Не пропагандируйся. Интервью с геем

Они тихонько собирались в клубах, встречались, любили, экспериментировали, создавали субкультурки. И всем, по большому счёту, было как-то плевать на геев с лесбиянками вместе взятых. Ну, правда, какая разница с кем и как спит твой друг или коллега? Личная жизнь — одно. Общественная — другое. Но вот власти подняли «проблему нравственности» на флаги, навострили думский принтер и выдвинули постельный вопрос на всеобщее поругание. ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры), реагируя на то, что про них неожиданно вспомнили, вышли с радужными флагами на митинги, пытаясь заявить, что, мол, они — нормальные и права свои ущемлять не позволят. Им на встречу тут же вышли «воины света», доселе дремавшие на прокуренных кухоньках, ожидая — когда же, когда, им укажут на явного (а хорошо бы и беззащитного) «врага России», которого можно осыпать праведными пинками. Дождались.

В связи с принятием закона о «запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений» интересно было бы узнать, как чувствуют себя представители сексуальных меньшинств в этом нарастающем потоке политической гомофобии. Найти геев на Сахалине оказалось удивительно просто. Есть у нас и интересующиеся подростки, и парни-тусовщики, привлечённые пестротой гей-субкультуры, и вполне серьёзные мужчины, которые просто не чувствуют влечения к женщинам, и даже женатые папаши, для которых семья — это социальное прикрытие, а обожаемый любовник — для души. Однако все они отказались давать интервью. Даже на условиях анонимности. Даже в виде интернет-переписки. Видимо вот так запросто говорить с незнакомым человеком о своей сексуальной жизни, «безнравственным» геям как-то неудобно. Выворачивать постель наизнанку только бесстрашные депутаты умеют.

Собеседника удалось найти среди старых друзей. Кирилл уехал с Сахалина десять лет назад. Свою ориентацию он осознал в достаточно раннем возрасте. Да и со стороны эту ориентацию не сложно было заметить. Жесты, походка, плавность движений, эмоции, позволяли с лёгкостью определить в нём гея. При чём, всё это не выглядело у него наигранным. Просто. Вот такой парень.

— Кирилл, ты сейчас живешь в Москве. Расскажи, как там относятся к нетрадиционно ориентированным?

— Сложно говорить о том, как в целом относятся. Ибо круг общения формируется из тех, кого чужая постель не волнует. Хоть и случаются курьезы. Есть один знакомый парень натурал. Совершенно спокойно посещает гей-клубы, какие-то иные тематические тусы, но на мое предложение покататься на велике он ответил: «Кататься на велике с другом-геем? Ты мне еще свидание предложи!» Многие из тех натуралов, с кем общаюсь, нарочито подчеркивают, что мы хоть и такие же, но все-таки другие. Я в целом не спорю, все мы разные. Но подчеркнутая, выпячиваемая толерантность выглядит несколько неестественно. Такое поведение, как правило, среди тех наблюдается, кто с ЛГБТ столкнулся недавно и не сразу узнал, с кем столкнулся. То есть пообщался, сдружился, а потом узнал. Но это лично мои впечатления, на репрезентативность не претендую.

Есть также категория парней, которые допускают общение, совместные дела, отдых, но в случае секс-поползновений реагируют достаточно агрессивно. С другой стороны, общаясь на профессиональном форуме с коллегами, помимо сугубо рабочих вопросов, периодически муссируются темы современных т. н. называемых «духовных скреп», «русский равно православный», теории народности Уварова в современном ее исполнении, и прочее.

И тут начинается невообразимое. Некоторые, казалось бы умнейшие, состоявшиеся люди превращаются в «поцреотов», для которых все ЛГБТ это атаки западных «либерастов». Это «розово-голубое лобби, которое пытается уничтожить русскую нацию, уничтожить семью, разрушить Россию как государство». Риторика сугубо православная, с непонятными словами типа нравственности, веры, морали, совести. Понятия, которые, разумеется, «есть только у русских», которые по умолчанию всегда, якобы, были и есть православными. Но там вопрос касается не только ЛГБТ. Все, кто не вписывается в госидеологию, являются врагом государства.

А в целом, если не считать подобных радикалов ультраправых, то народу, по ощущениям, на нас наплевать, есть мы или нет. Хоть и пугает появление всевозможных национал-социалистических группировок, для которых ЛГБТ одна из мишеней. И, может быть, никто из моих знакомых лично не сталкивался с гомофобией лишь по той причине, что никто себя не раскрывает. Случаев камин-аута я не припомню.

— На Сахалине такое же отношение было? И вообще где легче быть геем, здесь или там?

— Не знаю, как на Сахалине сейчас, но на момент моего переселения в Петербург 10 лет назад, разница была колоссальна. Некоторые пары совершенно спокойно ходили по Невскому, держась за руки, и всем было плевать. В Москве такого не допускали, но, кажется, и не противились бы. Сейчас себе такого никто не позволяет.

— Многие на Сахалине считают почему-то, что все люди с «нетрадиционными» взглядами на любовь живут где-то там далеко в Москве или загнивающих Америках, а здесь рядом подобного не встретишь. Что ты можешь об этом сказать?

— Я бы не стал называть это «взглядами». Это не взгляд, не позиция и не выбор. Это или есть или нет. Человека можно толкнуть на эксперимент, но ориентацию его изменить пока никому не удавалось. И тут, что у вас, что у нас, мышление этих «многих» идентично. Люди ежедневно встречают ЛГБТ, но не знают, что это геи, лесби. Тяжелее всего живется трансгендерам. Я не общаюсь и почти не поддерживаю никаких контактов с Сахалином. Тот круг общения, что был, слишком повзрослел, постарел. А молодая поросль мне просто не знакома. Но если говорить о геях, нет смысла разграничивать, на Сахалине они живут, в Зимбабве или в Москве. Природа едина.

— Как ты относишься к закону о запрете на «пропоганду нетрадиционных сексуальных отношений»?

— Конечно, отрицательно. Закон и по нам бьет, обозначая ЛГБТ граждан «социально неравноценными» и по детям, лишая их права на информацию, а их учителей формального права не допускать разжигания конфликтов и травли гомоподростков. Тут мое мнение солидарно с мнением большинства активистов.

— С чего вдруг, по-твоему, власти нынче так активно взялись за «нравственость» и за нетрадиционно ориентированных людей?

— Взялись и по собственной серости, допустив в верхние эшелоны черносотенцев современных, и для прикрытия иных законов, которые втихую были приняты. Кстати, в немалом количестве, без какого бы то ни было общественного обсуждения. Вдумайся, даже сама формулировка названий законов обычно звучит как «О внесении изменений в такие-то законы и кодексы». А с громкими законами Димы Яковлева, защите чувств верующих, пропаганды названия были по типу «О внесении изменений в законы и кодексы… (!) о запрете пропаганды блаблабла».

Ну, и простую, но эффективную тактику «разделяй и властвуй» пока никто не отменял. Ведь власти проще разжечь ненависть к и так не сильно привлекательному меньшинству, отведя ее от себя, чем самой стать мишенью. Сам в политику не лезу, она мне малоинтересна, так что многоходовок Кремля просчитать не могу. Это лишь то, что для меня кажется лежащим на поверхности.

Природу гомосексуальности изучают давно и много. Учёные сходятся в том, что в животном мире некоторый процент нетрадиционно ориентированных особей встречается во всех популяциях. От маленьких рыбок, до грузных слонов. Так что люди в этом не одиноки. «Наиболее всеобъемлющая современная теория гомосексуальности считает ее побочным, но вполне закономерным продуктом биологической эволюции» пишет Игорь Кон в своей исследовательской книге «Лунный свет на заре».

А составители «библиотеки Гумер» приводят статью о гомосексуализме на Руси, начинающуюся словами: «Гомосексуальность существует ровно столько, сколько существует человечество. В законах библейского Моисея сказано: „Не ложись с мужчиной, как с женщиною — это мерзость“. Но ложились и древние евреи, и древние греки, и римляне. Жители тогда еще не открытых Америк, точно так же, как и чернокожие обитатели Африканского континента находили особый изыск в мужских ласках … Отец истории Геродот двусмысленно повествует о скифских женоподобных предсказателях судьбы, а золотые украшения из курганов сохранили для потомков пикантные сценки отдыха скифских воинов. Древние славяне, в силу географического положения и тяжести климатических условий, не располагающих к любовным игрищам на свежем воздухе, несколько позже познакомились с содомским грехом, но то, что гомосексуальность существовала в их среде в качестве обычного полового действия между согласными на то партнерами, сомнению не подлежит».

Мы все вольны выбирать, где искать ответы на вопросы о нравственности — в истории и современной науке или в ветхозаветных страстях. Депутаты, так получилось, вольны выбирать за всех. Осмеянная многими формулировка из закона: «нетрадиционных сексуальных отношений» вероятно достаточно точна. Традиционность — вот он камень преткновения. Иметь в обществе некоторый процент гомосексуалистов — в традиции всего человечества. Так же как и гонения на представителей меньшинства — традиционны для любого народа.

И напоследок, цитата учёного Льва Щеглова: «Сегодня забывают, что в гитлеровской Германии гомосексуалы попадали в категорию уничтожения наряду с евреями и цыганами. Тоталитаризм не терпит любого ИНОГО — инакомыслия, инакодействия, инако…»

Все новости раздела | Уникальных читателей: 6226

Автор: Фина Сафонова (Болтунова)

"ИА citysakh.ru"