"Кьоджинские перепалки" под сахалинскими софитами. Большая премьера спектакля в Чехов-Центре

23 ноября, на большой сцене Международного театрального центра имени Чехова, состоялась премьера спектакля по одноименной пьесе Карло Гольдони «Кьоджинские перепалки».

Говорят, что в театре нет второстепенных ролей, и каждый человек, будь то плотник или примадонна, по-своему важен и незаменим. Но мы, зрители, об этом, как правило, не задумываемся. Мы смотрим уже готовое действие, когда актёры не играют, а живут на сцене, когда софиты светят так, как надо, а музыкальное сопровождение безукоризненно. В такие моменты даже не верится, что вначале это всё было лишь текстом.

Комедия «Кьоджинские перепалки» была написана в 1762 году Карлом Гольдони, как раз в то время, когда он только перебрался из Италии во Францию. Действие пьесы происходит в лагунном городке Кьоджа, но по задумке режиссёра, происходящее могло перенестись в любой рыбацкий посёлок.

Сделать венецианский городок универсальным стало одной из задач для художника-постановщика спектакля Михаила Кукушкина.

Создать атмосферу

Декорации мне довелось увидеть ещё до премьеры спектакля, поэтому я смогла рассмотреть их в подробностях.

Первое, что бросилось в глаза — створа. Это навигационное сооружение, служащие чем-то вроде сухопутного маяка, и располагающееся на берегах рек и озёр. Выполнена она из дерева, а на её вершине отчётливо видна спинка стула. Далее взгляд перешёл ниже, и я заметила мостик и длинную узкую площадку, засыпанную песком. На ней расставлены предметы быта: буфет, печка, старинная стиральная машинка, пара столов и кухонный ящик. Кстати, не всё в этом спектакле бутафория. Например, козлы, на которых лежит столешница, взяты из мастерской театра, а буфет был взят в вечное пользование у одного из артистов, задействованных в спектакле. По словам Михаила Кукушкина, некоторые вещи должны иметь свою историю, чтоб действие выглядело живым. Завершают картину пол из чёрного зеркала, создающий впечатление водной глади канала, и «плавающие» ящики, по которым во время спектакля будут передвигаться актёры.

В общем, при ближайшем рассмотрении не осталось сомнений, что действие будет происходить на улице какого-то рыбацкого посёлка. И не обязательно, что именно Кьоджи, это могла быть и какая-нибудь сахалинская деревенька.

Впрочем, и костюмы актёров, которые было прекрасно видно с третьего ряда партера, не отправляли воображение в 18 век. Как выяснилось, они были намеренно осовременены, чтобы показать вневременность сложившейся ситуации. Так у падрона Фортунато был бордовый свитер с оленями, а Тоффоло весь спектакль проходил в чём-то, дико напоминающим кеды.

Во время премьеры

23 ноября, 19 часов. Вот и настал час премьеры. В зале медленно погас свет, зрители затихли, на подмостках появились актрисы…

Фраза «Ох, уж эти женщины!» так и напрашивается уже через первые пять минут просмотра. На сцене мы видим, как несколько прекрасных итальянок из старых подруг превращаются в злобных фурий. А с чего всё началось? С юноши, по имени Тоффоло Туфля (Владимир Байдалов) и печёной тыквы.

Во время женской драки на сцене появляется падрон Виченцо (Леонид Всеволодский) и сообщает дамам радостную новость: после десяти месяцев плаванья, их мужья и братья вернулись домой. На радостях донны и девушки мирятся, умоляя падрона не рассказывать их мужчинам о драке, и бегут на пристань встречать прибывших. Однако, скорый мир оставил в душе каждой осадок, что вылилось в новые склоки и ссоры, которые повлекли за собой очень неприятные последствия.

Первыми не выдерживают и всё рассказывают падрону Тони (Виктор Черноскутов) мадонна Паскуа (Мария Шарапова) и Лучетта (Марина Семёнова). В разговоре участвует и Беппе (Сергей Максимчук), жених Орсетты (Ирина Звягинцева). Он понимает всё сказанное сплетницами за правду, и решает разорвать все отношения с любимой.

Чуть позже, когда герои уходят домой, на сцене появляются падрон Фортунато (Андрей Кузин) и Тито-Нане (Антон Ещиганов). Их встречают Кекка (Мария Картамакова), мадонна Либера (Татьяна Максимова) и Орсетта (Ирина Звягинцева). Эти девушки тоже не смогли сдержать языков и всё рассказали мужчинам. Тито-Нане также им верит и хочет отказаться от Лучетты. Разозлённый падрон Фортунато отправляет женщин спать.

А здесь нужно сделать небольшое отступление. В оригинале пьесы падрон Фортунато говорил на смеси итальянского и испанского языков, что придавало его речи комичности и народности. В нашем же варианте решили, что Фортунато будет говорить на украинском, а всё потому, что Россия с Украиной такие же соседи как Италия с Испанией, и такой выбор выглядел вполне логично. Ради роли Сергею Кузину пришлось «вспомнить» украинский язык, благо он из Днепропетровска, и он для него родной. Удалась ли задумка режиссёра-постановщика за меня скажут аплодисменты, завершавшие каждый выход Сергея на сцену.

Ну что ж, пары распались. Разгневанные Беппе и Тито-Нане винят во всём Тоффоло и пытаются выпустить ему кишки, но остальные персонажи вовремя приходят на помощь и ничего не понимающий Туфля убегает.

А убегает он прямо к судье Исидоро. Напуганный Тоффоло пишет заявление на имя нападавших и требует отправить тех на галеры, однако судья имеет на это иное мнение и хочет, для начала, во всём разобраться. На этом кончается первый акт.

Во второй части «Кьоджинских перепалок» основная часть действия посвящена распутыванию сложившихся обстоятельств. Не без помощи падрона Виченцо и его денежных средств, судья соглашается закончить дело мировой.

И ещё одно отступление. Как прокомментировал поведение своего персонажа Андрей Кошелев, судья Исидоро по-настоящему добрый, пусть и берёт взятки. Ему действительно хочется чтоб пары вновь объединились и свадьбы состоялись.

А удалось ли судье помирить всех и не быть при этом битым, лучше узнать из просмотра пьесы.

Тем временем за сценой

Однако, всё вышеизложенное — это то, что видим мы, зрители. Остальное для нас как правило скрыто, но не в этот раз. О том, что происходило за кулисами, мне рассказал актёр Андрей Васильев.

Пусть на сцене кипели итальянские страсти, за её пределами всё было наоборот. Среди актёров спектакля царила дружеская атмосфера, все друг друга поддерживали, помогали. А как же иначе? Профессия эта не из лёгких:

— Когда я только начинал, — говорит Андрей, исполнитель ролей Командора и Каноккьи -был студентом и заходил за кулисы к актёрам, спрашивал «Ну и что? Постояли два часа и всё». А оказалось там софиты, жара. И ты стоишь весь мокрый, а надо ещё играть.

Но помимо сбитого температурного режима и напряжения есть и другая трудность:

— Нелегко было сдержаться от смеха в сцене с Фортунато. — продолжает Васильев — Смеяться хочется, но «колоться» нельзя. Приходилось закусывать язык и не показывать лишних эмоций.

Для Андрея пьеса Гольдони имеет особое значение: она стала его дебютом.

— Первый показ на сцене — это что-то невероятное! — прокомментировал актёр — Волнение, дрожь в руках. Самое главное не забыть текст, а то он от волнения улетает.

Саму комедию Андрей считает хорошей и интересной, а об одном из своих персонажей говорит следующее:

— Мой судебный пристав — это человек, уставший от службы. Он сильно нервничает из-за сложившейся ситуации. Кругом бардак, никто никого не понимает, и ему приходится браться за оркестровые тарелки, чтоб его услышали.

Однако, не только Андрей получал поздравления в день премьеры. Свой день рождения 23 ноября отметили Виктор Черноскутов, игравший падрона Тони и Михаил Кукушкин, художник-постановщик спектакля.

***

В Комедии Гольдони почти все герои главные. Это и команда тартаны во главе с падроном Тони, и судья Исидоро, и донны Паскуа с Либерой, а так же молодые девушки Лучетта, Орсетта и Кекка. Каждый из персонажей имеет яркий характер (особенно это касается женщин) и остаётся в памяти надолго.

Анна Беляева.

Автор фотографий: Сергей Авдиенко.

Вы также можете следить за новостями и уникальными материалами портала в официальной группе Citysakh.ru во «ВКонтакте».

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2468

Автор: Анна Беляева

"ИА citysakh.ru"