Вы когда-нибудь пытались играть свинцовым шаром, аккуратно перекидывая его от человека к человеку и не роняя на пол с громким звуком? И не пробуйте. Это будет тяжелое и затянутое зрелище.

Игрой со свинцовым шаром можно назвать премьеру спектакля «Иоанна и огонь», проходившую 28 октября в Сахалинском театре кукол. Действо, так бодро ворвавшееся в зал в виде бродячих актеров во главе с двумя рассказчиками (Александр Котов, Константин Вогачев) через несколько мгновений лежало под импровизированным надгробием из груды чемоданов. Действию было больно. Оно рвалось с места, подгоняемое безусловно талантливой игрой Александра Котова (Карл). Но взлететь не могло — не давали затянутые сцены, недостроенная логика персонажей, эпизоды ради эпизода. «Танец смерти», так однозначно истолкованный режиссером спектакля художественным руководителем театра Петру Вуткэрэу как торжество смерти над жителями осажденного города, был одним из таких эпизодов. Причем непонятно, почему режиссер решил поставить этот фрагмент именно так: с огромной куклой Смерти, летучими мышами, расползающимися по зрительному залу. Ведь рассказчик говорит, что жители Орлеана, думая, что город вот-вот падет, решили «дать пощечину» англичанам и устроить карнавал. Настоящий пир во время чумы! А не пир чумы, как получилось в итоге.

Иллюстрация произносимого на сцене — постоянный прием Петру Вуткэрэу. Мы видели это в «Одержимой любовью», видим и в «Иоанна и огонь». Порой иллюстрация принимает чудовищные масштабы, и ты начинаешь смотреть не спектакль, а книгу с картинками, пускай и отлично оформленную.

Не до конца ясно, кто главный герой в этой истории. Иоанна? Но ее жизнь и ее деяния проходят мимо нас, оставаясь за кулисами. А к нам выходит всего лишь рассказчик её истории. Более правдоподобно при такой форме повествования было бы передать главенство шуту (Евгений Панихин), который, по сути, и ведет Иоанну к цели. Он и святой отец, провожающий ее до замка, он и придворный шут, представляющий ее двору, в конце концов, он тот Иуда, который исполняет предназначение Иоанны — спасти, быть преданной и убитой.

«Иоанна и огонь» — второй спектакль Петру Вуткэрэу в Сахалинском театре кукол. До этого работу режиссера можно было увидеть в спектаклях «Одержимая любовью» (Сахалинский театр кукол), Палата № 6 (Сахалинский Международный театральный центр им. А. П.Чехова), «Ревизор», «Безымянная звезда» (Театр кукол «Огниво», Мытищи — в рамках международных фестивалей театров кукол).

Анна Мороз

Все новости раздела | Уникальных читателей: 2225