Диалог о литературе

Вы можете представить себе нашу жизнь, если бы в ней не было поэзии? Конечно, многие из нас могут сказать: «Да ничего бы особо и не поменялось». Но они будут не правы. Ну как может наш мир существовать без Пушкина, Лермонтова, величайшего множества других великих людей, отдавших свою жизнь на служение поэзии? Как может существовать мир, где ни один мужчина никогда не писал стихи-признание даме сердца? Как может существовать сахалинская реклама без рифмы?

Поэзия всегда была на первый взгляд незаметной, но на самом деле очень значимой стороной жизни. Стихи — самое точное отражение человеческих чувств, его души. И именно поэтому в 1999 году на 30-й сессии генеральной конференции ЮНЕСКО было решено ежегодно отмечать Всемирный день поэзии 21 марта. В честь этого праздника редакция портала Citysakh.ru решила поделиться с нашими читателями беседой с, пожалуй, самым известным сахалинским поэтом, прозаиком, членом правления Союза писателей России, ответственным секретарём Сахалинского регионального отделения Союза писателей России и вообще замечательным человеком Николаем Тарасовым.

— 21 марта — Международный день поэзии. Как вы относитесь к этому сравнительно молодому празднику?

— Я не очень хорошо осведомлен об истории этого праздника, но знаю о нем уже примерно с начала века, потому что в 2004 году президент Российской академии поэзии Валентин Устинов собирался провести праздник поэзии на Сахалине в этот день, вот с тех времен я о празднике знаю немножко больше.

Очень забавно, что всемирный день поэзии совпадает с днем людей, страдающих заболеванием Дауна. Что-то в этом есть. Ведь занятие поэзией кому-то наверняка представляется ненормальным занятием. Но это естественно, потому что, как сказал Гумилев: «Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать». А в наше, весьма прагматическое время, очень важно как раз и съесть и выпить и поцеловать. То есть духовная сфера сложнее поддается измерению, выявлению практической пользы, нежели то, что можно потрогать руками. Ну, а я к празднику этому отношусь весьма замечательно, и приветствую этот праздник, потому что есть возможность напомнить лишний раз о существовании такой вещи, как поэзия.

— Вы ежедневно проделываете колоссальный труд, популяризируя сахалинскую поэзию и прозу, с вашей помощью наши авторы имеют возможность издаваться не только в сахалинских изданиях, но и за пределами области. В связи с этим возникает вопрос: насколько благодарен этот труд по вашему мнению?

— Ну, я занимаюсь этим не ежедневно, но постоянно. И чтобы поддержать молодых авторов, и чтобы создать для них возможность быть изданными не только на Сахалине, но и в других изданиях за его пределами. Конечно мы, писательская организация, любую возможность используем, чтобы помочь им. Насколько благодарен этот труд — я не знаю, но то, что он благороден — это очевидно. Кто, если не мы, поможет молодым? Особенно в нынешнее время, когда очень трудно найти какие-то ориентиры самостоятельно. Может некоторые из них все же находят свои ориентиры сами, но желательно, чтобы это происходило быстрее, чтобы не тратились лишние силы на пустопорожние действия, которые в результате приносят только разочарования. Чтобы нацеленность была на творческий результат. Не скажу «успех», потому что успешность в литературе — нечто другое, а результат — это важно для любого молодого автора.

— Нашим читателям будет весьма интересно узнать о, пожалуй, самом известном сахалинском поэте из уст самого автора. Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в литературу, и как это стало делом всей Вашей жизни?

— Пришел, как все приходят. Начал писать в свои детские годы, лет в 12−13, наверное, еще в школе. И печатать меня начали, когда я в школе учился, сперва это были комсомольские, пионерские газеты. Я рос в Ташкенте, поэтому это были газеты «Комсомолец Узбекистана», «Пионер Востока». Потом было Республиканское радио, у них существовала детская и юношеская программа, что-то вроде Пионерской зорьки. Но это первые шаги. Потом я просто в это дело вовлекся. А дальше дело пошло, в журнал «Звезда Востока» я обратился перед армией и во время службы они меня публиковали.

Здесь, на Сахалине, когда я попал сюда служить, я стал сотрудничать с газетой «Молодая Гвардия», они меня публиковали. И благодаря этим публикациям меня пригласили на семинар молодых писателей, чуть ли не первый семинар, потому что это был 67-й год, год создания на Сахалине писательской организации. Потом я вернулся в Ташкент после армии, там жил, поработал на строительстве Ташкента. Я уже человек семейный был.

Очень тянуло меня сюда, на Сахалин, да и друзья из писательской организации меня сюда звали, и я поехал жить и работать сюда. И сейчас я очень рад, что когда-то мне пришла такая мысль, что возникло и исполнилось такое желание. Теперь, куда бы я ни поехал, через две недели меня снова тянет назад на Сахалин. Такой вот магнит для меня в жизни этот остров.

— Существуют ли поэты, которые, на Ваш взгляд, незаслуженно игнорируются учебной программой в наше время?

— Сегодня во всех областях существуют свои учебные программы. Они помогают изучать творчество местных литераторов. У нас забытых поэтов нет. Все, кто достойно представляет литературу у нас в области — все они включены в программу.

Хотя, конечно же, все объять невозможно, и у нас не замечены представители андеграунда сахалинского. Они не включены в эту программу, а это, наверняка, достойно изучения. И вообще этот феномен подполья, которое только во время перестройки вышло на свет — из него же вытек и постмодернизм.

А постмодернизм занял такие прочные позиции в литературе и вообще в культуре, что сегодня его бы уже и потеснить бы надо чем-то. Уже двадцать лет, как постмодернизм — одно из главных направлений в нашей культуре и литературе. Хорошо ли это, или плохо — это другой вопрос, о котором можно отдельно говорить. Наверное, все же плохо, потому что постмодернизм — это отрицание.

 — Какое напутствие Вы бы дали молодому поколению поэтов, еще не пришедших в «Лиру», только начинающих свой творческий путь?

— Тем, кто еще не пришел и даже тем, кто еще не родился, могу сказать — идите к литературе, и к поэзии в частности. Потому что поэзия — это инструмент открытия мира, его познания. Благодаря тому, что человек пытается сам сформулировать, дать название всему, что он видит в окружающем мире, благодаря этому он развивается сам и узнает мир.

Поэзия — это тончайший инструмент. Поэтому, не случайно, подавляющее большинство в определенном возрасте — подростковом, пишут стихи. Другое дело, что происходит естественный отсев и кто-то остается, а кто-то бросает, но, во всяком случае, почти все пробуют себя, пробуют своё перо, и это очень здорово.

— Как человек с хорошим литературным вкусом, скажите — кого из молодых поэтов стоило бы почитать нынешнему поколению?

— Я, может, сам не очень знаю молодых поэтов сегодня. У нас больше знает тот, кто ездил на Всероссийские литературные форумы, которые в подмосковных Липках проводятся. А у нас таких поэтов много, конечно, благодаря поддержке Правительства. Ребята эти больше «в материале», я от них много узнаю о молодых современных поэтах.

Я не вижу сегодня молодого поэта, которого можно безусловно посоветовать читать, но я вижу у одного, у другого некоторые стихотворения, которые достойны внимания. И мне кажется, что так сегодня со всей литературой — нет литературного абсолюта, о котором можно было бы сказать, как говорили раньше: «Вот это учитель жизни». Хотя я и не считаю, что литература должна быть учительницей жизни.

Если говорить о писателях среднего и старшего поколения — здесь трудно выделить близкого к совершенству автора. Я бы посоветовал читать тех, кто временем отстоянный — Владимира Соколова, Николая Рубцова, Юрия Левитанского и много других. А еще очень хочется посоветовать читать друг друга, расширять кругозор. Потому что многие не читают вообще ничего, не то, что друг друга, а сами пишут, точнее — пытаются писать. Но далеко они не уходят, естественно. Хотя бы читать друг друга — такое пожелание.

— Как вы думаете — как изменился образ поэта сегодня, в поколение Интернета и социальных сетей?

— Образ изменился ровно настолько, насколько изменился сам человек. Сегодня это человек образованный, достаточно грамотный, связанный с Интернетом. Хотя кое-кто из старшего поколения писателей говорит, что всемирная сеть погубит нашу культуру, я так не думаю. Мне кажется, что Интернет, наоборот, настолько расширяет границу наших знаний, что это просто сказка. Можно нажать кнопку и узнать то, что ты в энциклопедиях не сыскал бы в прежние времена.

Поэтому, глядя на нынешних молодых авторов, могу сказать, что они умнее, образованней. Я имею в виду тех, кто действительно занимается воспитанием в себе эстетики. Не обо всех могу судить, но говорю о тех, с кем приходится сталкиваться в жизни, в «Лире». Они интересней, тоньше, стихи у них глубже и интересней, чем у молодых литераторов прошлых лет.

Если взять подборку стихов наших молодых авторов, опубликованную во втором номере журнала «Юность», то можно увидеть их очень хороший уровень. Заметно, что они молодые, но в то же время умудренные, интеллектуально обогащенные нашим временем. Да и если посмотреть другие региональные издания, где печатаются молодые поэты, и сравнить с нашими, то сравнение уровней оказывается, как правило, в нашу пользу.

Беседу вел Данил Паршуков.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2760