Фотовыставка [МЫ] – люди в кадре, люди за каждым кадром

Полигон репортажной фотографии развернулся в главном зале Сахалинского областного художественного музея.

Открывшаяся 22 марта выставка получила название [МЫ]. Схваченное квадратными скобками, как видоискателем фотокамеры, это местоимение как нельзя лучше выражает идею мероприятия — демонстрацию качественной работы фоторепортера на постсоветском пространстве. Выставка охватывает временной промежуток длиной в 10 лет. От заката «лихих 90-х» до протестующих московских улиц конца «нулевых» годов. Перекликаясь с названием антиутопии Замятина, изобразившей возможное будущее, данный проект, напротив, как бы оборачивается взглядом в недавнее прошлое. Необычная возможность в ретроспективе взглянуть на то, как сбывались и рушились наши представления о грядущем, вызывает странное ощущение причастности к происходящему на данных снимках. Ведь все мы — те люди, живущие на одной территории, и сами оказывающиеся по обе стороны фотообъектива. Потому что в настоящее время любой человек с фотоаппаратом, будь то профессиональная «зеркалка», компактная «мыльница» или даже мобильный телефон, является своего рода репортером, фиксирующим моменты реальности и людей в них.

Куратором и идейным вдохновителем выставки [МЫ] стал известный московский фотограф и журналист Артем Чернов. Он же является создателем авторитетного Интернет-ресурса www.photopolygon.com, выросшего из сообщества в LiveJournal в масштабную площадку, посвященную репортажной фотосъемке, документальному и жанровому фото. Как рассказал сам Артем, данный проект родился из сложившегося положения вещей, когда актуальный фоторепортаж внезапно перестал быть востребован в СМИ, и был практически вытеснен заказной гламурной фотохроникой. Участники «Фотополигона» тесно сотрудничают с журналом «Русский Репортер», где регулярно публикуются их работы.

Сам Артем Чернов помимо фотографии и деятельности в Интернете ведет лекции и семинары по фотомастерству и профессиональной съемке. Специально для сахалинской аудитории был организован и проведен учебный семинар на тему «Люди в кадре», посвященный проблемам и различным аспектам съемки людей. Несмотря на платный характер и внушительный завяленный хронометраж лекции (порядка 4 часов), в большом зале Областного художественного музея собралось более 100 человек. Среди присутствующих было много молодых сахалинских фотографов, участников студии фотографии «Зеркало» и других людей, для которых создание фотоснимка не является пустым звуком.

Лекция проводилась прямо в зале музей, в окружении экспозиции выставочных работ. Мотивированные таким окружением, слушатели заняли приготовленные для них раскладные стулья и приготовились слушать. Лекция сопровождалась наглядной демонстрацией работ известных фотографов, на примере которых Артем Чернов объяснял различные аспекты съемки. Слушатели познакомились с понятием «решающего момента» в снимке, умение поймать который дает возможность запечатлеть в статическом кадре идеальное соотношение композиции и выразительности действия. Работы великих мастеров своего дела действительно представляют собой целый фильм из одного кадра, в котором воображение зрителя может достроить и разыграть не один десяток возможных сюжетов. Вторая часть лекции была посвящена разным уровням контакта между фотографом и человеком, которого снимают. По-настоящему раскрывается в кадре только тот, кто-либо не задумывается о том, как выйдет на снимке, либо вообще не обращает внимания на факт съемки. Достижение нужной дистанции и психология съемки людей продолжили программу лекции. Подача материала была организована таким образом, что каждый из рассматриваемых вопросов иллюстрировался несколькими снимками, благодаря чему можно было яснее вникнуть в его суть. Во время одного из перерывов, пока слушатели отдыхали и взбадривались чаем и кофе, журналист Интернет-портала Citysakh.ru взял у Артема Чернова небольшое интервью.

СС: Артем, расскажите, пожалуйста, о символике названия фотовыставки [МЫ]. Антиутопия Замятина, фотография, постсоветское пространство — как это все связано в вашем понимании?

А. Ч.: На самом деле, тут дело не в Замятине,. Это просто одна из ассоциаций. В своей повести Замятин описал некое будущее, и если сейчас эту книгу читать, живя в Москве, то определенные параллели точно всплывут. А если читать ее где-нибудь в глухой деревне, то ничего похожего там не будет. Но не в этом главное. Название пришло само, когда я отбирал кадры для выставки. Выставка вообще появилась потому, что в Новосибирске нашлись люди, которые захотели ее провести. Они знали про «Фотополигон», видели работы оттуда. Связались со мной и предложили сделать выставку. У них тогда в городе проходил форум, администрация выделила деньги. Я очень быстро отобрал эти кадры. И когда начал их пролистывать, уже в сборке, в голову пришло это название. Как я уже говорил тут в другом интервью, мы все живем на той самой знаменитой 1/6 части суши. И для меня это важно, это мой личный опыт. Куда бы я ни ездил — в Азербайджан, в Осетию, в Чечню, в Прибалтику… в любую точку бывшего Союза, да вот хотя бы на Сахалин — у меня нигде не было барьера при общении с людьми. Ни языкового, ни культурного, ни понятийного. Мы все живем в едином понятийном поле. А когда я был даже вот в Сербии, вроде бы братья-славяне, но барьер очень серьезный. Я чувствовал, что я в другой стране. Даже элементарный салат оливье там называют «русским салатом». Они снаружи. А мы — изнутри, мы понятны друг другу.

СС: С какого по какой период тут собраны фотографии?

А.Ч.: Самая ранняя фотография здесь 1997-го года. Она немножко выбивается из общего плана. На ней изображен такой ряд чиновничьих спин. Они все ждут Ельцина. Это самая старая фотография, остальные снимки сделаны в период с 2000 по начало 2009 года.

СС.: Есть такое шутливое высказывание, что если большому количеству обезьян раздать печатные машинки, то рано или поздно они напечатают «Войну и Мир». Сейчас фототехника стала доступна для широких масс. Как вы считаете, благодаря этому хороших фотографов стало больше?

А.Ч.: Мне кажется, что по итогам — да, их стало больше. Потому что раньше чтобы заниматься фотографией человек в первую очередь должен был перешагнуть технический барьер. А многим это было не надо, девушкам например. Проявитель, бачок, увеличитель, кюветы… Короче, много техники, сложно все было. Сейчас этого нет. Увидел, нажал — получил сразу снимок, еще и в неплохом качестве. Над технической стороной вопроса думать вообще не надо. Это для многих облегчает вхождение в фотографию. А визуальной одаренностью обладают довольно многие. Юноши, девушки, взрослые, даже пожилые люди. Я вот сейчас летел в самолете, рядом тетенька лет 70-ти сидела, листала свой айфон, фотографии внуков, да еще так лихо.

СС.: Сейчас довольно часто на мировых конкурсах репортажного фото лучшими снимками года признают фотографии из стран Ближнего Востока, где идет война, какие-то конфликты. Фотографии, как правило, очень болезненные. С чем связана эта тенденция?

А.Ч.: Я так понимаю, речь идет о World Press Photo. Это очень специфичный конкурс, и чем больше времени проходит, тем специфичней он становится в смысле зацикленности на конфликтах, кровище и всякой брутальности. Именно на шоке. Причем непонятно, почему это происходит. Люди, которые там в жюри собираются, если их по отдельности взять, они такие фотографии не выберут и не наградят. Наш российский фотограф Александр Земляниченко был в этом жюри дважды, он рассказывал, что никакого давления со стороны организаторов там нет. Но когда они все вместе собираются, у них вот так мозги начинают работать, не знаю. Самое главное это показать кровь, трагедию, насилие… Но помимо этого еще куча всего в мире есть! Мое личное убеждение в том, что кадром года не может быть кадр, посвященный неудаче. Скорее, это должен быть кадр о преодолении беды, проблем, о спасении. Это совсем не значит «розовые слюни», но это и не чернуха беспросветная. Кстати, в нынешнем году (2010-м) они как раз сделали кадром года именно такой сюжет — об изуродованной афганской девушки. Там довольно сильная история о том, как эту девушку изувечил муж, а потом в Америке ей все восстановили, сделали пластическую операцию. Некоторых этот кадр шокирует, но по-моему, если бы они этим выбором и ограничились, а в других номинациях представляли более широкий спектр сюжетов, то было бы нормально. Но там и дальше одни гробы, трупы и расчлененка. И вместо сочувствия альбом конкурса начинает вызывать отторжение, просто блокировку чувств.

СС.: Среди фотографов мирового класса много авторов из России?

А.Ч.: Не так много, но они есть, конечно. И есть некоторое количество непризнанных авторов, но они просто не нашли выхода на мировую аудиторию. У нас в стране есть много талантливых авторов, которым незнание английского, и трудности преодоления культурного барьера во многом закрывают выход вовне. Про них там никто не знает. Между тем, среди них есть потрясающие мастера. Валерий Щеколдин, Владимир Сёмин — авторы, которых стоит знать. Хотя мы и сами их не всех знаем. Я вот только недавно открыл для себя Владимира Соколаева из Новокузнецка — у него сильнейшие кадры 80-х годов. А он почти неизвестен даже здесь, в России! Из следующего поколения — Олег Никишин, Олег Климов… Радует, что те, кому сейчас 20 лет, чаще готовы шагать «за барьер». Для них весь мир открыт.

СС.: Артем, в вашей практике были случаи, когда желание сделать хороший снимок
побеждало чувство собственной безопасности? Какие-то экстремальные ситуации?

А.Ч.: О себе не могу сказать, что лез под пули. Я был в Грозном во время второй войны, ездил на броне, но, наверное, если бы прямо по нам открыли огонь, я оказался бы под БТРом, и не факт, что в этот момент думал бы о фотографии. Но с другой стороны, если совсем трусить, то ничего толком и не снимешь. Я бесконечно уважаю тех коллег, которые на этой войне жили месяцами, ходили под обстрелами, хлебнули всего этого по полной. Володя Веленгурин, Наталья Медведева, Виктор Хабаров, многие-многие другие — их имена и кадры стоит помнить, это часть истории.

CC.: Артем, как думаете, ваш семинар поможет сахалинским фотографам снимать лучше?

А.Ч.: *Смеется* Ну, это вы мне потом расскажете.

СС.: Большое спасибо, и удачи вам!

Семинар «Люди в кадре» завершился к тому времени, когда по улицам Южно-Сахалинска уже не ходил общественный транспорт. Тем не менее, аудитория оставалась с мастером до последнего, и уже после окончания четырехчасового мероприятия многие подошли задать Артему вопросы. Как нам кажется, данный семинар сделал главное из возможного при обучении такому творческому искусству, как фотография. А именно, вдохновил слушателей на собственные открытия с фотокамерой в руках.

Фотоотчет с выставки Артема Чернова можно посмотреть на нашем сайте.

Все новости раздела | Уникальных читателей: 3448