Сахалинские журналисты прожили несколько часов жизнью заключенных воспитательной колонии

Региональную воспитательную колонию в Южно-Сахалинске в рамках большого пресс-тура по местам лишения свободы 3 марта посетили журналисты сахалинских СМИ. Экскурсию по местам лишения свободы организовала пресс-служба управления Федеральной службы исполнения наказаний по Сахалинской области.

Буквально на входе в колонию, где, с непривычки робея, скучковались работники СМИ, журналистов встретил начальник колонии Алексей Першин, который и взял на себя роль гида. Следует отметить, с непрофильной работой А. Першин справился блестяще.

«Наш контингент — это молодежь в возрасте до 19 лет. По новым правилам содержать малолетних преступников в воспитательной колонии мы обязаны до их совершеннолетия. Потом, в зависимости от поведения осужденного, мы оставляем его, либо отправляем в колонию общего режима», — начал свой рассказ А. Першин.

Всего в настоящее время в воспитательной колонии отбывают наказание 80 человек. Все мальчишки, а женской воспитательной колони на Сахалине нет, жители острова. Контингент особый. 17 человек осуждены за убийство, 15 отбывают наказание за причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. В списке уголовных статей есть и грабежи, и разбой, и масса иных насильственных действий.

Однако отношение к сошедшим с прямой жизненной дороги ребятам здесь особое. В том, что мальчишки встают на преступный путь, виноват социум, уверены работники колонии. Проще, грубее и точнее говоря: с кем поведешься, от того и наберешься. Поэтому и исправлять ребят нужно через общение, ежедневное и, что особенно важно, индивидуальное. И в первую очередь этот подход должен проявляться в школе.

«Если бы в обычных школах к ребятам относились так же, как у нас, то, признаются они, жизненный путь у мальчишек сложился бы совсем иначе», — говорит директор общеобразовательной школы при воспитательной колонии Светлана Солдатова.

С. Солдатова возглавляет школу уже восемь лет. Она признается, что на ее глазах в жизни колонии произошли большие изменения. Три года назад в школе появился компьютерный класс с доступом, пусть и ограниченным (все-таки колония!) в Интернет. Ребята развиваются творчески: читают, поют, рисуют, и, конечно, учатся.

«Никакой уравниловки у нас нет. К каждому ученику подходим индивидуально. К примеру, если мальчику не дается химия, то я не буду заставлять его развиваться именно в этом направлении, ограничусь основами. Зато в „своих“ дисциплинах наши ученики получают карт-бланш. И такой подход оправдывает себя. Ребята преображаются, они начинают любить учебный процесс», — говорит С. Солдатова.

В обязательном порядке с осужденными работает психолог. Ведь невнимание к проблемам детей чревато самыми трагичными последствиями. Например, в прошлом году только что прибывший заключенный, который, судя по всему, находился в глубокой депрессии, буквально через неделю покончил с собой. Недоработка? Безусловно. Но с другой стороны, чтобы понять проблему человека требуется время, а его-то парень специалистам-психологам как раз не дал.

Очень внимательно руководство колонии относится к организации быта осужденных. Летом им предоставляется возможность заниматься уличными видами спорта на специальной спортивной площадке, зимой ребята тренируются в спортзале. В настоящее время решается вопрос с организацией зимней спортплощадки. Мальчишки имеют возможность смотреть телевизор, охотно и много читают.

Питаются они в собственной столовой, готовят сами, под руководством профессионального повара. Меню отличается разнообразием, особенно летом, когда поспевают выращенные в местной теплице овощи.

Здесь же, в колонии, мальчишки получают профессиональное образование. Осваивают такие востребованные на рынке профессии как сварщик, столяр-строитель и слесарь промышленного оборудования. А в оснащенных цехах швейного, столярного и арматурного производства закрепляют навыки на практике.

«Нам бы очень хотелось дополнить этот список профессией швеи и повара, то есть теми, которые ребята смогут приобрести у нас же», — отмечает А. Першин.

Живут осужденные в специальном общежитии, в котором имеется церковная комната. В ней раз в неделю справляет обряды священник.

Но не все воспитанники колонии наслаждаются таким «благоустроенным» бытом. Нарушителей и лиц, попавших в заключение повторно, ждет специальный изолятор — место мрачное и жутковатое. Его я, что называется, испробовал на себе. Ощущения, когда за тобой захлопывается металлическая дверь, на редкость гадкие. Тут уж не до веселья. Но никто, собственно, и не обещал малолетним рецидивистам курортов. Как говорится «тебя посодют, а ты не воруй».

В случае легких заболеваний осужденные получают квалифицированную помощь в медицинской части. Оборудование и квалификация местных медиков позволяют устранить многие хвори прямо «на дому».

К сожалению, приходится признать — до 80% осужденных воспитательной колонии возвращаются сюда либо в колонии для взрослых. Это, считают работники службы исполнения наказаний, вина среды, в которой ребята вращаются. Если жители Южно-Сахалинска еще могут как-то сменить компанию и, обладая достаточной волей, вырваться из преступного мира, то жителям таких криминальных районов области, как Томаринский или Тымовский, гораздо труднее. Во многих селах компании молодежи ограничены двумя десятками человек. Поневоле, возвращаясь домой, отбывший наказание человек попадает к ним. И все начинается сначала.

Источник: РИА «Сахалин-Курилы»

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1086