Вспоминая дорогу на север - "Вольные музыканты" о путешествии по Сахалину

Более полумесяца продолжалось путешествие группы активистов молодежного движения «Вольные музыканты» по центральным и северным районам Сахалина. Вначале ребята побывали в Томаринском и Углегорском районах, теперь же позади — выступления в социально-реабилитационных центрах, школах, детских домах и Домах культуры Смирныховского, Тымовского, Александрвоск-Сахалинского и Ногликского районов. Кроме этого, в Смирных ребята выступили перед заключенными исправительно-трудовой колонии.

В общей сложности у них за спиной 25 концертов. Обо всем этом можно почитать в их «путевом дневнике» на Citysakh.ru.

Арсентий Вятржик и Виталий Васильев завершили свое путешествие по северу Сахалина и рассказали корреспонденту Citysakh.ru о том, «как все было»

«Вольные музыканты». Виталий Васильев (первый слева), Валентин Соколов (третий), Арсентий Вятржик (четвертый). Фото Антона Максименко.

— В одной из восточных практик путешествие на север это символ стремление испытать себя, преодолеть трудности. Расскажите, какие трудности вам довелось преодолеть в вашем путешествии на север?

Арсентий Вятржик: Несмотря на зиму, ни мороз, ни какие-то другие бытовые вопросы не показались нам трудностями. Главная трудность, которую лично я постоянно стремился преодолеть — это общение с детьми. Научиться общаться с детьми. Не с маленькими, которые готовы общаться, потому что ты с ними играешь. С детьми, которые постарше и у которых мозги уже забиты «левой инфой». Пробиться сквозь эту зашторенность, донести что-то этим ребятам — вот это для меня действительно было испытание. Потому что когда попадаешь в такую среду, где детям ничего не нужно и где ты для них являешься «вонючим неформалом», иногда приходит отчаяние. Но потом ты приходишь в себя и начинаешь идти с ними на контакт. Потому что ты понимаешь, если ты впадешь в отчаяние, они тебя сожрут. И зачем ты приезжал тогда вообще непонятно.

Ну я, правда, не смог в этой поездке совершиться то, о чем давно мечтал — зайти в первый попавшийся дом и сказать: «Добрые люди, впустите переночевать». Но в следующий раз обязательно попробую.

Виталий Васильев: Если говорить о трудностях, то это моральные трудности в первую очередь. Трудно было видеть некоторых ребят. Выступаешь, например, в углегорском детском доме, и видишь среди прочих ребят пару, которым явно там не место. И думаешь «Как же им расти в этом месте, в системе казенного учреждения?».

Арсентий Вятржик: Виталий прав. Вот ты выступаешь перед группой людей, их, положим, 30 человек. Выступаешь и понимаешь, что из них, ну, 2−3 человека чего-то стоят. Из них в жизни выйдет толк, а остальные…

Виталий Васильев: И за них еще становится страшно. Потому что они еще могут измениться не в лучшую сторону.

Арсентий Вятржик: Дело даже не в том, что мы искренне пытаемся помочь этим детям, просто им же потом в обществе жить. Они потом войдут в это общество. Хоть для них и много делается в социальном плане, и помогают им много, но это недостаточно. Общения у них нет с внешним миром. Какое-то оно у них обрубленное. К ним приезжает народ, дарит кучу подарков и уезжает. А обыкновенного общения в своем формате у них нет, так чтобы молодежь приезжала. С выступлениями, с юмором. Шутки шутками, но под эту лавочку им же можно и успеть вложить что-то в голову. И пусть это много не изменит, пусть они так же будут курить, выпивать, но за пределами детского дома у них уже хоть какое-то критическое мышление будет сформировано. Так что самая большая трудность, которую нам приходилось преодолевать это общение.

— Где было проще всего выступать, а где труднее?

Арсентий Вятржик: Круче всего, по мне, было в Томари и в Бошняково.

Виталий Васильев: А мне в Красногорске. Мы жили в ребцентре, и там каждое утро, как встаешь у тебя вид на море. А море, наверное, метрах в двадцати.

Арсентий Вятржик: Я больше сужу по отклику зрителей и по тому, как проходили концерты. По тому, как ты себя во время выступления ощущаешь. Вот в Томари вообще круто было. Народу много пришло. В Бошняково тоже и слушалось, и пелось хорошо, и тоже народ был. И в Смирных мне понравилось выступать. На бис вызывали. Остальные города как-то мимо прошли, а Углегорск совсем печальные воспоминания оставил.

— Совсем трудно было?

Арсентий Вятржик: Да какой-то город… Мы с Валей еще когда общались, заметили, что солнце там из-за сопок встает. Его хорошо видно только на закате. Может солнца городу не хватает. И какая-то серость, уныние. На концерте всего 500 рублей собрали… В общем, там было особенно непросто.

— А как вас встречал Сахалин?

Арсентий Вятржик: Отлично! Хотя, конечно, были моменты. В Красногорске в Доме Культуры возникли трудности. Встретили с пренебрежением каким-то. «Что такое? Куда приперлись? Выступать? Нельзя выступать, у нас полы моют». И потом, когда директриса ДК посмотрела на нас, узнала чем мы занимаемся, увидела, как с нами выступали парни из Красногорска, которых мы воспитали в плане гитары, она уже, конечно, мнение изменила. Собрали нам тысячу рублей, говорили: «Если бы мы знали, чем вы занимаетесь, мы бы тут всех собрали, весь Красногорск». Вообще так часто бывало. Сначало отношение такое: недоверие сплошное, мол «Кто это еще приехал?». Потому что там болото такое. Живет только Южно-Сахалинск. Там на севере в этих поселках и городках там не живут, там существуют. А кто-то даже просто разрушается, свой век доживает. Везде есть, конечно, свои маленькие радости, а что касается развития, то развивается только Южный. И на эту стену мы натыкались в основном в Домах культуры. Это же казенные учреждения. Они там как в администрации у нас — до обеда и после обеда. В реабилитационных центрах совершенно другое отношение. В детских домах так же. Только в углегорском детском доме не так. Стена. Непробиваемая. Приехал, отыграл, уехал.

— В путевом дневнике вы часто писали о ребятах, которых повстречали на своем пути. Кто из них больше всего запомнился?

Арсентий Вятржик: Мне многие запомнились, я про каждого могу долго рассказывать, но самое большое впечатление на меня произвели двое — Виталий с Углегорска и звукорежиссер с зоны. Виталий из Углегорска — обычный плотник, ему 36 лет, с женой он развелся, живет с родителями, живет на зарплату 9 000 рублей. И он поет песни. Он рассказывал, что мол, «пою с двумя бабушками, не с кем пообщаться». Мы пообщались, и я предложил ему поехать с нами. Предложение это шло от меня. А я же сразу вижу, как человеку тоскливо. Ему всего-то и надо, что нормального человеческого общения. Внимания не хватает. В нашем мире внимание — дефицитный товар. А человеку всего и надо, что внимания и любви. Внимание и любовь. Но любовь не в том понимании, что «Я люблю тебя», а в том, чтобы быть готовым отдать часть себя. Конечно, это сложно. И Виталий это, он в принципе-то ни к селу ни к городу, а песню крутую отжег…

А второй человек — звукач с зоны. Он нам в зоне с концертом помог, причем сам консерваторию закончил. Я еще подумал «ничего себе». Отвел он нас в свой закуток, а у него там железки какие-то, колонки древние, разваленные гитары. Синтезатор стоит новый, он на нем играет иногда заключенным. Он нам аппаратуру и дал, причем стоек не хватало, прям так на пол все и положили.

Виталий Васильев: Мне запомнились наши зрители. В Красногорске когда мы выступали в школе первые ряды заняли девушки, довольно вызывающего поведения. И где-то на задних рядах сидела Аня Редозубова. И когда мы прочитали, что она написала в «Книге жизни», мы испытали огромный подъем сил. Она вдохновилась движением, и видно, что в Красногорске ей не место. А в углегорском детском доме мы познакомились с девочкой 15-ти лет Маргаритой Сениной. Вот она свои стихи нам в «Книгу жизни» написала. Когда мы задали вопрос «Что такое свобода?», она единственная, кто попыталась ответить серьезно. И когда все говорили про деньги и машины, она стала рассуждать про свободу духовную и моральную.

Арсентий Вятржик: Виталий вот считает, что этим детям там не место, а я как раз наоборот считаю, что там им самое место. Потому что если они уедут, поселки опустеют, загнутся. Они уже загибаются, потому что не хватает людей. Людей не хватает, у которых бы глаза горели. Они все уезжают в Южный либо на материк. Там у них огонь этот гаснет, и они возвращаются. И я вот стараюсь в людях культивировать этот огонь. Я хочу, чтобы люди поняли, у каждого из них есть этот огонь.

— Концерт в зоне это одна из самых сильных глав путевого дневника. Какие впечатления у вас оставило это выступление?

Арсентий Вятржик: Когда только зашли туда, впечатление было, будто попали в антиутопический роман. Дверь открывается и огромное количество одинаковых людей. Человек 300 и все в одинаковых черных куртках. Они потом рассказывали, что еще большое впечатление производит общее построение. Полторы тысячи одинаково одетых мужчин. В наш адрес сразу стали шуточки пускать, потом мы зашли в помещение, и дальше все разворачивалось как обычный концерт. Правда, после концерта, когда они группой нас окружили, опять стало не по себе. Они столпились и стали вопросы задавать. Причем самое интересное, что у них вопросы такие же как в детском доме. И сами они как детдомовцы, только взрослые. А так вопросы те же: «А вы что, с Южного?», «А вы что, на гитарах играете?». Мало, к сожалению, было осмысленных глаз. А потом мы узнали, что большинство не пришло на концерт, потому что порядочным арестантам на такие мероприятия ходить запрещено. Такие внутренние правила, но кто-то все равно пришел.

Виталий Васильев: Я присоединяюсь к словам Сени. Самое сильное впечатление, это когда нас только завели в этот двор и провели прямо через толпу заключенных. Было не по себе.

— Такие путешествия это всегда опыт. Чему вы научились за эту поездку?

Арсентий Вятржик: Ну, во-первых, я лучше узнал Виталю и Валю, это очень важно в таких поездках. Я еще, когда ездил с «Караваном любви солнечных бардов» на материке, столкнулся с этими бытовыми ссорами. Это же со стороны кажется «Ооо, поедем, вместе будем жить выступать», а потом же приходится с одной тарелки есть. И вот на этой почве творческие люди обнаруживают свою истинную сущность. Слава богу, у нас такого не было, каждый был занят своим делом, не было никаких претензий. И, во-вторых, я очень поднатарел в организации концертов. И теперь мне еще проще будет поднимать ребят на совместное творчество. Потому что эта движуха, это общение, все это поднимает взгляд. У нас же все понурые ходят, под ноги смотрят, а тут человек начинает вверх глядеть. Ну, и самое главное, это навык общения с детьми. Мне очень важно быстро находить с ними контакт. Потому что я знаю, насколько огромное влияние оказывают на детей взрослые и особенно незнакомые. Вот они живут в своей среде, среди воспитателей, а тут мы появляемся, и здесь очень важно произвести впечатление, зажечь их. И ведь они нас ждут потом, им не хватает потом такого общения, они действительно ждут нас.

Виталий Васильев: Мне поездка много дала мне в плане общения. Помню когда мы приехали в Углегорск, я с тяжеленной аппаратурой на плечах в порванных штанах, небритый с грязной головой пошел договариваться в школу о концерте. И я вот иду и думаю «Как же я буду сейчас договариваться?». Прихожу, директор отправляет меня к руководителю по воспитательной части, та отправляет еще куда-то. Я так бегал-бегал, они долго не хотели идти с нами на контакт, но, в конце концов, сдались. Пришел потом в другую школу — там тоже самое. И в итоге я понял, что если ты элементарно спросишь что-то, тебя за это никто не укусит и ничего тебе не сделает. И самый большой успех это когда в Ногликах я решился и сделал это! Попросил накормить нас!

— Если говорить о целях, которые вы перед собой ставили, вы достигли их? Проект завершился успешно?

Арсентий Вятржик: Основную цель, я считаю, мы достигли. Главная цель ведь была — побывать в детских домах в реабилитационных центрах, пообщаться там с детьми, причем не просто пообщаться, а передать им какие-то знания. И эту цель мы достигли. Я знаю, в каком состоянии эти дети находятся, им самим, может, этого и не видно, а ты-то видишь со стороны. И дети изменяются после таких встреч. Они реально изменяются и становятся другими. Мы и после поездок с ними поддерживаем связь, созваниваемся, они, бывало, звонят и спрашивают «Как такой-то аккорд зажать? А как это сделать?». Приятно видеть, как они продолжают работать над собой.

И еще одно достижение я считаю — это общение с детьми в школах, потому что в школах мы до этой поездки не общались с ребятами, а им зачастую еще больше чем детдомовским не хватает такого контакта. В следующих поездках мы будем больше собираться в школах.

Для нас главное зажечь в детях огонь. Донести до ребят понимание, что они сами являются хозяевами своей жизни, что они сами принимают решение и что только от них зависит, как эта жизнь сложится.

С Арсентием и Виталием пообщался Евгений Коль

Редакция Citysakh.ru выражает признательность коллективу «Вольных музыкантов», уважение за проект, и желает парням творческих свершений. Больше! Больше таких проектов!

Еще подробнее о путешествии читайте в разделе «Авторские статьи».

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2731