О равноправии родителей и правах ребенка

Не секрет, что самая сложная и морально напряженная категория исполнительных производств — это производства, затрагивающие права детей и родителей. Немало информации выходит в различных средствах массовой информации о том, какие меры принимаются судебными приставами-исполнителями, чтобы побудить должников по алиментным обязательствам к погашению долгов, в основном, — в пользу матерей, но бывают и другие истории.

Так сложилось в современном обществе, что после развода двух когда-то любящих друг друга людей, ребенок чаще всего остается с матерью, а на отца возлагается обязанность выплачивать алименты на содержание ребенка.

Несмотря на то, с кем будет проживать ребенок, он имеет право общаться с обоими родителями, однако нередки случаи, когда один из родителей ограничивает права ребенка в общении с другим родителем.

Так, на исполнении у судебного пристава-исполнителя отдела судебных приставов по г. Южно-Сахалинску по исполнению актов судов и иных органов в отношении должников — физических лиц находится исполнительное производство, возбужденное на основании исполнительного листа, обязывающего стороны соблюдать заключенное мировое соглашение о расторжении брака, определении места жительства ребенка, взыскании алиментов, по которому оба родителя принимают участие в воспитании ребенка и имеют равные права на общение с ним.

В связи с тем, что мать препятствует отцу в общении с ребенком, последний вынужден был обратиться к судебному приставу-исполнителю о принудительном исполнении заключенного соглашения.

Для того, чтобы исполнить законное соглашение и передать ребенка отцу судебному приставу-исполнителю пришлось разыскивать мать по телефонам, по месту жительства, официально извещать о назначенной дате встречи в присутствии не только судебного пристава-исполнителя, но и представителя опеки и попечительства. Несмотря ни на какие уговоры, мать, в прямом смысле слова, продолжала «бегать» от судебных приставов, скрываясь в здании по месту своей работы и привлекая к участию в незаконных действиях сотрудников фирмы.

Все же после разъяснительной беседы начальника отдела судебных приставов с руководителем организации, в которой работает должница по исполнительному производству, судебному приставу-исполнителю удалось отобрать объяснения и составить протокол по ч. 2 ст. 5.35 КоАП РФ по факту лишения ею прав дочери на общение с отцом.

В своих объяснениях в первопричинах неисполнения соглашения должницей указано, что ею подано заявление в суд о расторжении мирового соглашения в связи с тем, что отцом ребенка не выплачиваются алименты на содержание ребенка. Данный факт не подтверждается, так как у отца есть все подтверждающие документы о финансовом участии в воспитании дочери, — он предпочитает сам покупать ребенку все необходимое, оплачивать ее образование, а не перечислять деньги матери. Во- вторых, это, то, что ее дочери приносит моральное страдание общение ребенка с отцом в присутствии судебного пристава-исполнителя. К сожалению, любящей и заботящейся о здоровье дочери матери не приходит в голову то, что данную ситуацию для своего ребенка создала она сама, отобрав у отца и дочери право на общение друг с другом.

Управление Федеральной службы судебных приставов по Сахалинской области информирует граждан о том, что судебный пристав-исполнитель не имеет права принимать ту или иную сторону в исполнительном производстве, он обязан в соответствии с требованиями законодательства принять все меры к надлежащему исполнению исполнительного документа, не ущемляя ничьих прав. Поэтому те вопросы, которые взрослые люди не смогли решить между собой, не могут легко и просто решиться с помощью судов и судебных приставов-исполнителей.

Об этом сообщает пресс-служба УФССП России по Сахалинской области.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 364