Докатилось. Сахалинца подозревают в экстремизме, за публикацию роликов Pussy Riot

Дмитрий Пономарёв в определённых сахалинских кругах личность известная. Ну, а в соцсети «Вконтакте» он заметен огромным количеством репостов различных статей на политическую тематику. Свою «стену», где у других людей обычно размещаются интересные картинки и личные переживания, Дмитрий превратил в сборник публикаций. Как правило, он ссылается на статьи оппозиционного характера — о коррупции, продажных судах, депутатских разборках, о непопулярных решениях Путина, очередных нарушениях Конституции, сомнительной деятельности РПЦ и многое другое. На его «стене» можно найти полную информационную картину дня в политическом и оппозиционном полях. Поэтому, когда утром 10 апреля он разместил на своей странице такую запись:

Сеть взорвалась. Сахалинцы передавали эту новость друг другу и с нетерпением ждали подробностей о допросе и предмете следствия.

Вечером того же дня, допрошенный Дмитрий «снимал стресс» с помощью кружки пива в баре в компании друзей. В числе которых был, кстати, и Сергей Мальцев, которого православные активисты когда-то обвинили в причастности к актам вандализма в Южно-Сахалинске, только за то, что в своих комментариях в интернете он не стал осуждать вандалов. Этому вопросу была посвящена небольшая статейка в православной газете с огромным тиражом.

Газета эта, кстати, хранится у следователей в специальном шкафчике. Об этой статье и о Мальцеве Дмитрия тоже спрашивали в ходе допроса… Но обо всём по порядку. Под шумные разговоры отдыхающих и ритмичные звуки музыки, Дмитрий попивает пиво, косится на включенный диктофон и подробно отвечает на вопросы журналиста.

— Когда тебе прислали повестку?

— Её не прислали. Её принесли. Просыпаюсь я в 8 утра, провожаю матушку на работу, сажусь почитать, что в интернете за ночь написали. Слышу стук в дверь. Причём они как-то миновали несколько железных дверей на площадке и постучали прямиком мне в квартиру. В глазок посмотрел — мне сразу понятно стало кто это, не смотря на то, что они без формы были. Открыл дверь: «Чего?» Две корочки сразу увидел. Ну, достаточно вежливые люди, представились, дали документы подержать, посмотреть. Показали мне повестку, какую-то клоунскую — она не была нормально заполнена.

— Что в ней было?

— Ну то, что я в качестве подозреваемого приглашаюсь в следственный комитет на допрос. И ФИО следователя, который потом меня допрашивал. Но там не было указано во сколько и когда приходить. Я так понимаю — дела там никакого нету, просто доследственная проверка. Всё это на уровне — напугать. Хотя… Зная нашу власть… Фиг знает вообще что им надо.

— Так, и что дальше было?

— По дороге концерты давали, пока меня везли очень долго через пробки. В смысле, я их спрашивал: «Что, Pussy Riot?» Они ехидно улыбались. А потом спросили не знаю ли я этого… Как же его? Серёжа, как его зовут?

 (Сергей отвечает) Ярик Шестаков. Его судили, кажется. У него было дело уголовное, он, кажется, постил «вконтакте» свастики, нацистские лозунги. Я не знаю точно.

 (Дмитрий) Так вот я его не знаю, видел «вконтакте» его только. А живьём не встречался ни разу. Так и сказал. Так вот мы ехали, ехали и наконец приехали. В центр по борьбе с экстремизмом в УВД. Тут мне начали конкретные задавать вопросы. Показали скриншоты с моей страницы, спросили моя ли это страница. Я ответил, что моя. И там у меня находился ролик «Богородица, Путина прогони». Спросили: «Нафига и откуда?» Я, если честно, сразу не вспомнил. Посмотрели по датам, на тот момент ролик ещё не был признан экстремистским. Товарищ согласился и начал задавать мне другие вопросы. Например, знаю ли я что-нибудь о том, как разукрашивали храмы в городе.

В процессе вспомнили газетку, где писалось вот про Сергея. Газетка у них в отдельном шкафчике хранится. Они её уже изучили. Сергея уже, из-за неё заочно любят (улыбается).

— И про Сергея спрашивали?

— Ну, поговорили мы немножко и о нём. Было ещё очень много странных вопросов. Считаю ли я этот панк-молебен оскорблением, считаю ли я, что православные из-за него понесли жестокую утрату? Разделяю ли я взгляды Pussy Riot? Мне приходилось отвечать таким образом, что, да я разделяю их политические взгляды и убеждения, но не разделяю методы. Вплоть до того, что я рассказывал там, что такое художественный метод, что такое акционизм. Ну, он был готов слушать, следователь. Или он оперативник… Не знаю. Так вот. Считаю ли я, считаю ли я… Я говорю: «не важно, что я считаю». Но приходилось отвечать. Обличать ответы в какие-то формы, которые для протокола подходят. Не скажешь же: «Путин — вор и пошли вы все!» (смеётся) Вроде как поговорили, расписались немножко, что про храмы я узнал из «вконтакта», когда Отец Виктор пропиарил это всё. Это абсолютная правда. А! Вот ещё что спрашивали — мог ли кто-то из рок-тусовки совершить этот акт вандализма. Ну, я честно сказал, что не мог. По той простой причине, что по пьянее уже давно бы разболтали это всё. А ещё спрашивали — не слышал ли я про тот случай, когда закидали бутылками с зажигательной смесью приёмную Путина в Южно-Сахалинске. Это было в период между думскими и президентскими выборами. 2011 год, зима. Тогда, оказывается, несколько раз закидывали бутылками эту приёмную. Ну, тут как бы просто спрашивали не слышал ли я. И без протокола. Я не слышал.

— В центре по борьбе с экстремизмом допрос не закончился?

— Нет. Из центра меня этот же товарищ повёз на своей машине в следственный комитет. К тому следователю, который собственно мне повестку-то и выписал. Олег Олегович, как сейчас помню. Он совсем по-другому разговор вёл. Жёстче что ли…

— По схеме — хороший коп и плохой коп?

— Да нет. Так нельзя сказать. В принципе он ничего плохого не делал. Манера разговора просто другая. Когда я спросил: «Можно задавать вопросы?», он ответил: «Нет! Только покурить или в туалет!» Его интересовал только один эпизод. Это непосредственно ролик с панк-молебном. У него всё было веселее. Если тот следователь показывал просто скриншоты, то у этого была целая папка со всеми скринами, с этим миллионом росписей на них. И он говорит, что на скриншотах видно — ролик был размещён 15 ноября. Ну, наверное, говорю, я писал в тот момент, когда выносили решение о том, экстремистский ролик или нет. Потому что ноябрь месяц как раз был. Я ж на самом деле не помню нихрена. Он ещё попросил у меня телефон и забрал его. Видимо решил, что я начну в интернете лазить. Так вот. Я ему объяснил, что любое решение суда вступает в силу через какой-то период после принятия. И что я глупостей бы не делал. И в этот момент точно ничего такого бы не постил. На месте мне не дали в интернете посмотреть. А дома я уже пересмотрел свои сообщения «вконтакте». Скриншоты сделал и стёр. Убедился, что в тот момент, когда я выкладывал ролик, его могли признать экстремистским, проходило первое заседание.

— Самое удивительное, что когда добавляешь видео-файл через поиск ищешь что тебе надо, кликаешь и добавляешь, я кликнул на первый попавшийся и оказалось, что его размещала какая-то группа «ай лов сатан» чего-то там. Короче какой-то паблик «весёлая сатана». Меня следователь долго пытал что это такое, а я в первый раз это вижу. Я же просто набрал «панк молебен» в поиске. Он мне выдал 100500 роликов, кликнул на один из них, добавил. 29 числа суд в Москве выносит решение, что это экстремизм жуткий. Что его надо взять и везде удалить. Ровно сегодня я повторил поиск. Он опять мне выдал пару сотен «удалённых» роликов. По-хорошему, когда ролик признали экстремистским, администрация «вконтакта» должна была все их поудалять. Тогда и моя старая ссылка не работала бы. Короче при чём здесь я на далёком Сахалине в деле этих роликов, непонятно.

— Больше ничего не спрашивали?

— Он ещё начал спрашивать откуда я так владею компьютером, сколько лет я вообще за компьютером нахожусь, сколько лет у меня дома есть компьютер. Очень удивлялся, каким образом я без специального образования умею «вконтакте» сидеть. (вот тут засмеялись все) Ну, наверное так надо. Я не специалист в вопросах ведения следствия. Может быть эти вопросы действительно важны. Ещё он у меня зачем-то начал спрашивать логин и пароль от «вконтакта». Я сказал. Не вижу в этом ничего такого. Они если захотели бы сами узнали без проблем. Да и там ничего такого нет, за что мне следовало бы переживать. Кстати, мне многие говорили потом «зачем ты это сделал?», «надо было стоять на своём!» Ребята, стоять на своём надо было, когда я говорил о Pussy Riot. О том, что-то, что они сделали не должно быть наказуемо. Вот здесь надо было на своём стоять. А пароль там какой-то, не пароль, который восстанавливается по одной sms’ке — это всё глупости.

— Как узнали твой домашний адрес?

— Ну «вконтакте» же честно написано, что я Пономарёв Дмитрий. По месту прописки и пришли, наверное.

— Почему они пришли к тебе? Кто-то донёс?

— Я спрашивал откуда ветер дует. Специально смотрят они вообще всех, кто «вконтакте» пишет или кто-то «довожу до вашего сведения…»? Они сказали, что никто не доносил просто «слишком тебя много стало» — сказали. Стал чересчур заметен в интернете. Но я в это верю на столько же, насколько я верю в честность президента и неподкупность постовых.

— И что теперь? Что с тобой после этого допроса будут делать?

— Я спросил об этом. «Это последняя наша встреча?» — поинтересовался. Мне сказали, что будут мои показания проверять. А ещё сказали: «Если мы заведём на тебя уголовку, ты первый об этом узнаешь». С этими словами я и пошёл домой.

— Вернёмся к вопросу твоей «заметности» в интернете. Я вот кроме тебя не знаю людей, которые «вконтакте» как информационное агентство работают. Так много ссылок, репостов. Зачем ты это делаешь? Какова цель?

— Всё, что я публикую, это процентов тридцать от того, что я читаю вообще. Я считаю, что это интересно и поэтому выкладываю. Народ читает. Кому-то это нужно.

— Сколько времени ты проводишь за чтением статей в интернете?

— Всё свободное время.

— Что ты думаешь по поводу того, что следователи спрашивали обо всём в куче, связывали как-то и вандализм на храмах и приёмную Путина и панк-молебен?

— Я просто думаю, что у них на этом «центре Э» висит куча волшебных висяков. И они, наверное, обязаны спрашивать об этом у всех.

— Так ты думаешь, что весь этот допрос был ради запугивания?

— Всё что угодно может быть. Я считаю, что просто сейчас такое происходит по всей стране. Закрывают людей, административка, уголовка, по этим дурацким статьям, типа 282. Экстремизм там, якобы. Вот сейчас буквально в первом чтении Госдума приняла закон об «оскорблении чувств верующих». Там до пяти лет… Это чудовищное что-то! Я одному следователю об этом рассказал, он удивился так. Он ещё не слышал об этом. Даже ему от такой новости плохо стало. Собрался читать об этом сегодня вечером, «гуглить» там.

— Ты теперь будешь как-то менять свою политику поведения в интернете?

— Эта политика у меня всегда была очень простая — не пиши там того, что не сможешь сказать полицейскому в лицо. Я думаю, что это хорошая позиция. Зачем её менять? Меня уже спрашивали некоторые: «А ты не боишься? Не боишься, что у тебя друзья есть за границей и ты можешь от этого пострадать?» То есть люди думают, что всё уже ТАК плохо. Что могут привлечь за то, что у тебя есть друзья за границей. Никого ничем уже не удивишь. В этой стране уже было всё. И всё это может также быстренько вернуться. В принципе я это и пытаюсь донести, что если мы чего-то делать не начнём, то всё это действительно может вернуться. Это не мои слова. Об этом говорят многие. А «что-то делать» это не в смысле на улицу с вилами выходить, а в смысле хоть как-то начать бороться за свои права.

После того, как интервью было закончено, а диктофон выключен, началась весёлая дискуссия о временах и нравах, о политике, о будущем. Дмитрий временами отпускал шуточки вроде «Я, как жертва политических репрессий, заявляю…» А потом, когда веселье стихло и все собрались расходиться по домам, добавил: «На самом деле это для меня всё вот так весело закончилось. Встретились, посмеялись. А, ведь, люди по-настоящему сидят. В тюрьме. И по „болотному делу“, и те же Pussy Riot… С этим определённо что-то надо делать».

Вы также можете следить за новостями и уникальными материалами портала в официальной группе Citysakh.ru во «ВКонтакте».


Все новости раздела | Уникальных читателей: 4413

Автор: Фина Сафонова (Болтунова)

"ИА citysakh.ru"