стали записывать Хиблу. А когда та брала особенно высокие ноты, они даже подпрыгивали от восторга.

После исполнения нескольких арий, Хибла убежала за сцену и со словами «Без мужчин у нас никак!» вывела за руку Алексея Исаева. Вместе они исполнили дуэттино Là ci darem la mano из оперы Моцарта «Дон Жуан или наказанный развратник».

По окончанию концерта зал долго не хотел отпускать выступающих и аплодировал стоя. Всё-таки язык музыки интернациональный, он не знает ни разницы в возрасте, ни в профессиях. Если людям дано его понимать, то совсем не важно, кто они.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1965

Автор: Анна Беляева

"ИА citysakh.ru"