Солдата-срочника из Бердска нашли повешенным на Курилах

18-летнего бердчанина, прослужившего в армии пять месяцев, обнаружили 3 ноября мертвым возле воинской части на о. Кунашир. Родители погибшего не верят в самоубийство.

Командиры по-разному воспроизводили события, называли разные даты исчезновения солдата-срочника из части, угрожали родителям Алексея Петрова, что те будут отвечать, если его скрывают, интересовались родственниками на Дальнем Востоке. Неделю они держали родных Леши в неведении, рассказывая о поисках «дезертира» по Курильским островам. А 5 ноября сообщили, что нашли его повесившимся недалеко от части. Рядом лежал альбом с домашними фотографиями.

В ночь на 9 ноября Любовь Петровна, мама погибшего на Кунашире срочника Алексея Петрова, вылетает из Бердска в Хабаровск. Она хочет сама опознать тело, удостовериться, что из петли вынули именно ее сына. И не верит, что жизнерадостный Леша, строивший планы на будущее, сам решил свести счеты с жизнью.

Последний раз Алексей позвонил маме 23 октября. В это время как раз пришли его друзья. Поговорили, помечтали о том, как встретятся после дембеля и начнут жить на гражданке. «Я потом еще перезвонила, голос у Леши грустный был, говорит, что по дому скучает, — вспоминает Любовь Петровна. — Я ему рассказала, что мы с папой к зиме готовимся, двор чистим, капусту солим и его ждем. Больше он не звонил. Хотя до этого каждый день перезванивались. Он все время просил покупать телефонные карточки, и разные номера телефонов называл, на которые деньги нужно переводить».

С сотен карт, считают родители Алексея, деньги перешли либо старослужащим, либо офицерам. Мать готова была «откупаться» любым способом, лишь бы сын не страдал. Она знала, что в в/ч 71435 порядки очень вольные, дисциплина слабая и новобранцев бьют. Маме удалось поговорить с «дедом» по кличке Малой, с которым Алексей якобы дружил, а потом поссорился. Представившийся Павлом сослуживец сказал, что Петров не выполнил какое-то задание. Алексей утверждал, что не знает причину конфликта, из-за чего его «начали долбить». Он категорически запрещал матери звонить командирам, ходить жаловаться в бердский военкомат: узнают, «сразу прибьют». Однажды сын попросил прислать два телефона для офицеров, как предполагает Любовь Петрова, и мыло, потому что полагающихся для срочников 400 руб. им не платили. Уже посылку с двойным дном, как инструктировал сын, тряпкой обшила, собиралась отправить. А 30 октября утром звонит замполит Захаров и с криком сообщает: ваш Алексей сбежал из части. Как гром среди ясного неба! На следующий день звонок от командира части Шишкина. Он вспомнил, что летом отец Алексея работал на Шикотане — подозрительно, что Алексей учился в кадетском корпусе, прошел школу выживания и, дескать, знает, как спрятаться. Один начальник говорил, что солдат Петров пропал в субботу, другой — что в воскресенье. С частью перезванивались ежедневно, оттуда докладывали о безуспешных результатах поиска по дачам и рыболовным базам, грозили завести уголовное дело, если не объявится.

«Это что за армия! — сквозь слезы негодует Любовь Петровна. — Солдаты могут свободно покинуть часть, никакой дисциплины, дедовщина, офицеры издеваются над рядовыми! На меня кричат. А ведь им я своего сына отдала. Я с них должна спрашивать! Начали придумывать, что, дескать, девушка у него дома на машине разбилась. Что несут! Вот она, Кристина, сидит живая-здоровая, в институте учится, каждую неделю к нам в гости заходит. Ведь они пожениться собирались. Он ей такие письма красивые писал о любви, о крепкой семье. Отцу запрещал дом ремонтировать, говорил, придет, сам все сделает. Командиры как будто издевались над нами. Еще 5 ноября звонил Захаров, спрашивал, не появился ли сын. А оказывается, он два дня назад его сам нашел мертвым. Не понимаю…"

Как предполагает офицер в отставке с 25-летнем стажем военной службы Виктор Кришталь, видимо, командиры не договорились между собой, о чем говорить. Может быть, пытались представить исчезнувшего солдата без вести пропавшим. Ведь именно в эти дни на Курилах был президент Медведев. И шумиха по поводу смерти срочника, а если еще и со следами побоев, военным была не кстати.

Родители категорически отказываются верить в то, что их сын мог повеситься. Уверены — помогли. Замруководителя военной прокуратуры гарнизона «Горячие Ключи» Дмитрий Зобнин подтвердил, что у него в производстве находится дело по факту гибели солдата Алексея Петрова. Старший следователь рассказал, что он поддерживает связь с родными погибшего. По словам Зобнина, 8 ноября тело доставлено с острова Кунашир в Хабаровск, где должна состояться экспертиза. Мать хочет присутствовать при вскрытии, и он поможет ей в этом. Как рассказал Александр Петров, отец Леши, следователь прокуратуры тоже считает, что сына не столько довели до самоубийства, сколько инсценировали суицид. И Зобнин якобы намерен добраться до сути и «найти негодяев».

«Мама звонила, хотела сама увезти тело сына на родину. Я ей объяснил, что военные доставят сами. Самолетом. После завершения экспертизы», — был краток следователь.

Председатель союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова советует Любови Петровой в хабаровском морге сфотографировать участки тела сына, которые ей покажутся странными — синяки, ссадины, ушибы, другие «метки». И потребовать провести «гражданскую» экспертизу уже дома. Валентина Дмитриевна уверена, что военные сделают все, чтобы замаскировать убийство, «списать» смерть на самого солдата, обвинить его «во всех грехах». По словам Валентины Мельниковой, Курильские острова для солдатских матерей не значатся в списке «горячих точек», потому что там малочисленные гарнизоны. Но они «славятся» пьянством, рукоприкладством, беспределом.

Оксана Волякова провожала своего сына Евгения вместе с Петровыми. Мальчишки дружили несколько лет. Только Женю направили в Новосибирск, а Лешу на Дальний Восток. «У Алексея не было никаких негативных эмоций ни к армии, ни к жизни, — констатирует Оксана. — Он был совсем не слабый и не глупый парень. Понимал, что с острова некуда бежать».

Если бы Алеша служил на материке, говорит Оксана, они бы все бросились ему на помощь. У нее тоже сложилось устойчивое убеждение, что в воинской части на Кунашире у села Дубового не все в порядке. Бердчанка связалась на интернет-форуме с активными кунаширцами, которые рассказали ей о беспорядках, творящихся в части, где «заправляют дагестанцы и буряты».

Алексей дружил с Кристиной до призыва больше трех лет. Он называл ее своей невестой, в этой роли представил родителям. Сейчас Кристина непрерывно плачет, качает головой, не веря, что ее любимого нет в живых. Их сблизили танцы. Четыре года Алексей занимался бальными танцами, показывал неплохие результаты, занимал призовые места на соревнованиях. Но после того, как поставили диагноз «хондропатия» бросил танцевать. Ноги периодически болели, особенно после нагрузок. Обследовали, лечили. И для службы в армии он оказался годен. Как вспоминает Лешина сестра Инна, он с гордостью говорил, что обязан отдать свой долг Родине.

«Ходил с ребятами играть в футбол на поле в «третьей» школе. Приползет с больными ногами и говорит: «Мама, я не бегаю, а стою, жду, когда ко мне мяч прилетит, отобью». Так хотелось ему играть с ребятами», — сквозь слезы рассказывает Любовь Петровна, гладя портрет сына, приготовленный для памятника — его последнее «парадное» фото, сделанное до отправки в часть.

Алексей Петров поступил в кадетский корпус — лицей #38 в 2006 г. после седьмого класса. Как рассказал директор учебного заведения Василий Кирдячкин, это был экспериментальный набор. Со всех школ собрали ребят-восьмиклассников в одну группу. В лицее они получали профессию слесаря и одновременно продолжали учиться в вечерке. По словам Василия Семеновича, в этом наборе мальчишки «все были ровными». Лешу директор помнит, говорит, что он был нормальным, обычным учеником, не агрессивным, не драчливым. В 2008 г. Алексей, окончив лицей, продолжал учиться в вечерней школе. До самого призыва. 23 мая 2010 г. он отправился в армию. 25 мая уже был в Уссурийске, откуда прямиком на Кунашир в минометную батарею. «В память об Алексее мы доведем это дело до конца, — твердо заявляет его дядя, высказывая точку зрения всей семьи. — Зло должно быть наказано, чтобы не страдали другие мальчишки. Они не за тем идут в армию, чтобы их там били и убивали!».

Источник: ТИА «Острова»

Все новости раздела | Уникальных читателей: 1283