Он пришёл на Сахалин по льду пешком и попросил… аккордеон

Евгений Тихонов двадцатилетний белорусский парень. Автостопщик. Вполне симпатичный. Одет скромно. Ведёт себя сдержано. Чай пьёт без сахара. Сегодня ему решительно нечем заняться в Южно-Сахалинске, поэтому он согласился зайти в гости к журналисту и ответить на все вопросы.

— Евгений, это правда, что ты перешёл с материка на Сахалин пешком?

— Да. Вообще-то я этого не планировал. Думал паромом перебраться из Ванино в Холмск. А когда был в Хабаровске, с друзьями разговаривал, они вскользь обронили, что пролив зимой замерзает и было бы здорово туда перейти. Я заинтересовался. Через интернет всё пробил. Нашёл людей, которые так ходили. Они рассказали, что нужно добраться до Лазарево, это такой маленький город на берегу, и оттуда уже пешком по льду семь километров на сахалинский мыс Погиби.

— Страшно было по льду идти?

— Страшно. Я впервые ходил по льду. Тем более, по морскому. Особенно страшно на тех участках, где снега нет, лёд прозрачный. Всё видно насквозь. Это очень красиво.

— Хорошо, лёд прошли. А дальше как? По тайге? Там же места безлюдные. В сугробе застрять не боялся?

— От Погиби я шёл вдоль берега. Снега тогда почти не было. Протопал 20 километров до посёлка Дружба. Там раньше стояли газовики, а сейчас живёт всего одна семья. У этой семьи я и переждал метель. Честно говоря, не знаю, как они вообще там живут. Четыре человека. Самый старший почти не ходит. До ближайшего магазина больше ста километров. Если летом они за продуктами на материк плавают на лодке, то зимой вообще не добраться никуда.

— А ты как после метели из Дружбы выбрался?

— Мне сказали, что в 38ми километрах есть посёлок газовиков. Сначала шёл, конечно, по пояс в сугробе. Потом сориентировался, вышел на трубопровод. Там насыпь, с которой сдувает снег. Поэтому в принципе можно идти нормально. А потом уже и на дорогу выбрался.

— Как ты вообще попал на Сахалин? Планировал это заранее, когда дома собирал рюкзак?

— Нет. У меня России в принципе в плане не было. Да и вся идея путешествия не моя. Один мой знакомый, как-то рассказал, что хочет отправиться в кругосветку на три года. Он заядлый путешественник. И я подумал — как классно, что есть такие люди, которые могут вот так путешествовать. А потом подумал — почему я так не могу? Пришёл к нему и сказал: «Рома, я еду с тобой». Договорились. Выехали в один день из Белоруссии, из разных точек. Встретились в Грузии, потом опять разошлись. Сначала я думал из Ирана через Афганистан пробираться в Индию. Не срослось с афганской визой и пришлось через Азербайджан ехать обратно в Россию. Я там в жарких странах настолько изнывал от жары, что захотелось холода и снега. Вот и добрался до Сахалина. А отсюда попробую в Японию попасть.

— По льду? Паромы зимой не ходят в Японию.

— Буду пробовать на сухогрузах договориться.

— Автостопом через океан? Круто. Расскажи мне про аккордеон. Видела в интернете твоё обращение к сахалинцам с просьбой подарить такой инструмент или продать подешевле. Почему аккордеон? И почему именно на Сахалине?

— Мысль такая возникла давно, Сахалин здесь ни при чём. В далёком детстве я ходил в музыкальную школу, играл на аккордеоне. Проучился там семь лет. Это было невыносимо. Расстраивался, разочаровывался. Меня уговорили доучиться. Я получил этот диплом, аккордеон отдал и с удовольствием о нём забыл. А теперь так захотелось. Вот иду, слушаю музыку, и так хочется играть самому. А из всех инструментов аккордеон для меня самый близкий. Покупать его — слишком дорого. Около 30ти тысяч рублей. И я подумал, может у кого-то есть не нужный инструмент и он мог бы мне его отдать.

— А как его тащить с собой в пешем путешествии? Это же не флейта, не губная гармошка.

— Я успокаиваю себя тем, что это не рояль (улыбается). А вообще искусство требует жертв. И я же не всё время пешком. Я в основном путешествую автостопом. Дальше планирую после Японии в Китай попасть. Куплю там краденый мотоцикл без документов за сто баксов и буду на нём аккордеон возить.

— Поговорим о самом путешествии. Были какие-нибудь опасности в пути? Агрессивные люди? Может быть тигры, медведи?

— Нет, от животных опасностей не было. В основном все проблемы от людей. Хотя и с людьми всё нормально складывается. В Дагестане только приставала шпана. Взрослые люди обычно видят, что путешественник, уважают. А шпана думает, что раз путешественник, значит у него полный рюкзак денег и дорогой техники. Но до драк не доходило.

— Во время путешествия что-нибудь случалось с тобой впервые?

— Впервые было всё. Я понял, что первые 19 лет жизни потратил просто зря. Первый раз увидел море. Мы приехали к морю ночью, начиналась гроза. Ничего не было видно. Только море до бесконечности, чёрное-чёрное небо. И где-то на горизонте молнии. Я раздеваюсь до гола, бросаюсь в море. Оно солёное! Вам, конечно, этого не понять. Вы живёте на море. А я в Белоруссии купался только в озёрах и реках. И в солёную воду нырнул впервые.

Горы в первый раз увидел. В Грузии. Всё было в первый раз. Первый раз автостопом. Первый раз за рубежом. И на Сахалине впервые.

— Как впечатления от Сахалина?

— Классно. Но хотелось бы, чтобы здесь не было людей.

— Люди плохие?

— Нет, сахалинцы — очень хорошие люди. Я просто часто ловлю себя на мысли… Ну вот иду по дороге и представляю, что без этой дороги было бы намного лучше. В посёлке Дружба бывший оленевод рассказывал мне очень много о том сколько раньше было рыбы, как её ловили, как он ухаживал за оленями и жил за счёт того, что добывал. Без заработков, без магазинов. А сейчас всё истребляется. Выкачиваются нефть, газ. Так не только на Сахалине, так везде. А хотелось бы, чтобы всё это сохранялось. Чтобы не было такой загазованности воздуха. Но Сахалин мне понравился. Природа в большей степени сохранена. Всё красиво. Я бы хотел вернуться сюда летом. И люди доброжелательнее чем, скажем, в западной части России. Гостеприимнее.

— Люди в разных регионах по-разному относятся к путешественникам?

— Люди по-разному относятся к путешествиям вообще. Мой брат хохотал беспрерывно несколько минут, когда я сказал, что отправляюсь в кругосветку. Говорит: «Это всё равно, что ты сказал бы, что улетаешь на луну. Завтра». А европейцы смеются, когда узнают, что у нас в 18 лет уже женятся, рожают детей, параллельно учатся, а вечерами подрабатывают. Им это не понятно. У них принято в этом возрасте путешествовать. Отучился в университете и поехал по миру. Чтобы расширить свои навыки, узнать что-то новое, увидеть как живут другие, выучить языки. А уже потом, когда ты что-то из себя представляешь, начинать работать, строить карьеру, дом. Есть обратная точка зрения. Меня возле Барнаула подвозил один человек. Он считал, что я бессмысленно трачу время. Говорил: «Такие годы! А ты их вот так просто прожигаешь! Это же лучшее время, чтобы строить карьеру!» Он сам работал с 16ти лет. Работал, работал, работал. И сейчас ему где-то за сорокет. Первый раз они с женой взяли отпуск, когда ему было тридцать. И поехали из Барнаула в Горно-Алтайск (это в ста километрах всего), на отдых на две недели. Зато, говорит, у него есть свой магазин, машина — плохонькая, но своя. И это значит, что он чего-то в жизни добился. Мы ехали всего 15 минут, я не успел ему возразить.

—  Может и не надо возражать? Каждому же своё.

— Каждому своё, конечно. Но на мой взгляд, бессмысленное прожигание жизни — это и есть бесконечная работа ради работы. Когда тебе нравится твоё дело, когда ты творчески растёшь — это одно. А вот так… Деньги ради денег. Чтобы их было всё больше-больше-больше. Машина, магазин. Детей завёл. Что он будет детям рассказывать? «Я всю жизнь проработал, чтобы вас одеть»? И оставит эти деньги детям, чтобы они приумножали капитал, всю жизнь работали и оставили свои деньги внукам. А среди внуков найдётся какой-нибудь подлец, который возьмёт весь этот накопленный капитал, уедет путешествовать, просадит все эти деньги по барам и борделям. И, я считаю, правильно сделает.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3324

Автор: Фина Сафонова (Болтунова)

"ИА citysakh.ru"