Президент Ассоциации рыбопромышленников Сахалина рассказал всё о проблемах путины

Для дальневосточных рыбаков летние месяцы — горячая пора. В период лососевого промысла, как любят говорить рыбопромышленники, один день год кормит. О том, как организована «красная» путина-2013 в Сахалинской области, корреспондент журнала «Fishnews — Новости рыболовства» решил побеседовать с руководством Ассоциации рыбопромышленников Сахалина. Дмитрий Матвеев — новый президент АРС — то и дело вынужден был отвлекаться от интервью и решать не терпящие отлагательств вопросы, однако обсудить удалось не только промысел лососей, но и прибрежное рыболовство, и оформление маломерного флота.

— В этом году на законодательном уровне урегулирован вопрос прибрежного рыболовства. 14 июля премьер-министр Дмитрий Медведев подписал распоряжение, позволяющее реализовать поправки на практике: оговариваются промысловые районы и виды водных биоресурсов, в отношении которых допускается перегрузка уловов и производство рыбопродукции на судах при прибрежном промысле. На ваш взгляд, позволят ли принятые меры избежать дальнейших проблем при регулировании «прибрежки»?

— Распоряжение Правительства РФ № 1196 от 14 июля 2013 года, несомненно, упростило работу предприятий, занятых прибрежным рыболовством.

Свой вклад в урегулирование проблемы «прибрежки» постаралась внести и наша организация — Ассоциация рыбопромышленников Сахалина. Когда руководство Погрануправления ФСБ России по Камчатскому краю приняло решение о введении ограничений в отношении прибрежного рыболовства, камчатские коллеги вышли на нас, чтобы уточнить, какая ситуация складывается в Сахалинской области. Солидарность с камчатскими рыбаками, а также то, что принятое решение напрямую затрагивало интересы наших предприятий, занимающихся прибрежным рыболовством в Северо-Курильской зоне и Камчатско-Курильской подзоне (эти районы поднадзорны камчатским пограничникам), побудили нас поддержать рыбопромышленников Камчатки и направить обращение Президенту Владимиру Путину. АРС попросила главу государства до законодательного урегулирования вопроса «прибрежки» объявить мораторий на привлечение к ответственности рыбаков, осуществляющих перегруз, прием и переработку водных биоресурсов, добытых в прибрежных зонах по прибрежным квотам. Общими усилиями проблему удалось решить.

Болевой вопрос представители рыбной отрасли обсуждали и с уполномоченным при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борисом Титовым, посетившим в мае Сахалин. Бизнес-омбудсмен потом осветил проблему на встрече с главой государства.

Конечно, большую поддержку в решении вопроса «прибрежки» оказал руководитель Росрыболовства Андрей Крайний.

Окончательные выводы по распоряжению делать еще рано, но работу рыбакам оно, как я уже сказал, облегчило. Сейчас в Сахалинской области идет «красная» путина, флот стоит на приемке и переработке лосося. В общем-то, проблем пока не возникало.

Решение вопроса регулирования «прибрежки» было необходимо, ведь есть места, где доставлять рыбу на береговые заводы просто нереально. А если возить, как было предписано, через порты, то сначала кунгас должен идти в порт, предъявляться, завешиваться и сдавать улов на переработку. Это что от рыбы останется? Ничего. А ведь можно улов сразу сдать на судно, переработать и получить качественную продукцию.

— А в Сахалинской области какие районы относятся к проблемным с точки зрения развития береговой переработки?

— Это северные районы, слабо обжитые. Доставка бригад сюда осуществляется морем, они высаживаются, выставляют невода и ведут сдачу рыбы. Что можно — отправляется на берег на маломерных судах. Но по времени это занимает несколько часов. В разгар путины в районах с хорошими подходами лосося суточный вылов зачастую превышал тысячу тонн, все нереально сдавать на береговые мощности — здесь, конечно, очень выручает флот, который встает на приемку.

— Как вы оцениваете перечень водных биоресурсов, для которых разрешена перегрузка и производство продукции на судах при прибрежном рыболовстве в промысловых районах Сахалинской области? Список полностью отражает практику промысла?

— Перечень по районам и видам водных биоресурсов заранее озвучивался, обсуждался с рыбацким сообществом, свои предложения вносили в том числе и мы. Пока он нас устраивает. Что будет дальше — покажет время. Здесь, на наш взгляд, нужно соблюсти баланс между океаническим и прибрежным рыболовством.

И конечно, хотелось бы, чтобы власти, прежде чем выносить судьбоносные для отрасли решения, больше контактировали с рыбопромышленниками, с отраслевыми некоммерческими организациями, выслушивали их мнение. Все-таки за каждым таким решением стоят судьбы людей, которые посвятили себя рыбацкой профессии, кормят свои семьи, платят налоги.

— То есть если в дальнейшем в перечень будут вноситься изменения, они обязательно должны обсуждаться с представителями рыбной отрасли?

— Несомненно, ведь никто не знает проблему лучше рыбаков, для которых промысел — ежедневный труд, профессия.

— Сейчас самая, наверное, актуальная тема для рыбной промышленности Сахалинской области — успешное прохождение лососевой путины. Как вы, руководитель отраслевой ассоциации, оцениваете организацию промысла лососей?

— В этом отношении идет прямой диалог с администрацией области, контролирующими, надзорными органами. Комиссия по регулированию добычи анадромных видов рыб собирается как минимум два раза в неделю.

Все делается прозрачно, с привлечением общественности. Созданы рабочие группы, обращения хозяйствующих субъектов оперативно обсуждаются, наука готовит рекомендации, и если решение не противоречит правилам рыболовства, на следующий день оно принимается на заседании комиссии. В этом отношении организация на высшем уровне.

— В прошлом году рыбопромышленники ряда районов Сахалинской области проводили митинг, высказывалось мнение, что в комиссии по анадромным слышат голос только части предприятий, но далеко не всех. Сейчас комиссия работает в обновленном составе, в нее вошли и представители рыбацкого объединения, выражавшего недовольство. На ваш взгляд, удалось ли добиться какого-то единения в рыбацких кругах?

— Я думаю, в любом случае могут возникать разногласия, вот как у двух соседей — так же и у рыбаков. Однако каждый член комиссии может выступить и коллеги должны выслушать его доводы. Если они достаточно обоснованны, то вопрос будет отправлен на доработку и рассмотрен позже. То есть сегодня все мнения, рекомендации и замечания выносятся на обсуждение и рассматриваются комиссией.

В заседаниях участвуют представители СМИ. Любой рыбак вправе прийти и выступить — комиссия собирается не за закрытыми дверями.

— В регионе также действует рабочая группа по рыбоучетным заграждениям.

— Вопрос РУЗов везде муссируется, все кричат — кто за рыбоучетные заграждения, кто против. Я же скажу, что РУЗ — это инструмент регулирования, который как запасное колесо на машине — оно может пригодиться, а может и не пригодиться. Вот сейчас (в начале августа — прим. корр.) довольно сложная обстановка в Макаровском районе: уровень воды в реках низкий, количество кислорода падает, ихтиологи определили, что зашло оптимальное количество рыбы, поэтому решено было установить РУЗы с правом изъятия излишних производителей.

Рыбоучетные заграждения могут устанавливаться и без права изъятия — для учета интенсивности подхода рыбы: сколько зашло за единицу времени.

Установка РУЗ не означает, что можно вычерпать всю речку. Предприятия, работающие на участках, заинтересованы в том, чтобы на нерестилища прошло оптимальное количество производителей, нормально отнерестилось и потом к ним вернулся лосось.

Оптимальным для горбуши считается показатель два производителя на один квадратный метр. Если рыбы заходит больше, происходит перекапывание нерестилищ с уже отложенной икрой, и, следовательно, значительно ухудшаются условия воспроизводства. Поэтому пусть будет возможность в случае необходимости использовать рыбоучетные заграждения. Этот инструмент, который применяется с 2007 года, мы считаем оптимальным.

Решения по РУЗам принимаются прозрачно. Сейчас, кстати, то одна, то другая общественные организации проводят обследования рек, делают свои выводы по заполнению, пишут в различные инстанции, в прокуратуру. В результате получается, что штатные ихтиологи вместо того, чтобы выполнять свою непосредственную работу, вынуждены отписываться, ходить в прокуратуру. Надо все-таки, чтобы каждый своим делом занимался.

— А каким образом сейчас определяют оператора для РУЗ? По какому принципу?

— На некоторых реках сформированы и разыграны на конкурсе рыбопромысловые участки — в этом случае вопрос не стоит: рыбоучетное заграждение обслуживает пользователь РПУ. Если речного участка нет, то предпочтение отдается пользователю морского РПУ, в который впадает река. Если есть рыбоводный завод, то учитывается мнение администрации ЛРЗ.

— А если говорить о проблемах при прохождении лососевой путины?

— Больших проблем в плане организации мы не видим: путина проходит в штатном режиме, рыбаки работают. Но уже не раз поднимался вопрос с ветеринарным оформлением продукции.

Речь идет об излишних проверках. Каждая партия проходит радиологические исследования, несмотря на то что государство изучает с этой точки зрения районы промысла. Понятно, что контроль должен быть, но не повальный же. И вот у нас со всего острова — автобусами, поездами, нарочными — везут пакетики с пробами рыбы, икры в лабораторию Россельхознадзора. Хорошо, конечно, что на сегодня организованы ускоренные исследования — но за дополнительную плату.

Дальше идет оформление вывоза продукции из региона. Проверяется легальность происхождения улова — не знаю, насколько свойственна эта функция Россельхознадзору, но соответствующие документы предприятия предоставляют. Только после получения разрешения производитель сможет отправить продукцию.

По пути следования товар ждут многочисленные проверки. На улице под 28 градусов тепла, если постоянно приходится предъявлять рыбу для досмотра, вскрывать машины, о каком качестве, о каком температурном режиме можно говорить? После прибытия в пункт назначения, опять же, проверка.

Мы предлагали, чтобы в районах работали инспекторы, продукция загружалась при них и машина шла под пломбой до получателя груза. Это помогло бы ускорить оформление, не нарушать температурный режим. Но пока вопрос висит в воздухе.

В этом году мы еще не столкнулись со сложностями при оформлении экспорта лососевой продукции, так как предприятия отгружают свой товар на российский рынок, и у нас нет пока информации о проблемах при оформлении продукции за рубеж. Но в прошлом году были серьезные сложности с получением сертификатов 5i, «сертификатов здоровья». Оформление названных документов отнимало у предприятий много сил, средств и времени. Отсутствие прозрачности в этом вопросе создает почву для того, чтобы недобросовестные инспекторы одни грузы «подталкивали», а другие «придерживали».

Мы обсуждали проблемные вопросы с заместителем руководителя Россельхознадзора Николаем Власовым, просили упростить оформление, но все так на уровне разговоров и осталось. А ведь есть та же система «Меркурий» (предназначена для электронной сертификации поднадзорных грузов — прим. корр.) — обещали прислать специалиста, провести занятие с заинтересованными рыбопромышленниками по ее использованию. Ведь ничего сложного нет: внес информацию о вылове, о выпуске продукции, она доступна всем сторонам. Как это происходит во всем мире. Такого, как у нас, наверное, нет ни в одном государстве.

Предприятия предоставляют кипы документов, вынуждены держать в штате сотрудников, которые заполняют бумаги, ездят в управление Россельхознадзора. Конечно, это много времени занимает, особенно в путину, когда рыбу нужно быстрее отправить получателю в центральную Россию, в Сибирь. Очень много к рыбопродукции «прилипает» различных сборов, что сказывается на ее конечной стоимости. Речь идет о тех же лабораторных исследования, когда на килограмм «ложится» до рубля.

— То есть основная проблема — это все-таки контролеры?

— Да. Мы не против контроля безопасности и качества продукции, наоборот, это позволяет отсечь товар сомнительного производства. Но на многих предприятиях есть свои системы контроля качества, система ХАССП. Возможно, Россельхознадзор мог бы пойти навстречу добросовестным производителям и упростить процедуру оформления.

Хотелось бы, чтобы мы могли нормально контактировать с ветеринарной службой. На сегодня у рыбацкого сообщества конструктивные отношения с Росрыболовством, с областным правительством, но Россельхознадзор остается закрытым ведомством. Правила меняются совершенно неожиданно: в Россельхознадзоре выходит внутренний документ, а страдают рыбопромышленники.

— В преддверии лососевой путины остро встал вопрос с оформлением маломерного рыбацкого флота. Проблему пришлось решать с участием Президента Владимира Путина. В итоге было установлено, что ГИМС МЧС России до 1 января 2014 года будет осуществлять освидетельствование маломерных рыболовных судов, ранее зарегистрированных в госинспекции. Устраивает ли такое решение рыбопромышленников Сахалинской области?

— Вопрос с оформлением маломерного флота очень больно ударил не только по сахалинским, но и, по-моему, по всем рыбакам — от Калининграда, Астрахани и до Камчатки. Изменения в схеме госрегистрации, классификации и освидетельствовании оказались для нас неожиданными и поставили в тупик: как работать, как переоформлять кунгасы?

Если бы не удалось предусмотреть особый порядок для рыбацкого флота, путина провалилась бы. Бригадиры уже отказывались выходить в море, опасаясь штрафов.

Но предпринятый шаг не решает проблемы до конца. Я хотел бы все-таки, чтобы вопрос оформления маломерных судов вынесли на обсуждение, чтобы рыбаки через свои общественные организации могли выдвинуть предложения.

— А сейчас, с учетом всех изменений, по какой схеме проходит оформление маломерного рыбацкого флота?

— Техосмотр, который проводился Государственной инспекцией по маломерным судам, принимается во внимание Регистром. И наоборот.

— В этом году немало сделано для решения проблем отрасли — принят закон об аквакультуре, урегулированы вопросы прибрежного рыболовства. Какие задачи, на ваш взгляд, являются теперь ключевыми для рыбацкой общественности? Для Ассоциации рыбопромышленников Сахалина?

— Прежде всего деятельность АРС направлена на защиту правовых интересов рыбопромышленных предприятий, которые входят в ее состав.

Кроме того, важной задачей остается консолидация отраслевого сообщества. В настоящее время есть проблемные вопросы, которые разобщают рыбаков (тот же вопрос РУЗов). Хотелось бы, чтобы было единение. И рыбопромышленников не только Сахалинской области, но и других регионов. На сегодня мы плотно сотрудничаем с рыбацким сообществом Камчатского, Хабаровского, Приморского краев, Магаданской области — переписываемся, делимся опытом.

Также на повестке дня — конструктивное взаимодействие с контролирующими органами. Я уже говорил, что мы добились нормальных отношений с правительством региона, с Росрыболовством. Необходимо, чтобы такой же диалог был налажен с Россельхознадзором: чтобы мы могли вместе обсуждать вопросы и вырабатывать взаимоприемлемые решения.

Конечно, важно, чтобы путина прошла нормально, чтобы нерестилища были заполнены на должном уровне, рыба благополучно отнерестилась и промысел был обеспечен подходами в последующие годы.

Маргарита Крючкова

Источник: журнал «Fishnews — Новости рыболовства»

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1931