"С-300" в обмен на "Святую Землю"?

Последний визит израильского премьера Эхуда Ольмерта в Москву проходил, как говорится, «за закрытыми для прессы дверями». Немного общих протокольных фраз лидеров двух стран, и никаких комментариев после встречи. И это неудивительно. Ведь еще до приезда израильского премьер-министра Эхуда Ольмерта в Москву Россия и Израиль по-своему расставили приоритеты предстоящих переговоров. Пресс-служба Кремля в числе главных тем предстоящих переговоров назвала ситуацию на Ближнем Востоке и вопросы двустороннего российско-израильского экономического сотрудничества. А израильская газета «Гаарец», комментировавшая последнее заседание израильского кабинета, подчеркнула, что главная цель визита — убедить Москву отказаться от ракетных сделок России со странами, враждебными Израилю. По мнению правительства Израиля, предстоящие поставки российских комплексов С-300 Ирану и Сирии «нарушат военно-стратегический баланс на Ближнем Востоке».

Израильский премьер прибыл в Москву не с пустыми руками. В его портфеле постановление израильского кабинета о передаче в собственность России Сергиевского подворья в центре Иерусалима, которое было построено еще на рубеже 19 — 20 веков на средства Императорского православного палестинского общества. До 1917 года там размещались русские паломники, приходившие на Святую Землю. Другой жест доброй воли — отказ Тель-Авива от военного сотрудничества с Грузией, что означает для Израиля потерю многомиллионных контрактов на поставки оружия и обучение грузинских военных. И, наконец, отмена визового режима на взаимные поездки граждан России и Израиля. Все это, по мнению Израиля, должно склонить Россию к пересмотру соглашений о поставках новейших средств ПВО Ирану и Сирии и Ирану.

По данным российских военных источников, на сегодняшний день у Ирана есть 10 зенитно-ракетных комплексов С-200 и 6 комплексов С-300 старой модификации, тайно купленных еще в середине 90-х годов у Белоруссии.

Что касается Сирии, то она располагает комплексами С-200 и истребителями-перехватчиками Миг-25 и Миг-31. Однако наличие этого оружия не помешало израильским самолетам вторгнуться 6 сентября 2007 на сирийскую территорию, разбомбить «таинственный военный объект» на северо-востоке Сирии, и вернуться без потерь.

Не секрет, что в последние годы, по мере ухудшения российско-американских отношений, Россия активизировала сотрудничество с Ираном, как в сфере энергетики, так и в военной области. В частности, во время своего визита Тегеран в октябре 2007 года Путин обещал иранскому лидеру Махмуду Ахмадинежаду достроить атомную станцию в Бушере. Москва не раз спасала Тегеран от жестких санкций Совета Безопасности ООН, однако Иран воспринял такую политику России не с благодарностью, а как само собой разумеющееся.

Израиль опасается передачи Ирану российских систем ПВО. Как отмечает газета «Коммерсант», в 2006 году Иран уже получил 29 зенитно-ракетных комплексов «Тор-М1», и «Тор-М1Т», а в 2007 году — 1200 ракет для них. Но главное, чего боится Тель-Авив, это контракт на поставку Ирану 5 комплексов С-300ПМУ-1, который был лишь парафирован сторонами. Именно эти зенитно-ракетные комплексы могут оказаться весьма эффективным средством борьбы с современными западными самолетами.

Что касается Сирии, то, по данным «Коммерсанта», Россия намеревается продать ей в 2008 — 2010 годах 36 других комплексов ПВО — «Панцирь-С1».

На протяжении всего постсоветского периода в своей ближневосточной политике Россия придерживалась принципа равной безопасности и для Израиля и для арабов, что на дипломатическом языке называется «сбалансированным подходом». Однако в последние 2 года, по мере усиления российско-американских противоречий (и прежде всего речь о размещении элементов ПРО в Польше и Чехии), а также в ответ на стремление Вашингтона расширить НАТО за счет Украины и Грузии, Москва стала пересматривать свой «сбалансированный подход» в пользу арабов и Ирана. Именно тогда активизировалось российско-иранское и российско-сирийское сотрудничество в военной сфере. Однако до поставок комплексов С-300 Тегерану и Дамаску дело пока не дошло.

По логике вещей, Россия могла бы разыграть антиамериканскую и антиизраильскую карту в ответ на действия Запада в Грузии — вооружение марионеточного режима Саакашвили. Но это — весьма опасная игра. Иран, которого Россия, по-прежнему называет «региональным стратегическим партнером», демонстративно игнорирует все резолюции Совета Безопасности ООН, призывающие прекратить обогащение урана и сократить его ядерную программу.

Цель Тегерана очевидна — стать региональной ядерной державой, и он весьма близок к этой цели. По данным военной разведки Израиля, Иран может создать первую собственную ядерную боеголовку к 2010 — 2012 годам. И нет никаких гарантий того, что нынешнее руководство исламской республики, обещающее «стереть с лица земли сионистское образование» (государство Израиль), не воспользуется для этого своим будущим ядерным арсеналом.

Такой сценарий явно не в интересах России. Москва готова выполнять свои обязательства и по строительству атомной станции в Бушере, и по поставкам в Иран ядерного топлива для Бушерской АЭС, но ее, как и Запад, не устраивает идея иранского руководства производить ядерное топливо у себя в стране.

Таким образом, Россия вновь перед дилеммой: либо дать достойный ответ Израилю — вооружить его врагов, либо принять «дары Ольмерта» (Сергиевское подворье в Иерусалиме) и вновь отложить на неопределенный срок военные поставки Тегерану и Дамаску.

Кремль, как и прежде, хранит молчание — по крайней мере такова была ситуация сразу после переговоров с Ольмертом. Но даже если Москва даст «зеленый свет» на продажу модернизированных комплексов С-300, российским оборонным предприятиям потребуется не менее года на их производство, и столько же на подготовку иранских специалистов. За это время и США, и Израиль могут нанести упреждающий удар по ядерным объектам Ирана, как это уже было в Ираке в 1981 году.

Андрей Муртазин


Все новости раздела | Уникальных читателей: 1591